Поиск по этому блогу

Загрузка...

Новое прочтение резолюции ООН 242 может изменить взгляд на арабо-израильский конфликт

Иона Джереми Боб

Резолюция ООН 242 признается как основная резолюция, касающаяся арабо-израильского конфликта, которая может изменить многие вопросы в споре о границах.
Израильско - Иорданская граница
Поскольку Совет Безопасности и Международный уголовный суд снова сосредоточили свое внимание на Израиле, готовящееся к публикации исследование раскрывает новые стороны резолюции Совета 242, признавая ее главной резолюцией, касающейся арабо-израильского конфликта, которая может изменить взгляд на вопросы в споре о границах.
Согласно статье профессора Евгения Конторовича из Северо-Западного университета, которая будет скоро опубликована в Chicago Journal of International Law, вскрылась новая сторона в бесконечных спорах по смыслу резолюции 242 Совета Безопасности, которая устанавливает принципы определения границ Израиля и вывода войск с территорий, отвоеванных в 1967.

В своем исследовании Конторович сравнивает резолюцию 242 со всеми другими 18 резолюциями Совета Безопасности, касающимися вывода с территорий, и считает, что эта резолюция является уникальной по своей двусмысленности в отношении того, с каких территорий Израиль должен уйти, притом, что другие резолюции ясно говорят о полном выводе.

Конторович пишет в статье, что всегда были споры относительно того, обязывает ли Израиль фраза в резолюции ООН 242 «уход с территорий» уйти со всего Западного берега и Голанских высот или только с некоторой части территорий, согласованных в ходе переговоров.

Конторович приводит пять резолюций ООН, принятых до 1967 по выводу: 
  • СССР из Ирана - в 1946; 
  • Отвод участникков арабо-израильской войны 1948 к позициям 14 октября 1948; 
  • Выход Северной Кореи из Южной Кореи к 38-й параллели в 1950; 
  • Выход Бельгии из Конго в 1960; Отход Индии и Пакистана к позициям 5 августа 1965. 
Он пишет, что СССР был вынужден выйти из всего Ирана, что Бельгии пришлось выйти с «территории» (“the territory”, тогда как в резолюции 242 отсутствует определенный артикль «the») Конго, и что другие три резолюции давали конкретные даты или маркеры для вывода.

В противоположность этому, пишет Конторович, преднамеренное опускание определенного артикля «the» и даты или географического маркера в резолюции 242 показывает, что ООН намеренно сформулировала вопрос расплывчато, что, как он утверждает, может быть решающим доказательством для прочтения резолюции произраильски, что Израилю следует отказаться только от некоторых территорий, как это было согласовано в ходе переговоров.

Далее статья цитирует 13 дополнительных резолюций по территориальному выводу, включая резолюцию 2012, приказывающая Судану и Южному Судану отойти к своим границам, где артикль «the» появляется пять раз, означая обязательство полного вывода войск, и в остальных 12-ти резолюциях также, как представляется, имеется сигнал о полном выводе.

Бывший посол в ООН и директор иерусалимского Центра по связям с общественностью, Дори Голд, откликнулся на статью, сказав: 
«К сожалению есть голоса, которые считают обсуждение отсутствия артикля “the '' в резолюции 242 придиркой. Они не понимают, что язык этой резолюции был подготовлен в то время на самых высоких уровнях правительством США».
Далее, он продолжал: 
«На деле, советский премьер-министр Косыгин требовал вставки текста о выводе со «всех территорий», и он даже был вставлен в предыдущем проекте.
Однако президент США Линдон Джонсон твердо стоял на сохранении текста «уход с территорий» без артикля “the”, чтобы ограничить обязательство о выводе.
Золото добавил, 
«Конторович попал на нечто чрезвычайно важно, что усиливает традиционное толкование Израиля резолюции 242, которая получила согласие Совета Безопасности ООН в ноябре 1967».
Он утверждал, что такое толкование резолюции также поддерживает аргументы Израиля, что война 1967 велась в целях самообороны.

В противоположность этому, адвокат по правам человека, Майкл Сфард, сказал, что споры о том, обязывает ли резолюции 242 Израиль уйти со всех территорий, завоеванных в 1967, или только из части их, не столь важно.

Он сказал, что резолюция 242 была принята еще до того, как ООП была признана как организация, представляющая палестинский народ, до того, как Иордания отказалась от своих прав на Западный берег в пользу «Государство Палестины», 
«до соглашений Осло, и до признания Палестины как государства Генеральной Ассамблеей ООН».
Сфард добавил, что
"все вышеперечисленное влияет на юридическую ситуацию с точки зрения международного права, наряду с вневременным и важнейшим принципом, что государства не могут приобретать суверенитет на новой территории путем завоевания и новые границы требуют соглашения между соответствующими сторонами".

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё