Поиск по этому блогу

Загрузка...

Дело против расследования Израиля Международным уголовным судом

Алан Дершович

23 января 2015

В 2012 мой друг и коллега, Луис Морено Окампо, который тогда был главным прокурором международного уголовного суда, постановил, что 
«Палестина не может быть признана «государством»». 
Теперь, оказывается, что он согласен с выводом своего преемника, что 
«Палестина» может теперь присоединиться к Римскому статуту» предположительно как государство. 
Я почтительно не согласен.
Как может некое образование стать государством с целью вступления в МУС, не имея границ? Предположение кажется таким, что линии перемирия июня 1967 в настоящее время составляют де-юре, если не де-факто, границы палестинского государства, несмотря на тот факт, что даже Палестинская администрация, вроде бы понимает, что никогда не будет возвращения к этим искусственным границам. Если палестинское «государство», как принято в Римском статуте, было бы определено линиями перемирия 1967, то из этого следовало бы, что Западная стена и площадь перед ней, самое священное место иудаизма, является «зоной оккупации», и любой израильтянин, который двинется в эту зону, будет военным преступником, как будут и израильские руководители, которые допустили, чтобы израильские евреи молились в этом святом месте. То же самое было бы верно для Еврейского университета на горе Скопус потому, что дорога, ведущая к нему, была захвачена Иорданией во время израильской войны за независимость и, таким образом, де-факто не была частью Израиля до июня 1967. То же самое и для еврейского квартала Иерусалима, в котором евреи жили тысячелетиями, и который был захвачен и жестоко разрушен Иорданией в войне 1948.

То же самое относится и к Гило, Маале Адумим и другим пригородам Иерусалима, которые палестинские лидеры уже давно признали как части Израиля в рамках любого урегулирования, несмотря на то, что они располагаются за пределами зеленой линии.

Кроме того, обмен территориями, который будет частью любого согласованного решения, сделает некоторые области, которые являлись частью Израиля до 1967, частью палестинского государства, а некоторые районы, которые находятся сейчас за пределами зеленой линии -- частью Израиля. Такое смещение границ создаст особенно сложную проблему в контексте палестинских притязаний (которые они обещали довести до сведения МУС), что это военное преступление - позволить израильтянам жить в оккупированных районах, когда столь многие районы предполагаемой оккупации являются спорными, подвижными и подлежащими будущему обмену территориями. Кроме того, резолюция 242 Совета Безопасности предусматривает, что Израиль сохранит некоторые земли, хотя какие именно, так и не было решено, которые он законно захватил в оборонительной войне против Иордании в 1967.

Эти практические проблемы просто иллюстрируют трудности признания «государства», которое не имеет признанных границ, и окончательные границы которого будут сдвинуты в случае, если будет достигнут мир. Неясно даже, включает ли палестинское государство сектор Газа , который не имел непрерывной территории с Западным берегом, поскольку ООН предложила разделить то, что осталось от британской подмандатной Палестины после создания Иордании. Газа в настоящее время де-факто находится под контролем Хамаса, который широко рассматривается как террористическая группа, у которой отсутствует какое-либо подобие законности или каких-либо обязательств по соблюдению законности. Будут ли лидеры Палестинской администрации на Западном берегу являться юридически виновными за террористические акты Хамаса, хотя они не имеют контроля над тем, что происходит в Газе? Будут ли военные командиры Хамаса нести ответственность, даже если они отказываются признавать власть МУС над ними?

Помимо практических проблем, которые возникнут, если «Палестина» без границ будет признана «государством», есть важные технические и юридические причины, почему недавние символические действия нескольких парламентов и Генеральной Ассамблеи ООН не смогут изменить правовой статус того, что правильно считалось не государством совсем недавно, в 2012. Некоторые из «признаний», принятых национальными парламентами, не были приняты их правительствами и были зависимы от переговорной резолюции в будущем. То же самое и признание Генеральной Ассамблеи. Вопрос о том, что включается в понятие «государство», включает в себя более чем символическое, возможное или желательное голосование, больше предназначенное для внутренних политических соображений, чем серьезных дипломатических и юридических последствий.

Помимо этих практических и технических причин для непризнания Палестины в настоящее время, есть еще и моральные соображения. Израиль согласился, а палестинцы отвергли решения двух государств в 1938 и 1948. Он предложил землю в обмен на мир в 1967 только для того, чтобы быть встреченным тремя «нет»: 
«нет миру, нет переговорам и нет признанию.
 Израиль сделал щедрые предложения в 2000-01, 2008, и совсем недавно - в 2014, ни одно из которых не было принято. Награждать сейчас эту непримиримость односторонним признанием является аморальным и неблагоприятным для достижения мира путем переговоров. Если палестинцы увидят, что они могут обеспечить себе одностороннее признание без переговоров и компромиссов, они будут иметь меньше стимулов, чтобы принять согласованную компромиссную резолюцию.

Кроме того, вопреки искреннему предположению Окампо, что палестинское решение привести израильских лидеров в МУС,
«не должно рассматриваться как нападение на Израиль», 
что, безусловно, именно так видится палестинским руководством, ссылающимся на эту «карту» как «оружие». И это является оружием, потому что оно стремится создать ложный моральный эквивалент между жизнеспособной демократией, которая регулируется верховенством закона, и шатким набором групп: Фатх, Хамас, «Исламский джихад» и другие, которые не признают результатов выборов, которые убивают несогласных без всякой надлежащей правовой процедуры, и которые позволяют своим официальным СМИ подстрекать к насилию против гражданских лиц на основе их религии. Оно также стремится создать ложный моральный эквивалент между армией, которая стремится защитить своих граждан от ракетных обстрелов, террористов-самоубийц и террористических туннелей, и террористической группой, которая убивает гражданских лиц прямо в своих постелях, похищает и убивает детей и расстреливает гражданских лиц, прикрываясь живыми щитами.

Показательно, что Хамас выразил удовлетворение решением МУС начать расследование военных действий Израиля в ходе недавней войны в Газе. Лицемерие террористической группы, которая хвастает своими военными преступлениями, выражая удовлетворение, что жертвы этих военных преступлений расследуются за попытку остановить ракетные нападения и тоннели, должно быть очевидным для любого разумного человека. Более важным является ответ США, которые сделали следующее заявление: 
«Мы решительно не согласны с действиями прокурора МУС. Место для урегулирования разногласий между сторонами должно быть определено путем прямых переговоров, а не односторонними действиями любой из сторон».
Окампо признает, что принцип «дополнительных компонентов» исключает расследование МУС Израиля, если только «нет никаких подлинных национальных расследований преступлений, совершенных под его юрисдикцией». Я знаком с израильской правовой системой и ее механизмами для расследования предполагаемых военных преступлений. Нет ни одной страны в мире с правовой системой, которая бы более чутко реагировала на заявления жертв военных преступлений. На вершине израильской правовой системы находится его Верховный суд, которым широко восхищаются юристы во всем мире. 

Если бы было установлено, что израильская правовая система не обеспечивает требуемые дополнения для того, чтобы отрицать установление юрисдикции МУС как «суда последней инстанции», то ни одно государство не прошло бы этот тест. 

Соединенные Штаты никогда не будут и не должны подчиняться юрисдикции международного суда, который не рассматривает израильскую правовую систему как удовлетворительно выполняющую принцип «дополнительных компонентов».

В целом, решение открыть расследование в отношении Израиля в это время, принесет вред перспективам мирного урегулирования конфликта и подорвет авторитет МУС. Это является серьезной ошибкой и должно быть отменено.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё