Поиск по этому блогу

Загрузка...

Земля, за которую можно умереть


Палестинские демонстранты держат транспарант c надписью: 
«Кража земли делает вас ворами, а не партнёрами в мирных переговорах» 
и размахивают национальным флагом перед израильским поселением Бейтар Илит 5 сентября 2014года 
(Фото: Musa Al-Shaer/AFP/Getty Images)
Ли Смит


Израиль может столкнуться с мучительным выбором между своей демократией и еврейством. И это нормально.

Может быть, вся Европа скоро последует за признанием шведами палестинского государства. На прошлой неделе новая глава дипломатии ЕС Федерика Могерини выразила общее нетерпение Европы в этом вопросе и призвала к скорейшему созданию палестинского государства. –«Мир», – сказала она, – «не может допустить» новую войну в Газе. И хорошо бы, по её словам, чтобы ЕС пригрозил санкциями Израилю, если он продолжит избегать принятия мер по воплощению опции «два государства для двух народов».

Стоит отметить, что угрозы ЕС применить санкции против Израиля исходят накануне заключения возможной ядерной сделки с Ираном, что избавит его от подобных санкций. Облегчение санкций для Ирана повлечёт за собой виртуальную золотую лихорадку европейского бизнеса, вкладывающего миллиарды в энергетическую и автомобильную отрасли Тегерана. Другими словами, то, как Европа видит ситуацию, частичная военная оккупация Израилем 2200000 палестинских жителей Западного берега, является гораздо более опасной для мира во всём мире, чем появление государства-парии с ядерным оружием, которое оплачивает террористические операции на всех континентах в мире, кроме Антарктиды.

И не только европейцы рассматривают мир под таким особым углом. Президент США считает, что палестинское государство это – хорошо для Америки и, особенно, – для Израиля. Без создания палестинского государства – и скорого – опасается Обама, Израиль находится в серьёзной опасности. Как он сказал Джеффри Голдбергу, он ещё не слышал «убедительного довода в пользу того, что Израиль выживет как демократия и еврейское государство, мирно сосуществуя со своими соседями в отсутствие мирного соглашения с палестинцами и варианта «два государства для двух народов». Никто не подарил мне какой-либо надёжный сценарий».

По мнению американского госсекретаря Джона Керри, наиболее вероятным сценарием является то, что, если Израиль не уйдёт с Западного берега, будет третья интифада
– «Этот статус-кво», – считает госсекретарь, просто недопустим». 
Говоря так, Керри добавил своё имя к длинной шеренге политиков, которые заявили, что если Израиль не пойдёт на компромиссы в интересах мира (Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун), или поставит под удар дело мира (Обама), то это будет большим грехом, большой проблемой.

И, признаться, они правы, говоря о проблемах, с которыми уже сталкивается Израиль. В конце концов, вы не получите должность президента или госсекретаря, если вы приспособлены к реальности не более, чем потрепанные, отчаянные парни, слоняющиеся вокруг Таймс-сквер с плакатами, которые пророчат конец света. Хорошей новостью является то, что решение израильско-палестинского конфликта понятно любому умеренному, разумному человеку. Если израильтяне уйдут с палестинской территории, то их конфликт с палестинцами закончится. Нет оккупации, и больше не из-за чего бороться. Иногда жизнь настолько проста.

Но как ни странно, опыт показывает, что уход с Западного берега вряд ли приведёт к миру. Скорее, практически, наверняка, кажется, что если Израиль уйдёт с Западного берега, то в результате будет ещё одна серьёзная, кровопролитная война, которая охватит густонаселённый и уязвимый центр Израиля.

В самом деле, настоящее чудо – не то, что Израиль завтра откажется уйти с Западного берега, а то, что, в противном случае, «рационально» мыслящие люди по-прежнему, возможно, серьёзно выдвинут формулу «земля в обмен на мир». При этом надо учесть тот факт, что последние две попытки Израиля послушно пойти на лёгкие решения, предпочитаемые мировой общественностью, – в Южном Ливане в 2000 году и в секторе Газа – в 2005, – стали причиной кровавых войн, которые мир «больше не может себе позволить».

Великая добродетель формулы «земля в обмен на мир» состоит в том, что она таит в себе то, что проблемы Израиля со своими соседями, подобно растущим проблемам Запада с исламским радикализмом, восприимчивы к любому рациональному решению по дальнейшему достижению мира, с болезненными жертвами с обеих сторон. Хотя было бы хорошо полагать, что это правда, если построить одну из двух альтернативных реальностей: первую, в которой Израиль ещё не пытался выйти с Западного берега; и вторую, в которой израильский отвод привёл бы к какому-нибудь результату, обещанному сторонниками этих акций.

Действительно, вопреки мнению, что Хизбалла сложит своё оружие после 24 мая 2000 года, после отхода Израиля из Ливана, и то, что Хизбалла стала частью ливанской политической системы, и она развязала войну против Израиля летом 2006 года – войну, которая убила в течение шести недель много, гораздо больше, израильтян (163) и ещё больше – ливанцев (около 1200), куда больше, чем погибших в 1985-2000 годах, во время израильской оккупации Южного Ливана (тогда погибло 256 израильских военных).

Если бы только отвод войск из сектора Газа в 2005 году по инициативе Ариэля Шарона привёл к миру и сосуществованию между Израилем и жителями Газы, которые обещали защитники мира из международного сообщества! Если бы только теплицы, оставленные израильскими поселенцами, стали основой для сельского хозяйства Газы, выращивания всемирно известных апельсинов и помидоров, ценившихся лучшими шеф-поварами Бруклина! Но ничего подобного не произошло.

Палестинцы опустошили теплицы. А Израиль обрёл не покой, а войны после того, как ХАМАС изгнал ФАТХ из сектора Газа. При этом, по израильским оценкам, в войне 2009 года погибли 13 израильтян,1417 палестинцев, в войне 2012 года – 2 израильских военных, 120 палестинских боевиков и 57 мирных жителей, а минувшим летом – 72 израильтянина и 2192 палестинца. Это – четыре войны за восемь лет, после выхода Израиля из каждого дюйма Ливана и каждого дюйма Газы.

Да, букмекеры и профессиональные игроки могут вести достойную жизнь, потому что у мира на руках карты одной масти с шулерами, которые рассчитывают, что они побьют своими козырями. Но, рискуя жизнями миллионов людей на поле «00» на колесе рулетки каждый раз, когда вы прогуливаетесь по фойе (этого воображаемого – И.Ф.) казино, у вас не найдётся никакого способа управления страной.

Разумеется, это правда, что Израиль действительно получил таки мир в обмен на свой уход из Синая. Тем не менее, есть много различий между этим уходом и двумя предыдущими. Во-первых, при возврате Синая Египту, Иерусалим подписал мирный договор с суверенным государством, с мощной армией, которое больше не желает вести безуспешные войны против гораздо более сильной армией, имеющей поддержку Соединённых Штатов.

В отличие от этого, внешняя политика правительства Ливана проводится террористической организацией Хизбалла, в то время как другая террористическая организация ХАМАС, поддерживаемая Ираном, пришла к власти после ухода Израиля из сектора Газа. Есть несколько экспертов в области безопасности, которые не считают, что ХАМАС очень быстро одолеет силы безопасности Махмуда Аббаса, обученные и финансируемые США, если Израиль покинет Западный берег.

Утверждения, что Соединённые Штаты или некоторые другие национальные или международные организации будут тренировать и поддерживать новые палестинское силы безопасности, которые, в свою очередь, обеспечат безопасность территорий против ХАМАСа и других джихадистских групп, утратили какое-либо доверие. Такие суждения, возможно, колебались между «красной линией» Обамы в Сирии и появлением чёрных знамён ISIS («Исламского государства») над длинными колоннами американских танков и бронемашин, предоставленных иракской армии.

Но самое главное отличие состоит в том, что Синай это – демилитаризованная зона. Демилитаризованная зона аналогичного размера на Западном берегу вытеснила бы палестинских боевиков к самой границе Иордании и Саудовской Аравии. На самом деле, вывод израильских войск оставит палестинцев, не признающих Государство Израиль, суннитских джихадистов из ISIS или Аль-Каиды, офицеров подразделений IRGC-Qods (специальные вооружённые группы «Революционной гвардии Ирана», ответственные за проведение операций на чужих территориях – Прим. пер.) и любые другие разношерстные антиизраильские силы в нескольких километрах от центра Израиля, в том числе международного аэропорта и важного центра информационных технологий. Другими словами, когда мир настаивает на том, что «Израиль должен рискнуть ради дела мира», он делает большие ставки, рискуя чужими деньгами.

Но это вовсе не означает, что Обама, Керри, Пан Ги Мун, ЕС, обозреватели, аналитики и массы здравомыслящих людей, словом, все – хотят видеть Израиль поставленным на колени. Некоторые из них любят Израиль, или, по крайней мере, им нравится хорошо о нём думать. И некоторые из них честно обеспокоены тем, что продолжающаяся оккупация Западного берега будет уменьшать его еврейский или демократический характер.

И правда заключается в том, что они правы. Израиль не может пойти на порабощение 2200000 палестинских арабов на Западном берегу посредством постоянной военной диктатуры и называть себя демократией наравне с США или Великобританией или Францией. Как не может он дать полное гражданство арабскому населению на Западном берегу и в то же время оставаться еврейским государством в той степени, в которой он является сегодня. В этом смысле, Обама, Керри и их полезные друзья-учёные мужи и славные мужчины и женщины, которые управляют политическими офисами ЕС в Брюсселе, правы на все 100 %. У израильтян достаточно реальных дилемм для беспокойства.

Тем не менее, также верно, что мучительный выбор между демократическим и еврейским характером Израиля, это – вряд ли наихудшие угрозы, с которыми Израиль сталкивается сейчас ,либо сталкивался когда-то. В самом деле, такие варианты в порядке вещей для большинства национальных государств. Америка выбрала в своё время гораздо худший вариант – убийство и выселение коренных народов, рабство, – но тот ужасный выбор и попытки отказаться от него, которые продолжались в течение столетий, и, которые предшествовали последующим имперским амбициям Америки на других континентах, вряд ли дискредитируют наш национальный проект.

Также и наши национальные противозаконные действия не делают наших людей хуже, чем были англичане или французы, которым удавалось поделить между собой не просто один и тот же клочок земли на Западном берегу, который израильтяне и палестинцы оспаривают и по сегодняшний день, как и бОльшую часть остального мира.

Хотя некоторые англичане и французы могут оплакивать свои утраченные империи, очень мало других народов скорбят вместе с ними. Преступления немцев и русских подпадают даже под ещё худшую категорию, которая встречается в политкорректных странах с мрачными памятниками, которые пытаются объяснить, как человеческие существа могут быть такими скотами. По некоторым оценкам, бельгийцы, которые теперь предоставляют место учреждениям ЕС, были хуже всех, мучая и убивая миллионы африканцев, даже без тени какой-либо воображаемой высшей цели.

Правонарушения Израиля реальны, но они не такие плохие, как у их соседей, не говоря уже о самих критиках Израиля. Есть реальные дилеммы, с которыми тоже Израиль сталкивается. Дело в том, что Израиль на данном этапе своего существования вынужден отдавать приоритет безопасности своих граждан, которые ежедневно находятся под угрозой геноцида со стороны единомышленников расистов и религиозных фундаменталистов.

Они требуют крови и убийства евреев, что безнадёжно пятнает их национальный проект.

Это просто означает, что еврейское государство, о чём мечтали его основатели, это нормальная страна, с некоторыми большими проблемами. Было бы неправильно ожидать, чтобы её лидеры играли в рулетку, ставя на кон жизни своих граждан, опираясь на фантазии, что после двух катастроф «земля в обмен на мир» в Ливане и Газе, третья и, несомненно, самая рискованная, уступка, будет чарующей.

Ли Смит является старшим редактором журнала «The Weekly Standard» и старшим научным сотрудником Института Хадсона. Он также – автор недавно опубликованной книги «The Consequences of Syria» («Последствия для Сирии»).


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё