Поиск по этому блогу

Загрузка...

Жизнь в пост-правдивой Америке

12 декабря 2014

Даниэль Гринфилд

В следующем месяце американцы будут отмечать пятнадцатую годовщину того момента, как Президент США погрозил пальцем стране и заверил ее:
"У меня не было сексуальных отношений с этой женщиной, мисс Левински. Я никогда никому не лгал, ни разу, никогда” .
Билл Клинтон лгал. Но сам факт его лжи важнее и значительнее того, о чем он лгал.

Когда его ложь провалилась, Клинтон и его защитники стали вскрывать противоречия английского языка, ставя под сомнение смысл каждого слова в его предложении, вместо того, чтобы признать, что ложь была ложью.

Выбирая между правдой и оспариванием определений таких слов, как "секс" и "есть", они решили обмануть словарь.

Выходки Клинтона подготовили почву для нынешней администрации, которую никогда невозможно уличить во лжи, потому что она лжет постоянно. Обама и его люди не просто лгут. Они лгут о лжи, а потом лгут о предыдущей лжи. Приведение их к даче показаний просто забивает фильтры дополнительным слоем лжи.

Пригласите Грубера для свидетельства о времени, когда он признал, что администрация лжет, и получится еще большая ложь человека, оказавшегося там только потому, что он лгал.

Как у старушки, которая объясняла свою космологию Бертрану Расселу, что "весь мир, покоится на черепахе, которая на большей черепахе, а под той бесконечное количество черепах на черепахах”, у современных прогрессивистов ложь на лжи и много лжи под ними.

Лена Данхэм обвинила в изнасиловании консерватора республиканца по имени Барри только, чтобы спрятаться от двусмысленности положения ненадежного рассказчика. Ненадежная рассказчица выходит на сцену в университете Вирджинии, где откровенное дело растворяется в противоречивых историях, из которых становится трудно понять, кто лжет, репортер или она сама

Ненадежная рассказчица перешла от вымышленных схем из романов к воспоминаниям, журналистике и политике.

Журналисты неоднократно гасили скандалы с ObamaCare, утверждая, что все равно никому не стоило слепо доверять заявлениям Обамы. Когда Обама пообещал американцам, что у каждого из них будет свой собственный врач, предполагалось, что и домохозяйка из города Топика, и программист-фрилансер из Сан-Франциско, и геолог из города Талса, должны были знать и понимать, как объединение Washington press, что он имел в виду не их.

Как Лена Данхэм, Обама был ненадежным рассказчиком. Никто никогда не должен был ожидать от него правды.

Значение Билла Клинтона не в его делишках, а в его цинизме. Он ушел лгущим, отвергая даже идею о том, что кто-то когда-либо будет ждать от него правды. Обама расширил его дело, уничтожая даже основную правду под многочисленной ложью.

Ненадежный рассказчик делает истину недосягаемой. Он говорит, что нет такого понятия, как правда, есть только различные точки зрения на событие.

Лена Данхэм не претендует на предоставление фактов, только на различные версии истории. Сами факты не могут быть восстановлены, потому что нет никаких фактов. Подозреваемого больше не зовут Барри. Любая деталь, описывающая его, в равной степени может быть ложной. Вся история, возможно, и не происходила, но важно поверить, что она произошла, при этом не ожидая того, что это правда.

Это состояние двоемыслия нашей прогрессивной Океании. Мы должны верить в ложь, помня, что это ложь, и, следовательно, она никогда не обманет нас и не причинит никому никакого вреда.

Мы должны были верить заверениям Обамы об ObamaCare, зная, что они неправда. Мы должны были верить Лене Данхэм и Джеки и Груберу, хотя мы не верили им. Оруэлл писал:
"Важный акт партии состоит в том, чтобы использовать сознательный обман, сохраняя при этом целеустремленность, ведущую к полной честности".
Сознательный обман современных двоедумцев предназначен для лжи во имя великой истины. Это стремление к большой истине, построенной на лжи, мотивировало появление статьи Rolling Stone о братстве насильников, от которой даже Майк Нифонг воротил бы нос, как от высокомерных истин Грубера о лжи. Большая истина дает им целеустремленность и полную честность.

Лена Данхэм в BuzzFeed, апологеты ObamaCare и активисты-фанаты Rolling Stone, настаивают на том, что факты только мешают большой правде. А большая правда заключается в мировоззрении, которое находится вне досягаемости фактов и никогда не может быть опровергнуто.

Билл Клинтон и его союзники вскрыли противоречия английского языка, вместо того, чтобы признать ложь. Их преемники вскрывают противоречия реальности. Они отрицают существование объективной истины и даже того, что она что-то значит. Они не лгут, потому что не существует такой вещи, как правда. Есть ракурсы, некоторые из которых согласуются с версией реальности Билла Клинтона или с версией реальности Лены Данхэм.

И, наконец, версия реальности Обамы.

Обама - это цепь двоемыслия. Он человек, которого журналисты осудили как злейшего врага свободы прессы и которого они вынуждены защищать всевозможной ложью. Почему журналисты служат человеку и защищают того, кто угрожал им, прослушивал и даже пытался запереть их? Они тоже уже давно стали ненадежными рассказчиками в собственной профессии.

При отсутствии фактов, не может быть никакой реальности. Существует только идеология.

Обама не просто лжет. Он существует в зоне отсутствия правды. Он не сбивается с толку в любой ситуации. Не то, что неуклюжий Керри:
"Я на самом деле голосовал за $ 87 млрд до того, как я проголосовал против этого"
Он не начинает с правдивых фактов. Его отправная точка находится на воображаемой территории. Она и заканчивается на воображаемой территории. Если две воображаемых территории отличаются, это едва ли имеет значение, потому что ни та, ни другая никогда не существовали в реальности.

Когда Обама занял пост, он настаивал на том, что мы должны были вернуться к борьбе с Аль-Каидой в Афганистане, хотя ее уже не было в Афганистане. Он продолжал утверждать победу над врагом, которого не существовало. В то же время он не держал в голове угрозу ISIS, относясь к ней, как к команде новичков, несмотря на то, что она уже захватила целые города в Ираке.

Это была не просто ложь. Это была внешняя политика, проводимая на воображаемой территории. Это было хвостом, виляющим собакой в реальной жизни. Но что же реально вокруг Обамы?

Билл Клинтон лгал. Обама рассказывает истории. Ни одна из этих историй не имеет ничего общего с реальностью.

Биография Лены Данхэм - это возможность заглянуть в расстроенное сознание, не способное воспринять понятие истины. В ее мире нет никаких фактов, только рассказы, вызывающие эмоциональные реакции. Вся карьера Обамы основывается на той же технологии рассказывания историй для эмоционального эффекта, без учета реальности.

Система ObamaCare была уродливым коллективистским бюрократическим динозавром, одетым в придуманные истории. До сих пор нам рассказывают фикции о ней, об экономике, о войне. Теперь к ним прибавились новые истории о расизме. Истории страстные, убедительные и привлекательные. Они также полностью нереальны.

Прогрессивисты не только живут в пост-американском мире. Они живут в пост-правдивом мире. Мире без фактов и без истины, в котором Америка не может существовать.

Америка процветала, потому что твердо верила в то, что можно найти и использовать реальность. Это была страна, способная за год построить небоскребы и флот. Америка после правды не заинтересована в больших зданиях, потому что она слишком занята разыгрыванием психодрамы, в котором земля вот-вот будет разрушена. И флот, как лошади, штыки и факты - это игрушки 19-го века, гораздо менее интересные, чем манипуляция людьми через ложь и обман.

Барри Лины Данхэм и Барри Обамы - выдуманные существа. Они - сложный продукт расстроенного сознания и беспорядочной цивилизации, ведущие деятели которой лгут инстинктивно и бессовестно, как до возникновения разумной культуры, когда нельзя было определить разницу между ложью и истиной.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё