Поиск по этому блогу

Загрузка...

Юридические и политические замечания по поводу провалившегося проекта палестино-иорданской резолюции

Oded EranОдед Эран, Робби Сэйбель

Голосование 30 декабря 2014 года в Совете Безопасности, безусловно, это – победа израильской дипломатии, учитывая различные резолюции учреждений ООН в предыдущие годы и резолюции, которые были приняты в последние месяцы, например, в ряде европейских парламентов. Каковы бы ни были сомнения в том, как США отнесутся к этому палестинскому шагу, они испарились благодаря очень твёрдой позиции за несколько недель до голосования и разъяснения, безусловно, доведённого до сведения других членов Совета Безопасности, что США наложат вето даже на смягчённую версию первоначального проекта. Тем не менее, голосование США не должно никого вводить в заблуждение по поводу настроения Вашингтона и голосов администрации. Заявление посла Великобритании, чтобы объяснить её позицию при голосовании (при одном воздержавшемся), что его страна согласилась с содержанием представленного проекта резолюции, и что он хотел бы видеть пересмотр самой идеи «параметров решения ближневосточного мирного процесса в 2015 году», которая «может очень точно отразить другие взгляды, циркулирующие в Вашингтоне.

Хотя это и не принято, текст проекта резолюции, представленный Совету Безопасности ООН Иорданией от имени «Палестины», заслуживает рассмотрения. Представление проекта резолюции, как таковой, от имени палестинцев, было явно нарушением палестинских обязательств по соглашению Осло, в котором Израиль и ООП согласились, что «ни одна из сторон не инициирует и не предпримет каких-либо шагов, которые изменят статус Западного берега и сектора Газа, в ожидании результатов переговоров о постоянном статусе».

Поскольку Совет Безопасности ООН является политическим органом, принимающим политические решения, даже если бы этот проект резолюции был принят, это не означало бы юридического решения или утверждения международного права, а, скорее, изложение политических взглядов большинства членов Совета. Совет Безопасности уполномочен Уставом ООН принимать обязующие решения, но только тогда, когда он определяет, в соответствии с главой VII Устава, что имеет место 
«угроза миру, нарушение мира или акт агрессии». 
Ни одна из резолюций Советов Безопасности ООН, начиная с 1948 г., не использовала язык Главы VII по отношению к палестино-израильскому конфликту, в том числе этот проект Иордании. Даже Резолюция 242 не была принята в соответствии с главой VII, и стала обязательной лишь тогда, когда она была одобрена всеми сторонами конфликта.

Тогда как Резолюция 242 использовала двусмысленный язык, чтобы позволить сторонам прийти к обоюдному решению, иорданский проект отражает целиком палестинскую позицию, почти ничего не оставляя договорному процессу. Проект резолюции чётко черпал своё вдохновение из «Мирной инициативы Лиги арабских государств» 2002 г., но отличается от неё в ряде важных аспектов. Иорданский проект устанавливает жёсткий график, призывающий к прекращению «оккупации» в декабре 2017 года. В «Инициативе Лиги арабских государств» такого графика не было. В отличие от «Арабской мирной инициативы», преамбула проекта Иордании ссылается на резолюцию о «разделении» Генеральной Ассамблеи ООН 1947 г. Эта ссылка является неожиданной, поскольку та резолюция о разделении исключала Иерусалим как из предполагаемого еврейского, так и арабского государств.

Резолюция о разделении, кроме того, явно ссылалась на «еврейское» государство, наряду с арабским государством. Одним очень положительным элементом «Инициативы Лиги арабских государств» 2002 г. стала констатация того, что в результате соглашения с палестинцами, все арабские страны будут
 «считать арабо-израильский конфликт завершённым и придут к мирному соглашению с Израилем и установят с ним нлрмальные отношения в контексте этого всеобъемлющего мира». 
Из иорданского проекта это положительное предложение о начале переговоров всех арабских стран было исключено.

Призывая к полному выводу из всех территорий, включая Восточный Иерусалим, иорданский проект, тем не менее, ссылается на возможность
 «взаимно согласованных, ограниченных, эквивалентных обменов территориями», предложение, которое не было включено в «Инициативу Лиги арабских государств».
Наряду с хитроумными жёсткими временнЫми рамками и призывом к полному выводу с территорий, иорданский проект предполагает, чтобы проблема арабских беженцев решалась на основе резолюции Генеральной Ассамблеи ООН 194 (III). Как и «Инициатива Лиги арабских государств», проект Иордании, таким образом, косвенно пытается ввести так называемое «право на возвращение» в качестве условия переговоров. Когда в декабре 1948 года была принята Резолюция 194, все арабские государства проголосовали против неё, и нет никакой ссылки на эту резолюцию ни в резолюции 242 СБ ООН, ни в Кэмп-Дэвидском соглашении с Египтом 1978 года, ни в мирном договоре 1979 года, ни в израильско-иорданском мирном договоре, ни даже в соглашениях Осло с ООП. Таким образом, это является попыткой внести элемент, который совершенно неприемлем для Израиля, и который, на самом деле, был молча выброшен из всех соглашений с Израилем.

При голосовании против этого проекта, США не только выразили своё политическое недовольство, но также выполнили свои обязательства в рамках мирного договора между Египтом и Израилем 1979 года, где США вновь подтвердили свою приверженность 
«противостоять и, в случае необходимости, проголосовать против любых инициатив, в Совете Безопасности в ... целях изменения Резолюций 242 и 338 способами, которые несовместимы с их первоначальной целью».
Причиной для беспокойства является не только голос Франции «за», но решимость продолжать настаивать на этой резолюции в будущем. Голосование четырёх членов ЕС разделилось между двумя, которые воздержались (Великобритания и Литва) и сторонниками этой резолюции (Франция и Люксембург). Если, этот вопрос будет вновь поднят в 2015 году, то нет никаких оснований надеяться, что в голосовании членов ЕС произойдёт какое-нибудь улучшение, а Испания заменит Люксембург.

В то время как некоторое утешение можно найти в голосовании Нигерии и Руанды, голоса стран Латинской Америки были поданы за палестинский проект. Тогда как большая палестинская диаспора в Чили объясняет голосование за палестинское государство, голосование аргентинцев не следует воспринимать легкомысленно; дело в том, что в 2015 году Венесуэла заменяет Аргентину и исключает какие-либо шансы на перемены в голосовании. То же можно сказать о том, как будут голосовать в 2015 году два азиатских государства, если будет представлен аналогичный проект или даже то, что с точки зрения Израиля является худшей его версией.

Многие израильтяне поднимают вопрос о роли Иордании в событиях, приведших к итогам голосования 30 декабря. Как представитель Лиги арабских государств, у Иордании не было другого выбора, кроме как представить этот проект и голосовать за него. В то же время, палестинский шаг в Совете Безопасности едва ли был согласован с посольством Иордании в ООН. За кулисами политической элиты, палестинская тактика вызвала большую тревогу в Аммане.

Возникает вопрос, почему палестинцы не захотели подождать, когда займут свои места члены Совета Безопасности, более перспективные для голосования за них, что произошло сразу спустя несколько часов после того, как состоялось то голосование. Было ли это результатом дезинформации о том, как проголосуют некоторые члены СБ или, как считают некоторые, отражением безмолвного понимания того, что проект будет провален за счёт наложения вето США. Тем не менее, независимо от этого объяснения, ясно, что палестинская политическая кампания продвинулась в несколько иной сфере. Результаты выборов 17 марта в Израиле могут поощрить палестинцев и других вернуться к идее голосования в Совете Безопасности, и то если это действительно случится, то вето США становится абсолютно необходимым. Однако, слишком много переменных затрудняют с уверенностью предсказать, что оно будет наложено. Эти переменные включают в себя язык проекта, внутриполитическую ситуацию на израильской и палестинской политических аренах, давление некоторых европейских союзников на США и давление со стороны некоторых арабских государств. Более искушённое палестинское политическое руководство вполне может заставить американцев принять решение, чтобы голосовать за новую резолюцию в Совете Безопасности, которую будет труднее предсказать и достичь.

Д-р Одед Эран является старшим научным сотрудником НИСО.
Профессор Робби Сэйбель преподаёт на юридическом факультете Еврейского университета в Иерусалиме.

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё