Поиск по этому блогу

Загрузка...

Поставит ли под угрозу Катар и Турцию обращение ПА в МУС?

После войны в газе этим летом и срыва мирных переговоров, президент Палестинской администрации, Махмуд Аббас, вновь стал угрожать подать жалобу в Международный уголовный суд (МУС) за военные преступления против израильских солдат и лидеров.

Препятствия для присоединения к МУС, чтобы он принял дело, и юридическая контратака со стороны Израиля, с которой ПА может столкнуться, были, какое-то время скрыты.
Однако сейчас стал обсуждаться новый поворот, и независимо от сценария, он обнажает другую возможную негативную реакцию, которая скажется на ПА, в результате того, что израильтяне получат за пределами Израиля, включая союзников Хамаса в регионе.

Новый вопрос заключается в том, сможет ли ПА действовать юридически и дипломатически после того, как Израиль косвенно втянет Катар и Турцию, которые так или иначе поддерживали Хамас? Базой для такого дела является то, что Хамас совершил военные преступления на деньги Катара.

США при Секретаре по терроризму и финансовой разведке Давиде Коэне, сказали в марте, что
«Катар, старый союзник США, много лет открыто финансировал Хамас, группу, которая продолжает подрывать стабильность в регионе. Сообщения прессы показывают, что правительство Катара также оказывает поддержку экстремистским группам, оперирующим в Сирии. Это, по меньшей мере, грозит ухудшить и без того взрывоопасную ситуацию, самым опасным и нежелательным образом”.
Американские конгрессмены, по сообщениям, писали послу Катара в США, жалуясь на $400- миллионную помощь Хамасу.

Может ли финансирование Катаром терроризма окунуть его в горячую воду в международном уголовном суде, если будут достаточно установлены связи между финансированием Катара и ракетами Хамаса, беспорядочно запущенными по израильским гражданским лицам? Для этого есть многочисленные препятствия. Во-первых, Катар не присоединился к Римскому статуту МУСа.

Также спорным является то, что МУС примет к рассмотрению дело по финансированию терроризма как преступления.

Хотя многие страны признают финансирование терроризма как преступление, МУС рассматривает только тяжкие преступления, например, геноцид или другие виды массового насилия.

Кроме того, будет необходимо установить достаточные связи между финансированием и терактами, в то время, как имеется более конкретная информация по катарскому финансированию Сирии, чем Хамаса.

До сегодняшнего дня никто серьезно не рассмотривал, что МУС может преследовать отдельных лиц за “всего лишь” финансирование терроризма, в отличие от фактических актов насилия или непосредственного предоставления оружия для насильственных военных преступлений.

Однако МУС обладает юрисдикцией в отношении некоторых вопросов, касающихся пособничества и подстрекательства к преступлениям, которые в отдельных странах включают финансирование терроризма.

И хотя Катар не присоединился к МУС, можно прочитать недавнее решение прокурора МУС Фату Бенсуда по делу Коморских островов, где островное государство просит расследовать Израиль за военные преступления, совершенные во время захвата судна Mavi Marmara в 2010, как желание распространить юрисдикцию МУС над инцидентом в географических районах, за пределами которых произошел инцидент.

Другими словами оказалось, что Бенсуда хотел бы распространить юрисдикцию на географически отдаленные страны, которые непосредственно способствовали и повлияли на возникший инцидент.

Кроме пособничества и подстрекательства к терроризму посредством финансирования как возможное военное преступление, Катар и также Турция могут иметь и кое-какие неприятные дипломатические последствия.

Если МУС возьмется расследовать Хамас, он может потребовать Халеда Машаля и его помощников в Катаре или Арури Салеха и его помощников в Турции по обвинению в планировании и попытке сбросить бомбу на футбольный стадион Тедди и другие нападения на Западном берегу, которые предстанут в качестве свидетелей или даже будут арестованы.

Турция также не является членом международного уголовного суда, но она может усилить свои и без того напряженные отношения с Западом, если она будет оказывать препятствия расследованию МУС терроризма Хамаса.

Многие западные страны критиковали Катар за финансирование терроризма, а в некоторых случаях, как с Сирией и Ливией – за выход за пределы предоставления финансирования и непосредственное предоставление оружия.

Несмотря на эту критику, Запад продолжает соревноваться за катарское финансирование. Ключевая военная база США на Ближнем Востоке находится там, и Запад в основном пытается уменьшить напряженность с Турцией.

Окажут ли западные страны давление на МУС, чтобы он остался в стороне от израильско-палестинского конфликта, во избежание влияния на отношения с Турцией и Катаром? Возможно ли, что у Хамаса появится другая мысль после того, как процесс стартует, а его безопасное убежище окажется на линии, что возможно будет даже достаточным, чтобы оказать поддержку, как это произошло в Кении, когда страны решили отступить от сотрудничества с МУС? Все это слишком теоретически, но это вновь показывает, что ставки МУС для запрыгивания в израильско-палестинскую среду далеко не так просты.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё