Поиск по этому блогу

Загрузка...

Анти-исламская иммиграционная позиция Герта Вилдерса встречает понимание и симпатию по всей Европе

"Нет ненависти, нет насилию, нет Корану" лозунг митинга
              Pegida в Германии, источник: Al Jazeera Yermi Brenner
24 декабря 2014

Джерри Гордан, New English Review

Уже второй раз за пять лет голландские прокуроры ведут расследование по обвинению Герта Вилдерса, лидера Партии Свободы (PVV) в Нидерландах, в речах, разжигающих ненависть, на митинге во время предвыборной кампании в местные органы в марте 2014 года, где он говорил, о том, что нужно "уменьшить количество марокканцев". Это происходит в то время, когда его рейтинг в голландских опросах взлетел до небес, и он получил бы не менее 30 мест в Гаагском парламенте, если бы были проведены досрочные выборы. Это больше, чем сумма мест правящей в настоящее время коалиции Рютте партий PvdA и VVD. Обратите внимание на такое замечание. Премьер-министру Нидерландов Марку Рютте лидер PVV Герт Вилдерс коротко сообщил: 
«Марк, революция в Нидерландах началась"
Вилдерс привлек внимание своей иронией в обзорной статье Wall Street Journal (WSJ) "Разговоры о марокканском вопросе не преступление". Вилдерс осуществляет свое право на свободу слова. Это то, что американцы считают само собой разумеющимся, как право, гарантированное Первой поправкой к Конституции США. Слова Вилдерса об "уменьшении количества марокканцев" отражают социальные последствия разрешения на массовую иммиграцию мусульман, подрывающего социальный характер основополагающих западных ценностей, свобод, независимости и терпимости. Голландская марокканская эмигрантская община Голландии, так явно отрицает эти ценности, что даже голландские либеральные партии, хоть и неохотно, но пришли к признанию этого.
Голландский опрос 21 декабря 14

Партия Вилдерса PVV и другие партии в странах ЕС, считающиеся «крайне правыми", обратили внимание на семена разрушения национальных ценностей выполняющим гуманитарные программы ведомством ООН по делам беженцев, злоупотребляющим ресурсами и бюджетом социального обеспечения, в связи с джихадистской войной на Ближнем Востоке.

В этот рождественский сезон это нашло свое отражение в митингах движения Pegida (Патриотичные европейцы против исламизации Запада) в Дрездене и во всех крупных городах Германии.

Как сообщила Аль-Джазира, Pegida на митингах выступает за 
"право на сохранение и защиту христианско-иудейского доминирования нашей западной культуры», и против parallelgesellschaft - немецкий термин, используемый для описания иммигрантских общин, поддерживающих свои культурные нормы и не желающих интегрироваться в местное общество".
В понедельник вечером перед зданием Опера Земпера в Дрездене, где в октябре возникло движение Pegida, прошел третий массовый митинг Pegida, на котором было больше 17 500 участников. Поводом для митинга Pegida стали более, чем 200 000 сирийских беженцев, получивших убежище в Германии. Недавно получило вотум недоверия и пало недолго просуществовавшее шведское социал-демократическое либеральное правительство, что предположительно спровоцировала анти-иммиграционная шведская Демократическая партия. Она заключила союз с правоцентристскими партиями в парламенте Швеции для раздувания социального бюджета и приема 80 000 сирийских военных, получивших убежище.
Митинг Pegida у здания Опера Земпера Дрезден, Германия, 
22 декабря 14 Источник: Reuters

Обзор Вилдерса в WSJ отражает беспокойство голландцев политикой правящего коалиционного правительства в Гаагском парламенте. Эти опасения вызваны распространившимися по всему ЕС, и даже по Америке, стремлениями соответствовать гуманитарным стандартам ООН по делам беженцев. Последующие поколения мусульманских эмигрантов в принимающих странах ЕС вызвали всплеск антисемитизма, взрывы в синагогах, обвинения в сексуальном насилии и притеснении немусульманских женщин, установление законов шариата в так называемых районах мусульманского доминирования, недоступных для правоохранительных сил, убийства евреев и других во имя джихада.

Все 28 стран-членов ЕС обеспокоены угрозой доморощенных ветеранов джихадистов, возвращающихся из варварского салафитского “Исламского государства”. Эта угроза кристаллизовалась в убийствах вернувшимся с Сирийской войны французским джихадистом Мехди Немушем израильских туристов и работников в Брюссельском муниципальном Еврейском музее.

Большие мусульманские эмиграционные общины в ЕС возникли в результате предоставления принимающими странами гражданства мусульманам, в сочетании с дефицитом рабочих рук для восстановления Европы после Второй мировой войны. Кроме того, в этом отражается парадигма Еврабии, озвученная ученой Бат Йеор, заключающаяся в том, что после Октябрьской войны 1973 года ОПЕК контролирует энергетические потребности ЕС и всего мира. Поэтому ЕС и 'отделение' в ЕС Организации исламского сотрудничества требуют терпимости к шариату и к диктату растущей мусульманской эмигрантской общины, хулящей законы принимающей страны как законы, вызванные ненавистью.

Внезапное появление таких групп, как Pegida в Германии, и партий в Дании, Австрии и Швеции, призывающих к снижению иммиграции, можно считать следствием статьи Bилдерса в WSJ.

Обратите внимание на эти отрывки из обзора Вилдерса в WSJ:
В настоящее время в Нидерландах, как и во многих других странах Западной Европы, проблемы возникают тогда, когда мусульманские иммигранты отказываются ассимилироваться и интегрироваться в западное общество. В нашем случае я говорил конкретно о марокканцах не потому, что у меня есть что-то против них в целом, но потому, что они представляют одну из крупнейших групп иммигрантов здесь и чрезмерно представлены в нашей статистике преступности и злоупотребления социальным обеспечением.
Марокканцы подозреваются в насильственных ограблениях в 22 раза чаще, чем коренные голландцы. Между 1996 и 2010 годами, более чем 60% марокканских молодых мужчин, родившихся в 1984 году, по крайней мере один раз подозревались в совершении преступления, эта величина втрое превышает количество местных преступников.... По данным Дика Скуфа, голландского национального координатора по борьбе с терроризмом и безопасности, на марокканцев также приходится три четверти всех голландских мусульман, отправляющихся в Сирию для джихада
[...]
В течение почти десяти лет, моя партия предлагает три шага для решения этого вопроса. Во-первых, мы хотим положить конец иммиграции из мусульманских стран. Во-вторых, мы хотим изгнать всех преступников, имеющих иностранное гражданство, а для тех правонарушителей, которые имеют двойное гражданство, лишить их голландского гражданства и отправить обратно в страну их другой национальности. В-третьих, мы хотим стимулировать добровольную репатриацию незападных иммигрантов.

Решение прокурора не может рассматриваться иначе, чем политически мотивированное после того, как он отказался преследовать двух ведущих политиков правящей Лейбористской партии- Дидерика Самсона и Ханса Спекмана за подобные заявления о марокканцах. Г-н Самсон сказал, что марокканцы имеют "этническую монополию» в уличной преступности, а г-н Спекман утверждал, что марокканцы, не соблюдающие закон, должны быть "унижены перед своим народом."

Опросы общественного мнения показали, что более 43% нидерландцев со мной согласны .... Таким образом, я выражаю чувства миллионов людей в моей стране. В демократической стране общественное обсуждение важных политических вопросов, таких как "марокканский вопрос", не должно быть ограничено путем криминализации освещения определенных проблем и политических предложений.
[...]
Преследование меня, избранного политика, за выражение мнения моих избирателей, это абсурд. Сделав политическую дискуссию преступлением и не позволяя обсуждать проблемы, невозможно избавиться от них, не говоря уже о том, чтобы способствовать решению. Это обвинение, кроме того, опасно. Люди начнут терять доверие к демократическому процессу. Гнойные политические проблемы не уходят просто потому, что они хранятся в темном углу. Я хочу, чтобы Голландский прокурор был достаточно мудрым и понял это.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё