Поиск по этому блогу

Загрузка...

Евреи, берите ноги в руки, и прочь из Франции... прямо сейчас!

Подпись под карикатурой:
«Не беспокойтесь… это лишь крошечный кустик»
(антисемитизма)
Кэролин Б. Глик

16 января 2006 года, Сорур Aрбабзаде, соблазнительница из мусульманской антисемитской банды похищения заложников во главе с Юсуфом Фофаной, вошла в магазин сотовых телефонов, где работал Халими, и устроила ему «медовую» ловушку.

Четыре дня спустя, Халими встретился с Aрбабзаде за бокалом напитка в баре рабочего класса и согласился проводить её домой. Она привела его прямо в засаду. Её товарищи избили его, связали и бросили в багажник своего автомобиля.

Они привезли Халими в трущобную квартиру и пытали его в течение 24 дней и ночей, и, прежде, чем выбросить его, надели наручники, раздели догола, резали его и, страдающего от ожогов третьей степени более двух третей тела, выбросили его на откосе железнодорожной ветки в Париже

Он умер через несколько часов в больнице.
В страстном обращении к французскому парламенту во вторник премьер-министр Мануэль Вальс выступил с волнующим осуждением антисемитизма и потребовал, чтобы его соотечественники перестали рассматривать его как чуждую проблему.

По его словам,  
«С тех пор, как Илан Халими в 2006 году поселился в Париже, антисемитские акты во Франции выросли до невыносимой степени. Слова, оскорбления, жесты, позорные нападения... не вызвали всеобщего возмущения тем, что ещё ожидает наших еврейских соотечественников».
Вальс настаивал, что Франция должна защищать свою еврейскую общину, дабы сама Франция не была уничтожена.
«Без своих евреев Франция не будет Францией, этот месседж, который мы должны оглашать громко и ясно. Мы ещё не сделали этого. Мы не проявили достаточного негодования. Как мы можем признать, что в некоторых школах и колледжах нельзя научать Холокост? Как мы можем признать, что, когда ребёнка спрашивают:
«Кто твой враг?» его ответ – «еврей!»? 
Когда нападают на евреев Франции, нападают на Францию, совесть человечества подвергается нападению. Давайте никогда не забывать об этом».
Слова Вальса воодушевляли. Но трудно понять, как они изменяют основную реальность, перед лицом которой стоят евреи Франции.

Когда всё говорится и вытворяется, прежде всего, это еврейские шеи на линии огня, а совесть человечества просто тревожится.

Дело Илана Халими это – более или менее хрестоматийный пример невыносимой реальности, с которой сталкивается французское еврейство. И, как отметил Вальс, эта ситуация только ухудшилась за прошедшие девять лет. Стала гораздо хуже.

Но вернёмся во времена, когда вещи были намного лучше, Илан Халими был похищен, подвергнут пыткам в течение 24 дней и убит. Как сообщил Марк Вайцман из журнала «Tablet онлайн»в сентябре прошлого года в углублённом описании этого тяжёлого случая, эта банда, совершившая это злодеяние, охотилась за еврейскими жертвами в течение нескольких недель, прежде чем Арбабзаде устроила ловушку для Халими. Все их предыдущие попытки не увенчались успехом. Их предыдущими целями были еврейские врачи, адвокаты, телевизионные режиссёры и правозащитники, а также евреи без особых различий, кроме того, что они – евреи.

Антиеврейский характер этой банды был ясен из выбранных ею жертв. Антисемитская природа их зверского преступления против Халими была очевидна с первого раза, когда они связались с его матерью, Рут Халими, требуя выкуп за его освобождение. Они выкрикивали анти-еврейские оскорбления во всех своих телефонных разговорах с ней.

И, когда она услышала в телефоне крики своего сына во время пыток, Рут пришлось выслушать от своих мучителей декламацию стихов из Корана.

И всё же, на протяжении всего периода пребывания его в плену, французские власти отказывались рассматривать антиеврейский характер этого преступления, и, как следствие, отказались считать это дело как срочное или угрожающее жизни.

Такое же отношение продолжалось и после того, как Халими был найден. Как отметил Вайцман, следственный отдел настаивал на том, что:
«Существует не один элемент, чтобы позволить отнести это убийство к мотиву или акту антисемитизма»
Это отрицание продолжалось на протяжении 2009 судебных процессов по делу 29 похитителей и их пособников. Антисемитизм был указан в качестве отягчающего обстоятельства преступления, – и, таким образом, он стал причиной более сурового наказания – только для лидера банды Фофаны. И, в конце концов, даже для него, судьи не приняли этого во внимание при вынесении приговора.

Что касается тех 29 похитителей и их пособников, как отмечает Вайцман, у каждого из них был круг друзей и семьи.

Как следствие, по оценке одного консервативного репортёра, по крайней мере, 50 человек были осведомлены об этом преступлении, и о том, где находился Халими, когда он был похищен. И не один из них не позвонил в полицию. Ни один из них не пошевелил пальцем, чтобы сделать звонок, который мог спасти жизнь еврея.

И после этого факта, СМИ Франции были счастливы опубликовать статьи адвокатов этих мучителей, настаивающих на том, что «только люди, мотивированные «политическими причинами», постараются распространить мнение, будто антисемитизм разъедает французское общество»!

Когда адвокат семьи Халими похвастался тесными связями с правительством и объявил, что он обжалует приговоры лицам, совершившим преступление, если не посчитает их наказания достаточными, французские СМИ охотно перевели разговор о пытках и убийстве парижанина, который просто оказался евреем на пути группы садистов, оказавшихся мусульманами, с более удобным его изложением для еврейского лобби и еврейской власти. Так же и Халими, шесть лет спустя после того, как трое детей и раввин, убитые в еврейской школе «Otzar Hatorah» в Тулузе, был доставлен в Израиль для похорон. СМИ сообщили об этом решении в негативном тоне, намекнув, что это – свидетельство базовой нелояльности или инакости евреев Франции.

Другими словами, убийство Халими подтверждает, что антисемитизм во Франции носит системный характер. Мусульмане являются основными виновниками насилия. И они действуют в социальных условиях, которые, как минимум, безразлично относятся к страданиям еврейского народа и его виктимизации. Это насилие и равнодушие подстрекаются неисламскими элитами. Французские власти минимизируют беспрецедентную угрозу, стоящую перед евреями. А средства массовой информации рады игнорировать эту проблему или при малейшей возможности утверждают, что евреи несут ответственность за их собственную виктимизацию.

Действительно, в прямых репортажах с места событий о захвате заложников в кошерном супермаркете в Париже на прошлой неделе, Вайцман отметил, что в первые часы после нападения, французские СМИ не упомянули о том, что заложники – евреи.

В этих условиях, когда вся французская система взгромоздилась против них, что может быть сделано для французского еврейства? Что они могут сделать для самих себя? Далеко не очевидно, что Франция способна корректировать свою нисходящую траекторию.

Демография движет Францию в другом направлении. По словам израильского политолога Гая Бехора, Марсель будет первым западно-европейским городом с мусульманским большинством. Правящие социалисты обязаны своей победой голосованию мусульман. Трудно себе представить, что президент Франции Франсуа Олланд сотоварищи предпринимают меры, которые могли бы вызвать гнев избирательного округа, который голосует как блок.

Кроме того, антисемитизм во всех его формах проявляется во всём французском обществе. Например, прокурор по делу об убийстве Халими является сыном французского коллаборциониста с нацистами и, по мнению Вайцмана, провёл чрезмерное количество судебных заседаний, пытаясь понять этих преступников.

Тогда возникает вопрос об Израиле. Вальс отличился от своих коллег своей готовностью признать, что антисионизм это – антисемитизм.

Но это – глас вопиющего в пустыне. Подавляющее настроение французских элит – враждебно по отношению к Израилю.

Это чувство проявлялось в отношении Олланда к Израилю, и через отношение французской еврейской общины в период после резни в супермаркете в прошлую пятницу.

Олланд просил премьер-министра Биньямина Нетаниягу не участвовать в антитеррористическом марше в Париже в прошлое воскресенье, утверждая, что присутствие Нетаниягу отвлечёт от его обращения к народу о единстве в борьбе с терроризмом, и надеялся, что этот марш будет способствовать взаимопониманию.

Основное предположение сообщения Олланда является очень тревожным.

Это предположение заключается в том, что антисионизм – не антисемитизм и, как следствие, не является злом. Такой подтекст, что убийство евреев исламскими террористами, которые стремятся уничтожить Израиль, не является так же преступлением, заслуживающим такого же осуждения, как убийстве джихадистами французских журналистов.

Нетаниягу справедливо проигнорировал просьбу Олланда, чтобы он не приезжал. И за этот шаг он был подвергнут резкой критике со стороны французских СМИ, которые обвинили его в разрушении задуманного мероприятия и своего выхода на авансцену против воли не желающих этого хозяев.

Их критика была затем повторена израильскими СМИ, которые старательно игнорировали привычную антиизраильскую враждебность французских СМИ и антиизраильскую политику правительства Олланда. Израильские СМИ, вместе с лидером партии «Hatnua» Ципи Ливни, также обрушились с жёсткой критикой на Нетаниягу, а также на министра иностранных дел Авигдора Либермана и министра экономики Нафтали Беннета за нападки на французские национальные чувства, и за то, что призывают французских евреев сделать алию, репатриироваться на Святую Землю.

Но алия является ключом утверждения об увеличивающейся опасности того, что евреи Франции стоят перед лицом французского антисемитизма системного характера. Это верно, прежде всего, потому что, так как Франция даёт ясно понять что она – не тёплый дом для своих евреев, Израиль является лучшим вариантом. Израиль существует для того, что евреи всегда имели более хорошую опцию, чем страдать от рук враждебных неевреев.

Разговоры о репатриации также имеют большое значение, потому что до сих пор единственное, что заставляло французские власти непосредственно выступать против антисемитизма и принимать меры, чтобы защитить французских евреев, была перспектива массового исхода их евреев.

2014 год показал 50-процентное увеличение французской алии в Израиль. И Еврейское агентство («Сохнут») ожидает, что это число удвоится в 2015 году до 15000, с показателем алии в 50 000 не столь далёким.

После того, как был убит Илан Халими, из-за страха расстроить французов, ни один израильский лидер, в том числе бывший министр иностранных дел Ципи Ливни, не произнёс ни слова осуждения против зверств. Ни один израильский представитель не присутствовал на его мемориальной церемонии.

Никто не призывал французских евреев сделать алию.

А число антисемитских нападений каждый год сильно возросло. Враждебность французского правительства по отношению к Израилю, с каждым годом так же обострялась.

Существуют, к сожалению, все основания полагать, что резня в кошерном супермаркете в Париже в прошлую пятницу не будет последней. Но также ясно, что наилучший способ предотвратить ещё большие страдания это – часто и убедительно говорить о возможности переезда в Израиль. Израиль также должен предпринять активные шаги, чтобы подготовить свою страну к приезду наших французских братьев и сестёр.

Олланд, конечно, выразит своё раздражение, так как он продолжает осуждать Израиль на каждом шагу за мнимые злодеяния. Но французские евреи будут усиливаться. В то время как совесть человечества может беспочвенно раздражаться из-за виктимизации евреев, евреи Франции будут знать, что есть одно место на Земле, которое существует, чтобы предотвратить эту виктимизацию, и что здесь их будут радушно приветствовать, когда они захотят сделать свой выбор и приехать сюда.
Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё