Поиск по этому блогу

Загрузка...

Крадет ли Израиль частную палестинскую землю?

Евреи строят временное сооружение в несанкционированном форпосте 
Мицпе Авихай, также известном как Холм 18, рядом с Кирьят-Арба
возле города Хеврона на Западном берегу в 2012  (Фото: REUTERS)
28 декабря 2014

Моше Данн

Одно из самых серьезных обвинений Израиля в Иудее и Самарии - обвинение в систематической краже или "захвате" частных палестинских земель.

Это было бы не только незаконно, но и аморально. Источники этого обвинения не только Палестинская автономия, ХАМАС, анти-израильские СМИ и арабская пропаганда, но и орган израильского правительства - координатор правительственной деятельности на территориях (КОГАТ).


КОГАТ, подразделение Министерства обороны, несет ответственность за "реализацию государственной политики в Иудее и Самарии". Но КОГАТ не только "реализовывает", он также делает политику. И как отдельное, самостоятельное военно-правовое управление, оно практически неподотчетно никому, кроме министра обороны и премьер-министра.
Они несут ответственность за это искажение фактов.

КОГАТ и юридический советник ЦАХАЛа в сотрудничестве с офисом государственной прокуратуры, Министерством юстиции и Верховным судом, обычно решают, что претензии на эту землю арабов правомерны. Эти претензии, однако, основаны на массовых распределениях государственных земель Иудеи и Самарии во время иорданской оккупации. Документы, подтверждающие владение землей, отсутствуют. Тем не менее, КОГАТ признает претензии действительными, тем самым поддерживая обвинения, что Израиль крадет землю, находящуюся в частной собственности.

На основании решений КОГАТ, которые не пересматриваются районными судами, единственный судебный орган, уполномоченный определять вопросы собственности на землю, это неправительственные организации, поддерживающие арабские обращения с претензиями в Верховный суд. Эти НПО в значительной степени ссылаются на КОГАТ как на авторитет правительства. КОГАТ защищает свои решения, ссылаясь на реестр земель (таба) для Иудеи и Самарии, в котором перечислены имена "владельцев", в основном деревень и племен, которым в начале 1960-х годов была дана государственная земля. Ни один участок этой земли не был куплен, большая часть земель никогда не была использована, за них никогда не платили никаких налогов и первоначальных арабских получателей земли уже нет в живых. Кому принадлежат эти спорные территории? По законам Османского и Британского мандатов, подаренные земли не могут быть унаследованы без разрешения правителя.

Кроме того, земля, которая была дана правителем, может считаться частной, только если она постоянно использовалась в течение 10 лет (узуфрукт-право пожизненного пользования чужим имуществом и доходами от него), и были уплачены налоги.

В противном случае, пустующие земли по закону возвращаются к правителю. Иордания изменила этот закон и зарегистрировала землю в качестве частной собственности, постоянно, без всяких условий.

Но поскольку Иордания никогда не была признана законным правителем этой территории, то ее оккупационные и анти-еврейские законы, в том числе запрещающие не иорданским гражданам владеть землей и объявляющие смертную казнь за продажу земли евреям, не имеют юридической силы.

КОГАТ не согласен.

Статус земель Иудеи и Самарии был еще больше запутан бывшей судьей Высшего Суда справедливости Дорит Бейниш, которая в конце своего срока решила в одностороннем порядке, что hazakah - право требовать право собственности на землю для тех, кто работает на ней и платит налоги, применяется только к арабам, но не к евреям.

Поскольку КОГАТ считает земельный кадастр Иудеи и Самарии "конфиденциальным" документом, он ограничивает доступ к нему евреев. Это делает практически невозможным оспаривание арабских претензий на частную собственность, а евреям приобретение земли. Секретная процедура КОГАТ опирается на Верховный Суд, защищающий владычество КОГАТ как государственного органа. КОГАТ отказывается пояснить, почему его правила действуют эксклюзивно и почему свободный доступ к государственным документам запрещен.

НПО Regavim оспаривает законность позиции КОГАТ, в частности, в связи с землями вокруг еврейской общины Псагот.

Regavim утверждает, что политика КОГАТ дискриминирует евреев. Окружной суд Иерусалима согласился с этим, вынес решение в пользу Regavim и приказал КОГАТ сделать доступными земельные документы окрестностей. Но КОГАТ обратился в Высший суд.

По данным Ари Бриггса, пресс-секретаря Regavim, политика КОГАТ ограничивает доступ к земельным реестрам Иудеи и Самарии, предоставляя его только людям, которые "связаны с землей», и определяет этих людей исключительно как арабов.

Юридическое требование Regavim состоит в том, чтобы заставить КОГАТ прекратить дискриминационную политику и обеспечить равный доступ к реестру и евреям. КОГАТ не только обжаловал решение районного суда, но и запретил доступ к земельным реестрам по военному заказу, таким образом превращая то, что должно быть нормальным административным процессом в свою исключительную прерогативу.

С 2008 года КОГАТ препятствует работе установки для очистки сточных вод из арабской деревни Силвад и еврейской общины Офра на том основании, что, по постановлению КОГАТ, она построена на «частной палестинской земле", принадлежащей деревне. Генеральный прокурор и Верховный суд постановили, что проект, способный служить всем жителям области, должен быть отклонен.

КОГАТ также возражает против планов расширения дороги в районе перекрестка Адам, потому что это нарушает права владельцев "частных палестинских земель". Когда КОГАТспросили о владельцах земли, он отказался отвечать. И КОГАТ - это закон.

Правительство могло бы исправить эту дискриминационную и недемократическую систему, назначив независимые суды для рассмотрения земельных споров и определения права собственности. И / или расширить юрисдикцию районных судов, в соответствии с рекомендациями комиссии экспертов по правовым вопросам во главе с покойным судьей Эдмундом Леви.

Верховный суд также мог бы потребовать, что споры о собственности на землю сначала слушались в районных судах, как это обычно практикуется во всех демократических странах.

Это необъяснимо, но премьер-министр Биньямин Нетаньяху отказался представить доклад комиссии Леви для обсуждения правительством.

Принятие рекомендаций комиссии Леви, а не многословная риторика о еврейской государственности - вот истинное выражение еврейского суверенитета.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё