Поиск по этому блогу

Загрузка...

Палестинский гамбит с МУС выйдет далеко за рамки участников конфликта

Евгений Конторович

Обращение палестинцев за резолюцией Совета Безопасности застопорилось, поскольку Аббас не может добиться нужного количества голосов. Возникает вопрос, что он предпримет дальше? Аббас может подождать до следующий ротации в Совете, когда такие новые члены, как Венесуэла, будут, безусловно, более близкими по духу. Или, наконец, он может пойти на риск и признать юрисдикцию Международного уголовного суда (МУС). Такое решение будет иметь отдаленные дипломатические и юридические последствия за пределами Израиля и Палестины, масштабы которых до сих пор еще неясны.Одним серьезным последствием признания палестинцами юрисдикции МУС будет то, что любое дальнейшее расследование, безусловно, сосредоточит свое внимание не только на предполагаемых израильских преступлениях, но также верно и на палестинских. Это было широко признано.

Все же остается до конца неясным в потенциальном расследовании МУС, насколько широко оно сможет проанализировать поведение людей, находящихся за пределами Израиля и палестинских территорий. К примеру, ответственные боевики Хамаса находятся в Турции и Катаре. Лидер Хамаса, Халед Машаль, базируется в Катаре. Боевики Хамаса, находящиеся в Турции, несут ответственность за недавние террористические нападения.

Решение особого суда по Сьерра-Леоне в деле Чарльза Тейлора и другие решения международных уголовных трибуналов показывают, что лидеры, проживающие за пределами территории, в которых совершились преступления, могут быть осуждены на основе их общей поддержки и руководства организацией, совершившей преступления. Палестинские граждане Машаль & co. подпадут под юрисдикцию суда на основе гражданства, несмотря на пребывание в государствах, не являющихся членами. Они также подпадут под юрисдикцию суда как граждане Иордании - единственной арабской страны, присоединившейся к МУС.

Кроме того, широкое толкование географического охвата «ситуации», принятое прокурором в недавнем решении относительно зарегистрированных судов Коморских островов, окажет дальнейшую поддержку, в том числе и экстерриториальным мероприятиям, связанным с конфликтом в ходе расследования. (Прокурор пришел к выводу, что действия на борту судов под флагом Коморских островов, являются частью более широкой ситуации с участием Израиля и сектора Газа, несмотря на то, что последняя находилась вне юрисдикции суда. Это решение справедливо критикуется здесь.)

Все, независимо от национальности или места жительства, кто планировал, финансировал или оказывал поддержку палестинскому терроризму, могут быть подвергнуты расследованию юрисдикцией суда как сообщники или пособники в той степени, в какой они планировали преступления, в рамках того, что суд рассматривает как палестинскую территорию. Учитывая заинтересованность в широком охвате пособничества и подстрекательства для ответственности по международному праву, разумно предположить, что Канцелярия прокурора увидит возможность для развития международного уголовного права, рассмотрев финансирование Катара для Хамаса в рамках своего расследования Хамаса. Расследование по факту финансирования палестинского террора может оказать давление на группы, участвовавшие в такой деятельности, как в западных странах, так и в странах, где они расположены.

Расследование Хамаса поместит Катар и Турцию в центр международного внимания и приведет к интенсивному международному давлению на их ответственных руководителей, в том числе, Эмира и воинствующего и параноидного президента Эрдогана, для оказания помощи в расследовании и доставке в МУС разыскиваемых лиц. Эти страны будут несомненно враждебно реагировать на такие усилия, что приведет к дипломатической напряженности между ними и западными сторонниками МУС.

Другими словами, расследование МУС может затронуть большую часть Ближнего Востока таким образом, что ситуация может стать неприятной и дестабилизирующей и погрузить в дипломатическую яму западные интересы с их приверженностью к справедливости.

Кроме того, Израиль считает обращение палестинцев в МУС окончательным предательством дипломатического процесса, который создал само палестинское правительство. Он может отреагировать, распространяя симпатию. Так, что он мало, что потеряет от присоединения к МУС и проведения расследования турецких поселений на Кипре, а, если суд разрешит ретроактивную юрисдикцию, то, возможно, и ливанских ракетных обстрелов Израиля. Это, возможно, затронет и Иран за его подстрекательство к геноциду, который, как я объяснял, может пониматься как относящийся к территории Израиля.

Другими словами, обращение палестинцев в МУС не только не будет ограничен Израилем и палестинцами – он также затронет большую часть Ближнего Востока.

Большим вопросом является, почему палестинцы так сильно полагаются на МУС, принимая во внимание, что они сами задействованы по-крупному. В других ситуациях, более слабые державы, как Украина, отказались присоединиться к МУС и использовать его против своих более мощных нападающих, отчасти из-за опасения, что их преступления будут тоже рассматриваться. Кипр, являясь уже государством, не стал открывать в МУС верное дело против Турции потому, что он опасается гнева Анкары и дестабилизации ситуации.

Таким образом, возможно, палестинское руководство просто более привержено международному правосудию любой ценой. Скорее всего, оно полагает, что номинально обоюдоострый меч международного уголовного права будет резать только в одном направлении в данном деле – по Израилю. Они могут так думать, исходя из политических или технических причин.

С политической точки зрения, они, возможно, считают, что подавляющая и односторонняя политическая критика Израиля со стороны международного сообщества будет переведена на юридическую арену. На этот счет, они, скорее всего, будут разочарованы. Хотя Канцелярия прокурора недавно одобрила решение ГА ООН по Израилю, поскольку регулирование юридических вопросов вызывает тревогу, есть уверенность, что прокурор будет энергично продолжать дела против палестинцев и израильтян. Суд рассматривает это как центральное место своей легитимности.

Однако палестинцы могут также рассчитывать на практическое преимущество, которое они имеют. Они могут сомневаться, что исковое заявление в МУС будет запущено под контролем палестинского общества. МУС никогда успешно не проводил расследования в государстве, которое не хочет его. Как показывает провал громкого преследования президента Кении в последние месяцы, МУС бессилен перед лицом упорства, не говоря уже об активном подрыве расследования со стороны государства-объекта. Возможности для авторитарного палестинского правительства по запугиванию свидетелей (вспомним «коллаборационистов» в секторе Газа), массовому манипулированию и т. д. - огромны. Израиль, со своей стороны, напротив, является открытой демократией, чьи собственные НПО и международные юристы эффективно противостоят делу против него. Называйте это асимметричным ведением дела.

Таким образом, несмотря на благие намерения МУС продолжать дело против обеих сторон, палестинцы могут надеяться, что из-за ограничений суда, им удастся защититься. Здесь они могут также прогадать. В отличие от ситуации в Кении, здесь вовлечена другая сторона, и существенные доказательства могут быть предоставлены самим Израилем. Если они окажутся справедливыми, то в случае, если палестинскому руководству удастся избежать ответственности, ценой будет легитимность МУС. Палестинцы могут быть рады сжечь МУС ради дипломатических рычагов, но неясно, почему остальной мир должен их поддерживать.


Перевод: +Miriam Argaman

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё