Поиск по этому блогу

Загрузка...

Забытое свидетельство в борьбе против антисемитизма в свете 70-летия освобождения Аушвица

Карл-Теодор цу Гуттенберг и Джон Генри Кросби


Немецкий философ Дитрих фон Гильдебранд (1889-1977)
Семьдесят лет назад союзные войска вошли в концентрационный лагерь Освенцим, приветствуя тех, кто остались в живых и, увидев впервые индустриальную машину убийства, беспрецедентную по масштабу и жестокости. Как эпицентр нацистского геноцида, Освенцим является синонимом обширной сети лагерей смерти, построенных во времена Третьего Рейха. Так что логично, что Международный день памяти жертв Холокоста, установленный Организацией Объединённых Наций в 2006 году, отмечается каждый год в день освобождения Аушвица. Это – необходимое напоминание, что человечество, несмотря на всё его величие, способно на невыразимые злодеяния.

Празднование в этом году является особенно мрачным. Мы сталкиваемся с пугающей реальностью того, что антисемитизм не только всё ещё жив, но находится на подъёме, и, не в последнюю очередь, в Западной Европе. Европейское еврейство потрясено до глубины души событиями в Париже, а в одном недавнем опросе евреев в Великобритании, большинство опрошенных выразили серьёзные сомнения по поводу будущей жизнеспособности еврейских общин в Европе. Сходные проблемы побудили 7000 французских евреев только в 2014 году искать новый дом в Израиле.

Сегодня легко почувствовать себя беспомощными перед лицом современного антисемитизма, терроризма и геноцида в различных частях нашего мира. Мы в шоке от продолжающегося существования этих угроз. У нас может возникнуть соблазн поверить в то, что люди с низменными предрассудками – даже члены таких высоко цивилизованных обществ, как Германия, которые опустились до нацистского террора, – были трусливыми и жестокими. Но если фашистская Германия предлагала ужасающие примеры человеческого бездушия, мы не можем забыть свидетельства, большие и малые, бесчисленного числа людей, которые выступали против Гитлера и словом, и делом, многие из них – даже в Германии. Это – свидетельства их жизни, в которых мы черпаем самые большие моральные ресурсы для противостояния сегодняшнему продолжающемуся существованию расизма и антисемитизма.

Один из этих свидетелей признаётся только сейчас. Это – немецкий философ Дитрих фон Гильдебранд (1889-1977), который был не только одним из самых яростных противников Гитлера, но и одним из самых первых из них. Самым лучшим и храбрым борцом против нацистов – как мы считаем, был героический Клаус фон Штауффенберг, который был убит в июле 1944 года после неудачного заговора с целью убийства Гитлера – начавший действовать только в конце 1930-х и 40-х годов. В то время как более поздние герои совести оказались на высоте к концу гитлеровского режима, Дитрих фон Гильдебранд выступил вперёд одним из самых первых.

Талантливый ученик знаменитого немецкого философа Эдмунда Гуссерля, Гильдебранд в 1919 году поступил на преподавательскую работу в Мюнхенский университет, где он оставался до прихода Гитлера к власти в 1933 году. Но уже в 1923 году, открытые обличения Гильдебранда агрессивного немецкого национализма заставили его бежать, чтобы спасти свою жизнь, во время так называемого «Пивного путча», когда не удалась первая попытка Гитлера захватить власть в Мюнхене.

Почти так же, как Гильдебранд ненавидел немецкий национализм и милитаризм, борьба против антисемитизма лежала в основе критики нацизма молодым профессором. Он осознавал, что антисемитизм, который процветал на стереотипах и антипатиях, глубоко укоренившихся в сознании людей, отвратил многих немцев и австрийцев от признания ужаса нацизма.
«Антисемитизм был предтечей национал-социализма», – написал он в 1941году в своём эссе. – «Антисемитская пропаганда, сознательная или бессознательная, означает, помощь Гитлеру и нарушение нравственной линии обороны против нацизма».
Но антисемитизм был не просто несовместим со всем тем, что Гильдебранд считал человеческим достоинством и основными правами человека. Он также глубоко расходился с нацизмом по своим убеждениям ярого католика. И в этом заключается его вклад, актуальный и сегодня, ибо он показал почти с пророческой ясностью принципиальную несовместимость христианства и расизма.

Обращаясь к братьям-христианам, которые были инфицированы антисемитизмом, он сказал, что:
«Б-г одинаково оскорблён убийством еврея, социалиста или епископа».
 После Второго Ватиканского Собора отношения между католиками и евреями изменились, и, в немалой мере, благодаря подготовительной работе, проделанной Гильдебрандом и другими, которые вытравили антисемитизм там, где он пустил корни в христианской мысли и отправлении обрядов.

Когда Гитлер в 1933 году пришёл к власти, Гильдебранд решил покинуть Германию, не для того, чтобы избежать нацизма, а для борьбы с ним из Австрии, где он основал, первый по значимости, журнал для интеллектуальной и культурной борьбы как против нацизма, так и коммунизма – что было вряд ли очевидной совместной целью в период, когда многие восприняли коммунизм в качестве альтернативы нацизму. Утратив свою любимую Германию, он отказался от всех своих мирских радостей, своей карьеры, и, прежде всего, от своей семьи и многих друзей.

В июле 1933 года, теперь уже за пределами Германии, Гильдебранд получил анкету из Мюнхенского университета, требующую от него указать свою национальность. На вопрос – «Вы – арийского происхождения?» – он мог бы сказать: – «да». На самом деле, у него была бабушка-еврейка, но по нацистским расовым законам он по-прежнему считался арийцем. Тем не менее, он написал вызывающее: – «нет».
«Я не хотел даже признавать это различие и вступить в ряды «Движения непреследуемых «арийцев», 
– пишет он в своих мемуарах. Через несколько месяцев нацисты уволили его из Университета в ответ на его признание. Но это не причинило ему никаких огорчений:
«Я был горд в этот момент тем, что не отношусь к арийцам».
Гильдебранд продолжал издавать свой журнал до аннексии Гитлером Австрии в 1938 году. За более чем четыре года, которые он провёл в Вене – там, где, по словам нацистского посла Франца фон Папена, он стал «самым худшим препятствием для национал- социализма в Австрии», – он жил под постоянной угрозой убийства. После двух изнурительных побегов от нацистов в 1938 и в 1940 годах, он прибыл в канун Рождества 1940 года в порт Нью-Йорка в качестве беженца.

Из-за своей солидарности с евреями и лидерства в рядах Сопротивления нацистам, Гильдебранд пожертвовал всем своим имуществом. Тем не менее, его слова и дела продолжают жить и сегодня – благодаря недавней публикации его антифашистских статей. Пусть его голос будет столь необходимым источником мужества, надежды и моральной мудрости, когда мы – по случаю Международного дня памяти жертв Холокоста – вновь вспоминаем о бескомпромиссной борьбе с антисемитизмом и расовой ненавистью.

Карл-Теодор цу Гуттенберг является бывшим министром обороны и министром экономики Германии. Он является председателем корпоративной консультативной и инвестиционной фирмы «Spitzberg Partners» в Нью-Йорке. Члены его семьи были казнены за их антифашистское сопротивление.

Джон Генри Кросби является основателем и президентом «Проекта Хильдебранд». Он также является главным переводчиком и редактором вновь опубликованных антифашистских статей Дитриха фон Гильдебранда «Моя битва против Гитлера».


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё