Поиск по этому блогу

Загрузка...

Заявление Герта Вилдерса на допросе в государственной полиции

Герт Вилдерс

9 декабря 2014
Как демократически избранный политик я называю те проблемы, которые я вижу... Это моя обязанность. Вот почему я был избран. Я полагаюсь на объективные факты и цифры... Потому что они правда.

Я не собираюсь причинить боль кому-то или кого-то обидеть... Уже более 10 лет, как я потерял свою личную свободу.

В своей борьбе за свободу и против исламизации Нидерландов, я никогда никому не позволю заставить меня замолчать. Кто бы это ни был, какова бы ни была цена, какими бы ни оказались последствия.

Скажу словами Мартина Лютера Кинга:  
"Я заканчиваю, говоря, что во всем мире нет ничего важнее, чем свобода. За нее стоит идти в тюрьму, за нее стоит потерять работу, за нее стоит умереть...."
Гаага 8 декабря 2014 года.
Сегодня голландский парламентарий и лидер партии PVV Герт Вилдерс выступил с заявлением во время допроса голландской государственной полицией. Государственная полиция допрашивала г-н Вилдерса от имени голландского прокурора, который рассматривает судебный иск против г-на Вилдерса, потому что политик спросил своих избирателей во время предвыборной кампании, хотят ли они больше или меньше марокканцев в Нидерландах.
Наша свобода находится под угрозой. Под угрозой насильственной тоталитарной идеологии, ислама, несущей с собой смерть и разрушения. Под угрозой политкорректной элиты, не терпящей критики ислама и массовой иммиграции, и питающей культурный релятивизм.

Я встаю против этого.

Как демократически избранный политик я называю те проблемы, которые я вижу. Я называю опасности и недостатки, которые мы переживаем в Нидерландах в результате культурного релятивизма, массовой иммиграции и продолжающейся исламизации. Это моя задача. Это мой долг. Вот почему я был избран. Вот почему я в политике и почему я основал Партию Свободы (PVV).

Я борюсь за лучшие Нидерланды.
За то, чтобы сохранить свою культуру.
Нашу собственную идентичность.
Нашу безопасность.
Нашу свободу.

Я никого не дискриминирую. Я не распространяю ненависть, и я не подстрекаю к ней. Я не собираюсь причинять боль людям или обижать их. Тем не менее, я не смягчаю свои слова, когда я защищаю наши установленные свободы и называю опасности для нашего общества.
Я посвящаю свою жизнь борьбе с этой губительной идеологией и защите наших свобод. Каждый день я оплачиваю эту борьбу. Вот уже более десяти лет, как я потерял свою личную свободу.

В последние 10 лет я обращаю внимание общественности на проблемы с марокканцами, существующие здесь в Нидерландах. К ним относятся серьезные проблемы с интеграцией, преступностью и социальным иждивенчеством. Большинство джихадистов, отправившихся из Нидерландов в Сирию, марокканцы. Для того чтобы увидеть все обстоятельства, нужно принять во внимание все доводы, которые я выкладываю вам здесь сегодня.

Я полагаюсь на объективные факты и цифры. Факты, которые я должен назвать. Потому что они правдивы. Если бы у нас в Нидерландах была та же самая проблема с канадцами, я бы назвал ее.

Те, кто не понимает, что у нас в Нидерландах существует огромная проблема с исламом и с марокканцами, не видят видимое и не слышат слышимое.

По указанным выше причинам, во время избирательной кампании в Гааге я утверждал, что должно быть меньше марокканцев. И на предвыборном собрании в Гааге я задал присутствующим ряд вопросов, один из которых был "Вы хотите больше или меньше марокканцев?"

В самом деле, я хочу, чтобы в Нидерландах было меньше марокканцев, по причинам и обстоятельствам, которые я ранее высказал в этом заявлении, а также в парламенте.

Я еще не встречал голландца, который хочет, чтобы в Нидерландах было больше марокканцев. Желание иметь меньше марокканцев- это нечто совершенно иное, чем желание, чтобы все марокканцы покинули Нидерланды или неприязнь ко всем марокканцам.

Как и я, 43% всех голландцев и 95% моих сторонников хотят иметь меньше марокканцев в Нидерландах. Я уже говорил, что думают миллионы голландцев.

Я также хочу иметь меньше ислама в Нидерландах.

И как и я, 65% всех голландцев и 100% моих сторонников думают, что исламская культура не принадлежит Голландии.

С момента создания партии PVV, я выступал за то, чтобы было меньше иммигрантов из исламских стран.

С момента создания партии PVV, я обозначил марокканскую проблему и представлял (демократические) решения ее, такие как:
  • ограничить иммиграцию людей из исламских стран, а следовательно, также из Марокко;
  • способствовать добровольной реэмиграции незападных иностранцев, а следовательно, и марокканцев;
  • изгнать преступников с двойным гражданством после денатурализации, а следовательно, и марокканцев. Так как марокканцы, проживающие в Нидерландах значительно чаще представлены в статистике преступности и часто имеют двойное гражданство, то это также приведет к уменьшению количества марокканцев в Нидерландах.

Я не отказываюсь ни от чего, что я сказал. Потому что я не сказал ничего неправильного.

В своей борьбе за свободу и против исламизации Нидерландов, я никогда никому не
позволю заставить меня замолчать. Кто бы это ни был, какова бы ни была цена, какими бы ни оказались последствия.

Скажу словами Мартина Лютера Кинга:
"Я заканчиваю, говоря, что во всем мире нет ничего важнее, чем свобода. За нее стоит идти в тюрьму, за нее стоит потерять работу, за нее стоит умереть....
По всем вышеперечисленным причинам я полагаю, что прокурор решит не поддерживать
обвинение против меня.

Любое другое решение не может быть истолковано иначе, чем политически мотивированное.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё