Поиск по этому блогу

Загрузка...

Мнение: Неарабский Ближний Восток - Иран, Турция и Израиль

Невил Теллер

Некий художественный критик из ТВ, обсуждая знакомые шедевры, настоятельно рекомендовал поворачивать их вниз головой. Он утверждал, что просмотр произведений искусства с такого необычного ракурса значительно улучшает их понимание. То же самое можно применить к другим сферам, например, геополитике на Ближнем Востоке.

Арабский мир расположен, как и полагается, в пределах области земного шара, обозначенной теперь как Ближний Восток (она имела и другие названия), однако, Ближний Восток не является исключительно арабским. Помимо многочисленных неарабских меньшинств, населяющих регион, его раскачивают три основных неарабских государства - Иран, Турция и Израиль. В сегодняшнем мире между ними мало потерянной любви, однако, так было не всегда.
Все три имеют некоторые базовые различия, из которых самым очевидным представляется размер. Иран расположен на территории в полтора миллиона квадратных километров, Турция составляет около половины от этого, в то время как Израиль —ничтожно мал, имея территорию в 21 000 квадратных километров. Иран и Турция имеют население, около 80 миллионов; Израиль едва достигает 8 миллионов. Однако в геополитическом влиянии эти три государства, вероятно, стоят плечом к плечу.

Другое основное отличие - религия. Если Израиль - иудейское государство, национальный очаг для еврейского народа, то Иран и Турция представляют собой противоречивые ветви ислама. Иран является ведущим в шиитской традиции, а Турция является совершено суннитским мусульманским государством. Поэтому Иран и Турция активно участвуют, хотя и с противоположных позиций, в хаосе, который охватил арабский мир.

В гражданской войне в Сирии, Иран поддерживает шиитов, связанных с режимом президента Башара Асада. Турция считает Асада своим смертельным врагом, отчасти из-за его поддержки курдской независимости. Многие считают, что Турция идет даже на оказание помощи и утешения жестоким суннитам, Исламскому государству (ИГ), которое намеревается распространить свой контроль над, как можно большей частью Сирии и Ирака, и как можно скорее, прежде чем даже продвигаться дальше в исламском мире.

В основе ирано-турецкого антагонизма лежит иранский замах на политическую гегемонию на Ближнем Востоке, которая подкрепляется приобретением ядерного военного потенциала – ставка, которая идет вразрез с чаяниями нового президента Турции, Реджепа Тайипа Эрдогана, также стремящегося доминировать в регионе. Амбиции обоих, конечно, конфликтуют с интересами ведущего государства арабского мира -- Египта. У Президента Египта Абдель Фаттаха Эль-Сиси есть два главных врага: Мусульманское братство и его филиал - Хамас в секторе Газа. Первый сильно поддерживается Турцией, а второй, несмотря на его суннитскую приверженность - Ираном в рамках своей политической борьбы с Израилем.

Если что-то объединяет политическую философию этих двух неарабских государств, то это их противостояние с третьим -- Израилем. Иран и Турция стремятся повысить свою популярность в арабском мире с помощью безудержной враждебности к Израилю. Иран не только участвует в террористической деятельности против израильских целей во всем мире, но и финансирует и поддерживает террористическую деятельность против Израиля, откуда бы она не исходила, в частности, от шиитской Хизболлы в Ливане, или от суннитского Хамаса в секторе Газа. Турция при Эрдогане, сначала в качестве премьер-министра с 2003, а теперь -- в качестве президента, стремится расширить свое влияние в мусульманском мире, приняв последовательную позицию против Израиля.

Однако так было не всегда. Когда-то эти три неарабских государства стояли бок о бок.. Еще в марте 1949 Турция стала первой страной с мусульманским большинством, признавшим государство Израиль; Спустя год, Иран последовал ее примеру. После турецкого признания, сотрудничество между Турцией и Израилем процветало, особенно в военной, стратегической и дипломатической сферах. Торговля и туризм переживали бум, военно-воздушные силы Израиля проводили маневры в воздушном пространстве Турции, а израильские специалисты модернизировали турецкие боевые самолеты. Существовали также планы для сотрудничества в области применения высоких технологий и распределения воды.

Когда в 2003 Реджеп Тайип Эрдоган стал премьер-министр Турции, он сначала поддерживал подход «бизнес как обычно» и нанес официальный визит в Израиль в 2005. Однако его симпатии, сформированные Мусульманским братством, очень быстро привели его к перестройке политики Турции в пользу позиции про-арабских исламистов. Отношения с Израилем быстро ухудшились, достигнув упадка в 2010, с инцидентом Мави Мармара, когда попытка, при поддержке правительства Турции, прорвать морскую блокаду Израиля сектора Газы, привела к вооруженному столкновению в открытом море, что привело к гибели девяти турецких граждан.

Что касается Ирана, то от создания государства Израиль до иранской революции 1979 и падения династии Пехлеви, две страны поддерживали тесные связи. Израиль рассматривал Иран как естественного союзника и развивал с ним отношения как часть стратегии, находившейся под покровительством первого премьер-министром Израиля, Давида Бен Гуриона как «Альянс периферии». После Шестидневной войны 1967 Иран покрывал значительную часть потребностей Израиля в нефти, и иранская нефть отгружалась на европейские рынки через совместный израильско-иранский нефтепровод Эйлат-Ашкелон. Израильские строительные компании и инженеры были активны в Иране, и считается, что были обширные военные проекты, включая попытку ирано-израильской разработки новой ракеты. В декабре 1979 аятолла-исламист Хоменеи стал верховным лидером Ирана. До конца года Иран разорвал дипломатические отношения с Израилем и отозвал его признание.

Соверешенно необычно, в этой связи, что ведущая медийная арабская организация – Аль-Арабия, на своем веб-сайте 16 декабря 2014, опубликовала длинную статью турецкого политолога Силаны Оджудака под заглавием: «Старые друзья не могут стать врагами». В ней она утверждает, что «новое тепло разлито в воздухе для израильско-турецких отношений», ссылаясь на предложение Израиля выплатить от $20 до $23 млн в качестве компенсации семьям девяти турецких граждан, убитых во время инцидента Мави Мармара как «крупный шаг вперед для обеспечения нормализации отношений с Турцией». Это, говорит она, может привести к дальнейшему позитивному развитию событий для страны и региона с точки зрения безопасности, экономики и внешней политики. 
«Сегодня», -- утверждает она, «с последней ситуацией на Ближнем Востоке и сохраняющейся сирийской ситуацией, страны нуждаются в партнерстве друг друга даже больше, чем когда-либо».
В поддержку этого утверждения, она говорит, что нефтепровод, связанный с Турцией, является наиболее реальным вариантом для экспорта природного газа, разработанного на оффшорной разведке в израильском восточном Средиземноморье, и что четыре турецких компании в настоящее время участвуют в переговорах, чтобы начать импорт израильского газа, начиная с 2017.

Оджудак указывает на то, что Турция является единственной региональной страной, в которой как иранские, так и израильские граждане могут путешествовать без визы. Турция, утверждает она, движется в направлении более тесных дипломатических отношений с Ираном. 
«Сейчас самое время», -- говорит она, «приблизиться к Израилю, чтобы иметь возможность быть посредником между двумя странами, когда возникнет потребность».
Турция как честный посредник между Израилем и Ираном? Мир перевернется на самом деле вверх дном. Заново выстроенная Турция и радикально отличный Иран. Однако мы уже были там раньше, а то, что идет по кругу, возвращается в ту же точку, Вот в чем мысль.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё