Поиск по этому блогу

Загрузка...

Уильям Мелман. Памяти Говарда Грифа (1940-2013)

Говард Гриф (1940-2013)
Рут Кинг
Июль 2013

Говард Гриф терпеть не мог дураков, особенно тех, включая юристов, которые, перед лицом исторических документов, свидетельствующих о суверенитете Израиля над Иудеей, Самарией и Голанами, как представители еврейского народа, упорствуют в ссылках на эти области как на «спорные», «нераспределенные» и, что наиболее оскорбительно, «оккупированные территории». 

Независимо от направления преобладающих политических ветров, Говард считал, что юридические вопросы решены после публикации в 2008 его книги «Правовые основы и границы Израиля по международному праву», Книга, содержащая 660 страниц и занявшая более двух десятилетий новаторских исследований, разбивает каждый миф, всякие ложь, искажение и извращение фактов, нагроможденных за 65 лет с момента воссоздания Израиля и отрицающих суверенное право еврейского народа на свой национальный дом.
Увы, спустя пять лет после публикации его книги и два месяца – после трагической и безвременной кончины Грифа, мифы, ложь, искажения не проявляют никаких признаков ослабления своего сцепления с глобальным сознанием. Преувеличивая убедительную силу истины в эпоху, когда «повествование» вытесняет исторические факты, Гриф не мог предвидеть ту непреодолимую стену сплошного равнодушия, с которым была встречена книга «Правовые основы» средствами массовой информации. Возможно, самая важная книга, которая была опубликована в Израиле с 1967, не удостоилась ни одного обзора со стороны левых, преобладающих в израильской прессе. Обзор книги этого автора появился в газете Outpost, и, благодаря усилиям общества «Американцы за безопасный Израиль» - в нескольких американских еженедельниках.

Говард Гриф не считал себя инструментом немедленного установления исторических и юридических прав Израиля, когда он отказался от успешной 23-летней юридической практики в Монреале и переехал в Израиль в 1989. Как он указал в предисловии к своей книге, он был подвигнут своим удивительным открытием того, что через 41 год после того, как было декларировано еврейское государство, он не смог найти 
«ни одной книги, содержащей организованное и систематизированное представление о правах Израиля на Эрец Исраэль - не только тех областей, которые были включены в государство Израиль, но всей земли к востоку и западу от реки Иордан...».
Существуют ли такие «права»? Гриф был полон решимости выяснить это. Два события подтолкнули его к решению выйти к общественности с тем, что он открыл. Первым таким событием стал 93-хстраничный документ с изложением позиций по ключевым элементам основания Израиля, представленный в 1991 Ювалем Нееманом, тогдашним Министром энергетики и инфраструктуры в правительстве Ицхака Шамира, Фонду Карнеги в Нью-Йорке в качестве прелюдии к своей речи, Гриф тогда служил юридическим советником министерства в 1991-93. Вторым событием было решение Неемана написать статью для престижного журнала Global Affairs, в которой он привел исследование Грифа как авторитета для своих выводов.

Как юрист-историк Гриф на тот момент был уже там, куда еще никто не заходил. Под мусором, накопленным за 70 лет истории, он обнаружил забытый ключ, Розеттский камень, который излагал суверенные права еврейского народа на Эрец Исраэль во всех его исторических измерениях. Это была резолюция Сан-Ремо от апреля 1920, принятая пятью союзными державами-победительницами после первой мировой войны: США, Великобританией, Францией, Италией и Японией. Британский министр иностранных дел лорд Джордж Керзон, не бывший сторонником чаяний евреев в Палестине, неохотно назвал ее «еврейской Великой хартией». Луис Брандайс, судья американского Верховного суда, сам страстный сионист, отметил, что границы будущего еврейского государства установлены и нет необходимости для дополнительного обсуждения. Тем, что Декларация Бальфура от 1917 была превращена в обязательный юридический документ, который в дальнейшем лег в основу статьи 22 Устава Лиги Наций, а затем - стал частью мандата для Палестины, обязывающего Брианию помогать и поддерживать еврейскую эмиграцию и поселение в национальном еврейском доме, резолюция Сан-Ремо сделалась пропуском к еврейскому суверенитету, хотя и такому, который палестинское еврейское население в 60 000 в то время было не в состоянии осуществить.
«После того как международное право в форме резолюции Сан-Ремо признало де-юре суверенитет над всеми регионами исторической Палестины и Израиля, переданный еврейскому народу», 
- отметил Гриф, 
«ни Верховный совет союзных держав, ни Совет Лиги Наций, ни его преемница, Организация Объединенных Наций, не могли уже отозвать или изменить еврейский суверенитет новым решением. Если бы какой-либо из этих органов действительно имел такое право в отношении Палестины и Эрец Исраэль, то суверенитет каждого государства в мире над своей собственной территорией был бы поставлен под угрозу».
Гриф признает, что благодаря ратификации в 1924 «англо-американской Конвенции о Палестине», Соединенные Штаты «приняли на себя обязательства по мандату Лиги Наций для Палестины, переданному Великобритании для управления. 
«Этот документ не только не имеет положений, касательно арабского государства в Палестине, но конкретно запрещает территориальный раздел для любых целей, кроме как создания еврейского национального очага». 
На самом деле, тогдашний президент США, Калвин Кулидж, не создал никакой новой американской юридической основы, подписав этот документ. Он просто подкрепил единогласную резолюцию 67-го съезда Конгресса, состоявшегося тремя годами ранее, подписанную его предшественником, президентом Уорреном Гардингом, о признании будущего еврейского государства «на всей территории Палестины». Одержимость президента Барака Обамы созданием фиктивного, ирредентистского «палестинского арабского государства» в Иудее и Самарии является ничем иным, как отзывом подписи двух американских президентов и отказом от единодушно выраженной воли Конгресса США.

Если Говард и не дожил до то того, чтобы увидеть масштабы своего вклада в историю Израиля и международное право, или до сочувственных посмертных нападений (пока безрезультатных) беспощадных крайне левых на его биографию в Википедии, он прожил достаточно долго, чтобы увидеть, как его книга «Юридические основы и границы Израиля по международному праву» начинает получать поддержку.

Где бы ни обсуждали в эти дни историю Израиля и его законные права на Эрец Исраэль, везде приводится эта книга. Говард Гриф был слишком болен, чтобы принимать приглашения на устные выступления, поступавшие от групп активистов из США, Канады, Скандинавии и Израиля, но он отправился на покой, зная, что он не напрасно трудился.

Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё