Поиск по этому блогу

Загрузка...

Пять головоломок c оккупацией и поселениями: вопросы для Женевы

Евгений Конторович

Сегодня Швейцария организовала конференцию государств-участников четвертой Женевской конвенции, чтобы обсудить закон об оккупации, как она относится к Израилю. В прошлом была только пара случаев, когда Женева созывала подписавших договор ее имени, и оба раза речь шла об Израиле

(Иерусалим, Вашингтон, Оттава и Канберра объявили, что они притормозят болтовню).
Но нет ничего плохого в международной конференции для обсуждения четвертой Женевской конвенции и попытки лучше понять ее требования, как они применяются в отдельных ситуациях. Запрещение по параграфу 49 (6) «депортации и перемещения» на оккупированной территории, может безусловно потребовать разъяснения. (Запрет на «депортацию или трансфер» часто именуется «строительством поселений»).

Анализ движения на оккупированные территории Грузии, Украины, Азербайджана, Западной Сахары и Кипра будет полезным и своевременным. Разумеется, - это не то, что государства-участники будут обсуждать. Они, к сожалению, не заинтересованы в Женевских конвенциях, а только в их возможном использовании против Израиля. Однако если государства-участники захотят интересную повестку дня, то вот некоторые вопросы, которые они могут задать:

1. Первый касается определения понятия «оккупации» самим Международным Комитетом Красного Креста (МККК) (предварительное условие применимости норм «депортации или трансфера»). Видимо, государства-участники рассматривают Израиль как оккупанта Газу, не говоря уже обо все Западном береге, несмотря на вывод израильских войск из этих районов и существование там независимой палестинской администрации. Однако оккупация во всех других ситуациях требует от оккупирующей державой подменить и фактически выступить в качестве руководящего органа -- условие, которое не применяется в секторе Газа и значительной части Западного берега (район A).

На самом деле инструкции МККК исключают такие районы, как сектор Газа: 
Оккупация прекращается, когда оккупационные силы выведены из территории или покидают ее (подчеркивание в оригинале)
Как оккупация Израиля вписывается в собственное определение МККК термина, будет полезным предметом для государств-участников.

2. Точно также к вопросу о существовании оккупации, любопытно, почему никто никогда не обсуждает «Передачу судов и буксиров для судоходства на Дунае» -- решение, которое нередко приводится в других делах, но также существенное в отношении существования военной оккупации. (международное право от 1921 толкует положения Гаагской конвенции о пределах оккупации, но Женевские конвенции сохраняют эти правила). Арбитр постановил, что военный захват территории, которая на то время не находилась под чьим-либо суверенитетом (из-за распада Австро-Венгерской империи), не равнозначны оккупации по смыслу Гаагских конвенций. Было бы неплохо узнать, почему государства-участники считают, что это решение настолько очевидно неправильно или не имеет значения, что никто даже не побеспокоиться, чтобы установить различия при обсуждении «оккупации».

Теперь есть некоторые забавные головоломки с «поселениями». Если правда, что положения Женевской конвенции об оккупации применяются ко всей территории, взятой в ходе войны, независимо от предыдущего суверенного статуса, возникают некоторые интересные аномалии. (Это лишь небольшая выборка из парадоксов, противоречий и несоответствий, которые возникают при попытке применить «правила» Женевы).

3. Как Северная, так и Южная Корея должны рассматриваться как виновные в завоеваниях и поселениях, так как обе они захватили территорию по другую сторону от 38-й параллели в конце корейской войны. Эта территория раньше не была под их контролем, а международное сообщество не признает никакую Корею в качестве законного суверена всего полуострова, на который они притязают. Таким образом, присутствие Северной Кореи к югу от 38-й параллели должно рассматриваться, как «оккупация», и наоборот. Например, город Кэсон был захвачен Севером и оставался в его руках даже после соглашения о перемирии. Однако никто, по-видимому, не расценивает это как оккупацию, или строительство там, как постройку поселений.

4. США и большинстве других стран не признают суверенитета Израиля даже над западным Иерусалимом, который оказался под израильским контролем во время войны за независимость 1948-49, или эль накбы (катастрофы). В устных аргументах Животовского против Керри в деле об иерусалимском паспорте, генеральный адвокат сравнил позицию Израиля в западной части Иерусалима, с позицией России в Крыму и на Восточной Украине. (Так что Путин был не первый, кто сравнил Крым и Иерусалим).

Конечно, Крым находится под военной оккупацией. Это означает, что все строительство и миграция в Западном Иерусалиме должны быть, согласно определению этих терминов, часто применимых к восточной части Иерусалима, незаконной поселенческой деятельностью. Конечно, никто никогда не рассматривал ее как таковую, что иллюстрирует несвязность формулировки нормы.

5. В недавней истории агентства Рейтер, подчеркивалось, как израильские арабы движутся «по зеленой линии» в дома в Восточном Иерусалиме. Запрет на «поселенцев» распространяется на все «гражданское население» оккупантов и не делает никаких исключений на основе этнического происхождения. Тем не менее, в контексте Израиля, «поселенческая деятельность» израильтян нееврейской национальности не встречает международного осуждения. Напротив, движение новых иммигрантов из третьих стран, встречает обвинения в незаконности в контексте Израиля, даже несмотря на то, что они не являются частью соответствующего «гражданского населения». Дальнейшее разъяснение этого вопроса было бы очень полезно для понимания различных тем,, связанных с поселениями, которые никто не поднимает: от ответственности России за поселения в Грузии, до вопроса о том, должны ли британские и другие европейские жители Северного Кипра считаться «незаконными поселенцами».

Основная добродетель юридической системы заключается в последовательности или согласованности ее правил по нескольким разрозненным делам. Особые прошения, вызов процедуры sui generis, и так далее, делают закон менее «законоподобным». Имея это в виду, я буду счастлив услышать решения этих загадок, особенно тех, которые не соответствуют «духу» Женевских конвенций.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё