Поиск по этому блогу

Загрузка...

Христиане Святой земли: "Не называйте нас арабами"


Арье Теппер

Определяемая с давних пор как часть арабского меньшинства страны, христианская община Израиля в последнее время начала утверждать свою собственную уникальную идентичность — ту, которая глубоко связана с еврейским государством Израиль.

Познакомьтесь с арамеями.

Когда в середине декабря 2014 премьер-министр Израиля, Биньямин Нетаньяху, шагал в банкетный зал города Верхний Назарет в Северной Галилее, около 1000 человек поднялись и, стоя, аплодировали ему. Бал ли это типичный предвыборный энтузиазм?

Это определенно был энтузиазм, но вряд ли типичный. Толпа состояла из арабоязычных христиан, которые настаивали на том, что они – не арабы. Они себя считают «арамеями», а мероприятие, организованное форумом христиан-призывников в Армию Обороны Израиля, было посвящено предрождественскому времени в общине, которая отмечает недавнее решение Израиля о юридическом признании их старой-новой идентичности.

Благодаря этому признанию, израильские арамеи находятся в настоящее время в Израиле на тех же основаниях, что и другие израильские меньшинства, как, например, друзы и черкесы. И как они, арамейские христиане хотят присоединить своих сыновей к АОИ. Арамеи, которые неоднократно выступали на мероприятиях в Верхнем Назарете (из них лишь незначительная часть говорит на самом деле на арамейском, но есть стремление возродить язык), подчеркивают свое желание защищать то, что они считают единственным государством на Ближнем Востоке, которое оберегает христиан и позволяет им спокойно исповедовать свою религию.

Движение за признание самобытной израильской арамейской национальности не является чем-то новым. Оно началось достаточно скромно в 2007, когда член маронитской церкви северного израильского города Гуш-Халав, майор-резервист АОИ, Шади Шалуль, встретился с будущим членом Кнессета от партии Ликуд, Яривом Левиным. Шалуль убедил Левина, что арамеи должны рассматриваться в Израиле как самобытное меньшинство. До сих пор, почти все израильские христиане сами определяли себя и считались «арабами». Их аргумент в пользу национальной арамейской самобытности был на удивление легко предъявлен и подхвачен с большой настойчивостью в христианской общине, поскольку израильские христиане видели, какая судьба постигает их единоверцев и другие группы меньшинств на Ближнем Востоке после того, как возникли обещания и угрозы арабской весны. Копты в Египте, христиане, курды и халдеи в Сирии, Ираке и за их пределами -- нигде христиане и представители других меньшинств всех вероисповеданий, не чувствуют себя в большей безопасности и не имеют большей свободы, чем в еврейском государстве.

Христиане, говорящие на арамейском языке, жили на Ближнем Востоке на заре христианства. Иисус был евреем, говорящим на арамейском языке. Все изменилось, когда арабские мусульманские армии вырвались из Аравийского полуострова в VII веке н.э. и завоевали большую часть Плодородного полумесяца и Северной Африки. Империи, которые они построили, быстро начали навязывать свою веру и культуру в регионах, которые они захватывали.

В результате, арамейский язык стал медленно угасать как разговорный в пользу новой имперской лингвы-франка – арабского языка. Этот переход должен быть знаком студентам, изучающим еврейскую историю. До исламского завоевания многие ближневосточные евреи также говорили на арамейском языке. Классический сборник иудейского права и знания, Талмуд, был написан на этом языке. Однако после арабского завоевания, евреи начали создавать свои собственные диалекты арабского языка, и Талмуд стал постепенно непонятным для всех, кроме небольшой научной элиты.
Высокопоставленные бедуины и друзы присутствуют на мероприятии, проводимом христианским форумом за поступление на военную службу в Армию Обороны Израиля. (Фото: Авирам Вальдман/Тауэр).
В тот же период времени, некоторые арамейские христиане перешли в новый арабо-исламский орден, в то время как другие сохранили свою самобытность путем сохранения своей христианской веры, которая использует арамейский язык как язык молитвы, тогда как арабский язык стал языком повседневной жизни. Несмотря на чрезвычайное давление, оказанное на носителей арамейского языка, ему удалось выжить в XX веке в качестве разговорного языка, главным образом, в нескольких христианских деревнях в Ираке, Сирии и Ливане. В ходе инцидента, который никоим образом не был связан со стремлением арамейцев к своему признанию, одна из таких общин, деревня восточных православных христиан, Маабула, была захвачена исламистскими силами, принимавшими участие в боевых действиях в гражданской войне в Сирии.

История арамейских христиан в Израиле иллюстрируется тем, что происходило с Шалулем в его родном городе Гуш-Халав. До 1948 арамейский язык преподавался в местных школах. Однако после основания государства Израиль, израильские арамеи попали в категорию «арабы» и, таким образом, были вынуждены учить арабский язык, историю и культуру. Поскольку министерство образования Израиля не предусматривало преподавание арамейского языка в государственных школах, язык сохранился только в маронитской литургии и частных инициативах, как программа арамейского языка, которую Шалуль и его брат, Амир, запустили в Гуш-Халаве.

Справедливости ради, следует сказать, что решение Израиля считать арамеев арабами, должно рассматриваться в контексте. Идея, что арабы, независимо от религии, составляют одну нацию, продвигалась некоторыми ближневосточными христианскими интеллектуалами на протяжении большей части XX века. Эта идея до сих пор остается популярной в некоторых христианских кругах, в том числе, и в Израиле. Самообразованные арамеи-христиане скажут вам, что это была идея, рожденная в их общине из-за политической уязвимости. Чтобы выжить на арабском Ближнем Востоке, им пришлось «стать» арабами. Однако идея, что принятая арабская национальная идентичность будет работать в их пользу, была разрушена в последние годы, когда рост ультра-радикального ислама привел к нападениям на христиан в Египте, Сирии и Ираке, которые иногда были на грани этнической чистки.

После того, как Шалуль убедил Левина, движение за перемены начало набирать обороты. Левин был избран в Кнессет в 2009 и быстро начал выступать от имени израильских арамеев.
Israeli Prime Minister Benjamin Netanyahu (center) speaks at an event thrown by the Forum for Christian Enlistment in the Israel Defense Forces. Next to him is Father Gabriel Naddaf. Photo: Aviram Valdman / The Tower
Премьер-министр Израиля, Биньямин Нетаньяху (в центре), выступает на мероприятии, организованном христианским форумом за поступление на военную службу в Армию Обороны Израиля. Рядом с ним — отец Габриэль Наддаф. Фото: Авирам Вальдман / Тауэр
Это, похоже, создало эффект снежного кома. В августе 2012, параллельно с усилиями Шалуля, майор АОИ, Ихаб Шлаян — восточно-православный христианин, основал форум за зачисление христиан в АОИ. Шлаян считает, что израильским арамеям больше не следует терпеть ложь, которая вынудила израильских христиан низко склоняться перед арабской чувствительностью. Он назначил греческого православного священника из Назарета, отца Габриэля Наддафа, руководителем организации. Мрачный человек, который выражает интенсивное чувство миссии, отец Наддаф разделил взгляды Шлаяна и очень способствовал престижу форума.

Собственная карьера отца Наддафа началась более двух десятилетий назад. В 1995 он был назначен священником в церковь Благовещения в Назарете. Вскоре после этого он начал тихую кампанию для смены своей церкви и общины. Отец Наддаф считает, что восточно-православная церковь должна обучать израильских христиан их истории. Он удивляется, почему израильские христиане считают себя арабами, когда никто из апостолов арабом не был? В моих корнях нет ничего, что сказало бы мне: «я араб».

Однако греческий православный Патриарх предупредил его «не вызывать провокаций», и с годами его тихое поведение принесло мало плодов. Когда «Арабская весна» привела к жестоким нападениям на христианские общины на Ближнем Востоке, отец Наддаф сказал себе «хватит, значит хватит». Пришло время «отбросить страх и ложь».

Объединив силы с Шлаяном, отец Наддаф призвал израильских христиан признать, что они – не арабы и записаться в АОИ. После того, как отец Наддаф призвал служить в армии, зачисление христиан на военную службу увеличилось в три раза, однако, отец Наддаф считает, что если бы Израиль с полной силой защищал своих христианских граждан и демонстрировал нулевую терпимость к антиарамейским подстрекательствам, численность бы резко возросла. Восторженная реакция на приезд премьер-министра Нетаньяху в Верхний Назарет, притом, что только 300 человек посетили первоначальную конференцию Форума в 2012, придает достоверности этому утверждению.

Father Gabriel Naddaf. Photo: Aviram Valdman / The Tower
Отец Габриэль Наддаф. Фото: Авирам Вальдман / Тауэр
Если Шади Шаулем движет глубокая любовь к арамейскому наследию (дома он говорит по-арамейски со своим маленьким сыном , Арамом), отца Наддафа воодушевляет глубокое религиозное убеждение. Его бесстрашие, вызванное религиозным вдохновением, бесспорно ближневосточного происхождения. Внутренняя свобода часто находит отражение у подлинно верующих, независимо от их конкретной веры. Отец Наддаф считает, что «что-то божественное происходит здесь». И в соответствии с этой новообретенной внутренней свободой, он готов говорить вещи, которые он и многие другие в его общине не осмелились бы сказать раньше. Сокрушив один из самых драгоценных арабских националистических табу, он утверждает, что Земля Израиля принадлежит евреям, и что палестинский народ -- фикция, выдумка с целью подрыва суверенитета еврейской нации. Если бы это зависело от отца Наддафа, евреи бы давно молились на Храмовой горе, и Израиль сохранил бы суверенитет над всей территорией Западного берега.

Неудивительно, что отец Наддаф находится под атакой со всех сторон, главным образом, из-за его поддержки службы в АОИ. Член Палестинской администрации пошел еще дальше, выступив с заявлением от лица греческой православной патриархии, что отец Наддаф уволен. Израильско-арабские политические деятели занимаются подстрекательством против него и призывают к его убийству, что может быть обнаружено в арабо-израильских средствах массовой информации.

Угрозы -- не шутка. В декабре 2013 его сын Юдан был жестоко избит за убеждения своего отца. Однако отец Наддаф – не из пугливых. 
«Мы переступили через свой страх», -- говорит он. «Мы говорим правду». 
И он разговоры разговаривает и одновременно своей дорогой идет: Юдан был призван в АОИ в прошлом декабре и избрал служить в элитном боевом подразделении.

Легко быть циничным, говоря о принятии Израилем арамейский идентичности. Унизительная версия, предлагаемая иногда в международной прессе, выглядит примерно так: для того, чтобы гарантировать себе будущую гегемонию, израильские евреи проводят в отношении арабского меньшинства стратегию разделяй и властвуй. Добившись успеха в выделении друзов и черкесов, израильское правительство признало арамейскую нацию с целью отрезать арабов-христиан от израильтян-мусульман.

Эта теория заговора может только сама себя поддерживать, игнорируя контекст современного Ближнего Востока. Как писала газета American Spectator в 2012, 
«наблюдается расцвет арабской самобытности среди христиан региона». 
Единственное, что их объединяет – это акцент на возрождение арамейского языка. Интересно отметить, что вдохновение к такому возрождению, в определенной степени, пришло от Израиля и сионизма. По словам Давида Дага, арамейского активиста, проживающего в Швеции, «если Израиль смог быть возрожден, то почему не может Арам?» Шади Шалуль говорит: 
«Примером для нас послужил воскреситель иврита, Элиэзер Бен-Иегуда».
Однако утверждение неарабской идентичности – не единственное для арамейских христиан. Если сделать шаг назад и оглядеть весь «арабский мир» в целом, то от Северной Африки до Ирака можно видеть, как меньшинства освобождают себя от того, что они считают навязанной им арабской идентичностью.

Возьмем берберов, коренных жителей Северной Африки, присутствие которых имело место задолго до мусульманского завоевания. После 14 столетий арабской гегемонии, отрицание культурных и языковых прав берберов по-прежнему является нормой. Например, хотя 10% населения Ливии -- берберы, при режиме Каддафи было незаконно давать детям неарабские имена. Нечего говорить, что не стало лучше и во время хаоса после падения режима Каддафи.

В Алжире 25% населения -- берберы, но арабский язык остается единственным официальным языком государства. Угнетенные арабским большинством страны, алжирские берберы открыто идентифицируют себя с с еврейским народом и восхищаются Израилем.

В Марокко также незаконно давать детям неарабские имена, несмотря на то, что население включает 10% берберов. Несмотря на это, Ассоциация берберо-еврейской дружбы была создана в 2008, и глава ассоциации, Ахмед Адгирни, открыто защищал группу в телевизионных дебатах с алжирским пан-арабистом.
«Арабская идентичность» есть нечто, присущее только арабам, и не относится к амазигам (берберам) или другим североафриканским народностям… Евреев тоже арабская идентичность не касается… Если бы только арабы верили в дружбу с евреями все эти годы, мы бы не видели рек крови, текущей среди самих арабов, или между арабами и евреями. … Я нахожу вызывающим возражения, что каждый… испытывает отвращение к слову «дружба»».
Двигаясь на Восток, рассмотрим дело египетских коптов. Они являются прямыми потомками цивилизации, построившей пирамиды и практиковавшей одну из древнейших форм христианства в мире. Их язык – это все, что осталось от древнего египетского языка. Несмотря на тот факт, что копты составляют 10% египетского населения, Египет называет себя «Арабской Республикой Египет», и во времена расцвета панарабизма Гамаль Абдель Насера в 1950-х и 60-х, кратковременный союз между Египтом и Сирией был назван «Объединенной Арабской Республикой».

Однако сегодня такие копты, как поэт Фатима Наут, выражают желание напомнить египтянам, что ее народ жил в Египте задолго до того, как арабы оставили свой Аравийский полуостров, и что коптов насильно заставили принять арабский язык. Когда ее спросили во время телеинтервью в 2013, хочет ли она удалить слово «Арабская»... из названия... «Арабская Республика Египет», Наут ответила:
«мой сын, Мазен, во время учебы в школе писал «Египетская Республика». Он сказал мне, что он провалил географию из-за этого, а я сказала ему, что он может провалить географию, зато добьется успехов в истории.
К югу от Египта -- Южный Судан получил независимость от арабо-исламского государства Судан в 2011. Большая часть юга Судана населена неарабскими этническими группами, которые практикуют те или иные формы христианства или традиционные африканские религии. Лидеры нового государства официально отделили их от Судана, сделав официальным языком в стране английский язык, вместо арабского.

Возможно, самым известным случаем неарабского меньшинства на Ближнем Востоке, которое продолжает сопротивляться политической и культурной арабизации, являются курды. Арабские источники седьмого века уже ссылаются на «курдов», а это означает, что они присутствовали на Ближнем Востоке до прихода арабов. Однако современное курдское стремление к политической независимости было последовательно сорвано. Низкий уровень жизни курдов, живущих среди арабов, наступил в 1988, когда Саддам Хусейн приказал осуществить крупномасштабное нападение на курдское население Ирака с применением химического оружия. Это широко рассматривалось как акт геноцида, но курды в то время не получили никакой помощи, кроме сочувствия и последующего создания курдской автономной зоны на севере Ирака. Зарождающийся Курдистан сейчас находится под жестокой атакой радикальных арабских исламистов.

Этот краткий обзор меньшинств, страдающих от арабского политического господства, делает идею «арабского мира», простирающегося от Северной Африки до Ирака, слегка абсурдной. Весь Ближний Восток состоит из множества народов и народностей — арабской, берберской, коптской, еврейской, арамейской, алавитов, друзов, курдов, езидов и т.д. — и одним из основных препятствий к возникновению плюралистического и демократического порядка в регионе является разрушительное понятие чисто «арабского Ближнего Востока».

Израиль заслуживает значительного доверия за то, что он -- единственное государство Ближнего Востока, которое культивирует плюрализма в пределах своих границ. Однако, несмотря на то, что Израиль привержен защите индивидуальных и коллективных прав меньшинств, арамейские христиане по-прежнему сталкиваются с рядом серьезных проблем, касающихся будущего их общины, поскольку неясно, готов ли политический истеблишмент Израиля помочь им.

Рассмотрим вопрос образования. Арамейские христиане хотели создать отдельный директорат образования в израильском министерстве образования, параллельно с директоратом, управляемым друзами и черкесами. Отец Наддаф считает, что для израильских христиан важно изучить свою историю для того, чтобы не дать угаснуть импульсу, порожденному признанием Израиля их арамейской идентичности. На данный момент, однако, израильские христиане должны изучать арабо-исламскую историю.

Реакция Израиля на запрос арамейцев была проблематичной. Все министры уходящего правительства Нетаньяху договорились встретиться с христианскими арамейскими представителями, за исключением одного: министра образования, раввина Шая Пирона. Более того, арамейские христиане утверждают, что директор министерства образования Северного округа, доктор Орна Симхон, была особенно беспомощна. По данным Амит Барак, представительницы НПО «Лица Израиля», которая сопровождала арамейских христиан во время их встреч с должностными лицами правительства, Министерство образования просто боится: они не хотят огорчать хрупкие элементы израильско-арабского общества.

Photo: Aviram Valdman / The Tower
Фото: Авирам Вальдман/Тауэр
Существует также проблема весьма реальных угроз жизни отца Наддафа. Полицейские установили камеры наблюдения снаружи его дома и круглосуточно контролируют его безопасность. Проблема в том, что в то время как полицейские выявили ряд лиц, виновных в подстрекательстве против отца Наддафа, и предъявили обвинения, государственная прокуратура не провела следствие ни по одному из этих случаев. Барак также приписывает такое отсутствие отклика боязни раскачивать лодку. Во время речи, которую отец Наддав произнес на мероприятии в Верхнем Назарете, он обратился к премьер-министру Нетаньяху, упомянув угрозы своей жизни и пожаловался на отсутствие реакции. Нетаньяху, который, судя по всему, является другом арамейской христианской общины и искренне заинтересован в продвижении ее интересов, кивал в знак согласия. Только время покажет, если те подстрекатели против отца Наддафа дойдут до суда.

Однако не только госпрокурор не смог прийти на помощь отцу Наддафу. Самопровозглашенная защитница прав меньшинств Израиля, леволиберальная партия «Мерец», выступает против отграничения израильских христиан от израильских арабов. Шади Шалуль считает позицию Мерец лицемерной и трусливой. Лицемерной, потому что не желает поддерживать дело арамейцев, и трусливой, потому что боится разозлить израильских арабов. Отец Наддаф схватился с Мерец во время одной бурной сессии Кнессета. Он, по сути, обвинил эту партию в поощрении насилия против него.

Как же нам понять эту странную линию политических сил? По-видимому, основным вопросом является, должен ли Израиль стремиться успокоить арабов как внутри, так и за его пределами, или стоять за арабский политический империализм, который определял Ближний Восток в течение столь долгого времени. Это правда, что рухнуло пан-арабское стремление к созданию единого арабского государства от Марокко до Ирака, однако, мнение, что Ближний Восток является по преимуществу арабским, а неарабские меньшинства должны воздержаться от утверждения своей идентичности, живет до сих пор.

Противники признания самобытной идентичности арамейцев утверждают, что оно представляет собой посягательство на арабское меньшинство в Израиле. Однако реальная проблема кроется в том, что официальное признание арамейских христиан косвенно подтверждает очень старую и опасно подрывную истину: арабы не являются коренным народом на большей части Ближнего Востока. Их истоки лежат на Аравийском полуострове -- там, где сейчас расположена Саудовская Аравия. И когда их армии наводняли весь регион, там уже жили народы, много разных народов. И, тем не менее, эти народы, которые подвергались преследованиям, высылке, а иногда, надо с сожалением сказать – уничтожению, все еще там. Это та же правда, которая неявно была провозглашена, осознают это евреи или нет, когда суверенитет был возвращен еврейским жителям на земле Израиля.

Это не означает, что арабы региона, как и арабы Израиля, не являются неотъемлемой частью ближневосточной мозаики. Однако это не дает им права доминировать среди других, в равной степени законных, народов.

Таким образом, признание Израиля своего арамейского меньшинства, не является атакой ни на кого. Это долгожданное признание прав меньшинств на Ближнем Востоке для определения их собственных идентичностей по их собственным условиям.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё