Поиск по этому блогу

Загрузка...

Газа не оккупирована дистанционно (ч.2)

Юджин Конторович

Это статья продолжает мою критику предварительной характеристики прокурора Международного уголовного суда относительно якобы оккупации Израилем Газы.

Поскольку Израиль вывел свои войска и эвакуировал своих граждан из сектора Газа в 2005 году, все государственные функции с тех пор выполняются местными палестинскими властями. Прокурор же полагает, что Израиль продолжает оккупировать Газу, потому что он по-прежнему вступает на её территорию. Этот прокурор завышает степень вмешательства Израиля в происходящее в Газе, но что более важно, её анализ заменяет термин «эффективный контроль» чем-то вроде «неким контролем или вмешательством», термином, неизвестным международному праву.
Рассмотрим «полномочия», отчеканенные прокурором, чтобы установить это существование оккупации. Большинство описанных акций Израиля просто не имеет отношения к вопросу эффективного контроля. Израиль имеет контрольно-пропускные пункты на границе с Сектором Газа, потому что это – его граница – и каждая страна контролирует вход и выход через свою границу (как это делает Египет на границе с Газой). Точно так же вопросы таможенных пошлин и налогов решаются по договоренности с палестинской администрацией, потому что грузы выгружаются в израильском порту. Действительно перевод таможенных пошлин властям Газы доказывает, что, на самом деле, они не являются израильскими. Так же, как использование в Газе израильской валюты не является каким-либо доказательством оккупации. Они решили использовать эту валюту, и можно использовать ещё какую-нибудь, если они захотят. Некоторые страны используют доллары США и очень сильно зависят от США, но никто и никогда не считал это равносильным оккупации.

Аргумент о случайных вторжениях израильских военных в Газу ещё слабее. Каждая страна оставляет за собой право на вхождение на соседнюю территорию, когда существует военная необходимость. При оккупации это право сохраняется даже тогда, когда нет военной необходимости. Израиль не претендует на право осуществления военной оккупации, когда входит в Газу, а скорее на право осуществления самозащиты. Каждый раз, когда две враждующих страны находятся друг около друга, такая необходимость вполне вероятна. Когда необходимо, Турция входит в Сирию. Неуместным было бы считать лёгким вхождение Израиля в Газу; даже будучи более сильной страной, этого не делает ни один оккупант.

Что касается контроля воздушного пространства, то сам Совет Безопасности ясно дал понять, что это не считается оккупацией в соответствии с военным законодательством.

Действительно, по этой логике прокурора, Сектор Газа оккупирует Израиль. 

Во-первых, Газа оставляет за собой право на вход в Израиль, когда существует военная необходимость, и она осуществляет это право. В самом деле, она роет тоннели прямо в Израиль: а это – прямая физическая оккупация территории

Кроме того, Сектор контролирует некоторые стороны жизни в Израиле

Он решает, например, когда на юге будут открыты школы, и, когда они будут закрыты в связи с ракетными обстрелами. И в самом деле, власти Газы хвастаются тем, что они могут закрыть аэропорт Израиля, когда они захотят. Тем не менее, это всего лишь означает, что Газа ведёт против Израиля боевые действия, а вовсе не его оккупацию.

Действительно, по той же самой логике, можно сказать о Египте , что он оккупирует Газу, поскольку он контролирует и укрепляет границу с ней и когда это необходимо, участвует во вторжениях в Газу. Подобным образом, международное сообщество не считает, что Восточная Украина оккупирована Россией, несмотря на то, что она находится под контролем российских организованных вооруженных боевиков, при поддержке российских войск.

Ни одна из других подобных ситуаций не рассматривается как оккупация, вывод прокурора, который бросается в лицо всей международной практике. Действительно, ЕС недавно занял такую позицию, что Западная Сахара не оккупирована Марокко, несмотря на тотальный контроль последнего его реальными войсками. Это все стоило бы учесть прокуратуре, но они сбрасывают это со счетов, как и другую государственную практику. (Я имею в виду политику ЕС относительно Марокко).

Как ни странно, решение Международного Суда было принято вскоре после столь широковещательного решения Швеции признать палестинское государство. Шведы являются ярыми сторонниками международного права и не верят в короткие пути посредством объективных критериев Монтиведео для признания новых государств (В Монтиведео была принята Конвенция, которая составила декларативную теорию государственности как признанную часть обычного законодательства – Прим. пер.)

Таким образом, в объяснении своего решения, Стокгольм заявил, что у палестинцев действительно есть правительство, власть, осуществляющая управление. Он сравнил их с Косово и Хорватией, где произошло признание, когда у правительства были под контролем лишь некоторые части из заявленной им территории. Шведы не уточнили, какую территорию контролирует палестинское правительство (и какое именно правительство), но по-видимому эта территория будет включать в себя сектор Газа и Зону А.

Даже помимо того вопроса, считается ли Палестина государством, большая часть мира признаёт палестинское «правительство», которое включает в себя также и Газу. Правительство управляет, и, следовательно, осуществляет эффективный контроль. Так что тот прокурор действительно руководствуется мнением международного сообщества, но она имеет проблемы, так как эти взгляды противоречивы. То есть налицо – опасность отступить от юридических норм в пользу политических.


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё