Поиск по этому блогу

Загрузка...

После нападения в Париже Ле Пен переносит дело в Нью-Йорк Таймс

Майкл Шульзон

Лидер Национального фронта придерживается жесткой позиции в отношении исламского фундаментализма

После терактов в Париже в начале этого месяца, многие наблюдатели, включая Марка Вейцмана из Tablet, предсказали, что события придадут политический импульс Марин Ле Пен, лидеру Национального фронта ультраправых Франции. Ле Пен приняла более жесткую позицию в отношении иммиграции, чем другие французские политики, а, как мы уже видели в других местах, террор имеет способ усиления ксенофобии.
Пока, однако, импульс не материализовался. Последние опросы показывают, что ее партия не получила большой поддержки в период после нападений. Между тем, рейтинг президента Франсуа Олланда подскочил.

Однако Ле Пен все еще пытается продвинуть свое дело после нападений. В понедельник в Нью-Йорк Т аймс в колонке Мнение, Ле Пенизложила предсказуемо агрессивную платформу по вопросам иммиграции и сильную оборону французского секуляризма, известного как светскость.

На первый взгляд, статья излагает довольно стандартное дело Национального фронта: нынешнее правительство проявило слабость в отношении иммиграции. Министру иностранных дел Франции необходимо начать открыто говорить об угрозе исламского фундаментализма, вместо того, чтобы потакать политкорректной пустой болтовне. Франция должна ввести пограничные проверки (против политики Европейского союза), ограничить иммиграцию и стать более серьезной в отношении Сирии. Ближе к концу статьи Ле Пен перепрыгивает к защите национальной идентичности Франции. Из контекста возникает впечатление, что речь идет о пропаганде защиты светской городской площади. Сказанное Ле Пен звучит больше, как завуалированное предупреждение мусульманам и евреям Франции.

«Теперь весь французский народ как один человек, должен оказать давление на своих лидеров, чтобы эти дни в январе не оказались напрасными», -- пишет она. «Мы, французы, внутренне привязаны к нашей светскости, суверенности и независимости, нашим ценностям».

Стоит на мгновение задуматься, а что Ле Пен подразумевает под светскостью? В 2014, в Tablet было помещено интервью с Ле Пен, которая возражала против идеи еврейской общины, которая каким-то образом оказалась отдельно от французской публики. 
«Я признаю», -- сказала она Вейцману, «только одну общину – национальную. Республика едина и не может быть разделена». 
Ранее Ле Пен призывала к запрету ношения ермолки и мусульманских платков в общественных местах. Когда она говорит о светскости, она, видимо, адресуется не к плюралистической городской площади, как себе представляет большинство американцев, а к чему-то, что ближе к политически насильственному культурному единству.

В этом свете, идея французского народа, единого, «как один человек», начинает приобретать зловещее звучание. Кто входит в этот корпоративный орган в видении Ле Пен? И кто уже или будет исключен? Во всяком случае, мнение Ле Пен подчеркивает ее растущую международную известность, и необычную напряженность, в которой теперь оказались французские евреи. С одной стороны, есть исламистские экстремисты, которые осуществляют жестокие нападения на евреев, а с другой – ультраправые, которые получают политическую выгоду от этого насилия. А в середине находятся 600 000 евреев страны.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё