Поиск по этому блогу

Загрузка...

Джихад во Франции – это только начало

Участники «марша единства» в Париже, 11 января 2014.
(Источник фотографии -- Wikimedia Commons)
Гай Миллер

Демонстрация собрала почти 4 миллиона человек, но видеть в ней мобилизацию против терроризма, джихада и антисемитизма будет ошибкой.

Посол Саудовской Аравии присутствовал, вскоре после того, как его страна закончила порку молодого блоггера Раифа Бадауи, который получил свои первые 50 ударов плетью из предназначенных ему 1000 ударов. С Бадауи с живого содрали шкуру – «очень сурово», гласил ордер на порку. Ему еще предстоит получить 950 ударов плеткой.
Махмуд Аббас, Президент палестинского правительства национального единства, которое включает в себя Хамас и поддерживает джихадистский террор, а также геноцид, стоял впереди с улыбкой на лице. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, первоначально не был приглашен. Но он все равно приехал. Ему было велено не произносить речей, но он все равно выступил. В знак неодобрения французские чиновники ушли до начала его выступления.

Хотя среди семнадцать жертв было шесть евреев, об антисемитском формате нападений едва говорилось. Слова «ислам» и «джихадисты» вообще не произносились. Президент Франсуа Олланд сказал, против всех доказательств, что «те, кто совершил эти акты, не имеют ничего общего с исламом». Пришло несколько мусульман. Они заявили, что их единственная забота -- «избежать стигматизации мусульманского сообщества».

Любой, кто смотрит телевизор и видит, что происходит во многих мусульманских странах, должен испытывать сомнения в том, что ислам является мирным. Некоторые опросы показывают, что более 70% французов считают, что ислам является несовместимым с демократией и западной цивилизацией. Эти опросы предшествовали нападениям.

Французская демонстрация «единства» в воскресенье, 11 января, привлекла почти четыре миллиона демонстрантов и показала фасад единства, но за этим фасадом кроется рост напряженности, приближающийся к переломному моменту [1].

Члены правительства, сразу же призвали к борьбе с «терроризмом» и к «национальному единству». Правительственные СМИ призвали к защите «свободы слова». Плакаты с надписями «Я-- Чарли» [«Je Suis Charlie»] начали появляться на следующий день и быстро размножились. Телевизионные каналы показали такой плакат на своих экранах. Газеты и журналы поместили его на первой странице. После теракта в кошерном супермаркете, плакаты с надписью «Я --еврей» тоже появились, но их было гораздо меньше. Хотя среди семнадцати жертв было шестеро евреев, об антисемитском формате нападений едва говорилось. И хотя было очевидно, что эти нападения были совершены исламскими джихадистами, слова «ислам» и «джихадисты» не были упомянуты. В торжественном заявлении по телевидению, 9 января, президент Франсуа Олланд настаивал, против всех доказательств, что 
«те, кто совершил эти акты, не имели ничего общего с исламом».
Призывы к «национальному единству» и защите «свободы слова» привели к организации огромной демонстрации, в воскресенье, 11 января. Олланд призвал лидеров всех политических партий присоединиться. Они согласились. Он призвал мировых лидеров приехать в Париж. Прибыли лидеры и представители из 40 стран. Он просил поддержки средств массовой информации. Он ее получил. Он обратился за поддержкой всего населения, и миллионы людей откликнулись на его призыв.

Мероприятие собрало почти четыре миллиона человек, но видеть в нем мобилизацию против терроризма, джихада и антисемитизма было бы ошибкой. Присутствовали лидеры "антисионистских" левых организаций, поддерживающих Хамас. Были министры государств, финансирующих террористический джихад и даже геноцид. Присутствовал посол Саудовской Аравии, приехавший вскоре после того, как его страна закончила порку Раифа Бадауи, молодого блоггера Саудовской Аравии, обвиненного в «оскорблении ислама» Он получил свои первые 50 ударов плетью из присужденных ему 1000 ударов и 10 лет тюрьмы за практику свободы слов. С Бадауи с живого сняли шкуру – «очень сурово», говорит ордер на порку. Впереди его ждут еще 950 ударов.

Был представитель Турции, которая приютила часть геноцидного руководства организации Хамас. Турция также посадила в тюрьму больше журналистов, чем любая другая страна, включая Китай и Иран.

Махмуд Аббас, президент палестинского правительства единства, которое включает в себя Хамас и непосредственно поддерживает джихадистский террор и геноцид, был в первых рядах с улыбкой на лице.

Биньямин Нетаньяху, премьер-министр Израиля, изначально не был приглашен. Он все равно приехал. Французские чиновники его предупредили, что он нежеланный гость, и просили его не выступать. Он все равно выступил. В знак неодобрения французские чиновники покинули Большую синагогу Парижа во время церемонии поминовения погибших евреев, еще до выступления Нетаньяху.

Лидер популистского Национального фронта, Марин Ле Пен, также не была приглашена. Она хранит молчание. Она уверена, что взрыв еще произойдет, и она получит больше голосов.

Лозунги демонстрации говорили о «свободе слова» и необходимости «жить вместе». Плакаты со словами «Я -- Чарли» были везде. Плакаты «Я -- еврей» [«Je suis Juif»] были редки. Не было ни одного плаката или транспаранта с упоминанием джихада или необходимости борьбы с джихадом или терроризмом. Было дано предупреждение, что этих вопросов следует избегать. Не было ни одного плаката или лозунга с упоминанием антисемитизма или реальной причины джихадистских нападений. Карикатуры на Мохаммеда по кораническому закону считаются кощунством. От этих тем пришлось отказаться. Пришли несколько мусульман -- мельчайшие капли в огромном океане, и телевизионные камеры сразу же их показали. Им были заданы вопросы, и они заявили, что их единственная забота - это 
«избежать стигматизации мусульманского сообщества».
Премьер-министр Мануэль Валлс заявил журналистам, что он «боится» за мусульман. Два дня спустя, и только два дня спустя--13 января, он сказал, что «Франция находится в состоянии войны с терроризмом, джихадизмом и радикальным исламом». Однако он сразу же добавил, что одним из его приоритетов является безжалостная борьба с «исламофобией».

Были приняты чрезвычайные меры. Десять тысяч солдат были размещены на всей территории страны. Военные патрули находились на входах в еврейские места и мечети. Несколько мусульман, которые кричали 
«Да здравствует Кулибали» или «Да здравствуют братья Куахи» 
были арестованы.

Дебаты в средствах массовой информации были организованы вокруг Божественных вопросов: «Как построить «французский ислам»», «как объяснить, что ислам является мирным» и «как лучше интегрировать мусульман».

Любой, кто знаком с исламом и знает о существовании Интернета, также знает, что никакого «французского ислама» не существует, и что ислам во Франции не может быть отделим от ислама, каким он существует везде.

Любой, кто смотрит телевизор и видит, что происходит во многих мусульманских странах, должен испытывать сомнения в том, что ислам мирный. Большинство мусульманских «экспертов», приглашенных для разговора, хорошо знают ислам, знакомы с Интернетом и знакомы с тем, что происходит в мусульманских странах, однако, они лгут. Почти все они военные, имамы, мусульманские ученые. Большинство – члены исламских организаций. Многие -- члены французского филиала Мусульманского братства, и французы просто обязаны предоставить им платформу.

Много раз тщетно обсуждалась идея, что мусульмане должны быть интегрированы. Отсутствие интеграции тянется десятилетия. «Эксперты», приглашенные для разговора об интеграции, были вынуждены лгать. Те, кто знал правду и мог ее высказать, не были приглашены.

В стране существует более 750 запретных зон -- все под контролем лидеров банд и радикальных имамов. Более 60% процентов заключенных в тюрьмах Франции являются мусульманами. И будущие Ахмеды Кулибали, Шерифы Куахи. Мохамеды Мерахи и Мехди Хеммуши каждый год становятся радикальными исламистами перед тем, как отправится на джихад в Сирию и Йемен.

Эксперты по террору говорят, что десятки джихадистов готовят нападения только во Франции, и что будут иметь место еще более страшные нападения. Они подчеркивают, что в стране существует много террористических спальных ячеек. Франция является страной, где рядовым гражданам запрещено владеть оружием, поэтому большинство людей беззащитны против агрессоров, поскольку у них десятки тысяч единиц оружия спрятаны в подвалах.

У французских евреев нет никаких иллюзий. Антисемитские нападения стали распространенными и более страшными. Когда члены правительства осмелились заговорить об антисемитизме, они отказались говорить об исламском антисемитизме, даже, если исламский антисемитизм -- причина почти всех нападений. Французские евреи видели 11 января, что премьер-министр Нетаньяху – нежеланный гость, тогда, как Аббаса и других сторонников джихада приветствовали. Они видят, как злобные разговоры об Израиле проходят через центральные средства массовой информации и питают ненависть к евреям. Они видят, что французский парламент голосует за признание геноцидного «палестинского государства».

Они видят, что они безоружны, и что солдаты на улицах не будут там всегда. Они видят, что джихадисты готовят больше атак. Они видят, что запретные зоны растут все активнее. Они видят, что происходит в тюрьмах. Они видят, что системы французского правосудия дают короткие сроки джихадистам и быстро выпускают их на свободу. Они видят, что правительство не может остановить массовые беспорядки и не имеет возможности для предотвращения новых нападений. Они понимают, что, если бы в недавних нападениях целью были только евреи, не было бы никаких протестов. Они видят, что каждый год все больше евреев покидают страну. Семь тысяч уехали в Израиль в 2014, и Еврейское агентство для Израиля ожидает 15 000 в этом, 2015.

Мусульманское население практически хранит молчание, за исключением полностью мусульманских пригородов, где те, кто поддерживает Кулибали и Братьев Куахи, могут говорить, не боясь ареста. Те, кто официально говорит от имени французской мусульманской общины, объясняют, что ислам не является угрозой, а что истинными виновными являются те, которые «оскорбляют ислам», и что «основными жертвами» являются мусульмане.

Остальная часть французского населения не убеждена. Некоторые опросы показывают, что более 70% французов думают, что ислам несовместим с демократией и западной цивилизацией. Эти опросы предшествовали недавним нападениям.

Долгое время французское общество не было таким расколотым. Политический консенсус, который преобладал в этой стране, более не существует. Последние опросы показывают рост опасения большого взрыва. Французский журналист, Эрик Заммур, сказал некоторое время назад, что Франция была на грани гражданской войны. Его выступление вызвало шок. Его жизни угрожали. Теперь он находится под охраной полиции. Всех, кто критикует ислам во Франции, постигнет та же участь. Карикатуристам Charlie Hebdo также угрожали убийством. Они также были под защитой полиции. Они мертвы.

Сейчас французские евреи находятся под военной защитой. Более трех миллионов копий Charlie Hebdo, выпуска 14 января, через неделю после убийства, были проданы в тот же день, и, по меньшей мере, еще четыре миллиона -- за дни после этого. На обложке написано «Все прощено», и показан плачущий Мохаммед с плакатом «Я -- Чарли». Многие французские мусульмане и мусульмане в Нигере и Пакистане выражают свой гнев. Джихадистские движения выкрикивают угрозы в адрес Франции.

15 января два джихадиста, которые недавно вернулись из Сирии, были убиты в Вервье, Бельгия, в ста километрах от французской границы. Полиция сообщила, что они собирались совершить серьезные нападения. У них были сообщники, и были произведены аресты. Ситуация в Бельгии так же плоха, как и во Франции. Нам сказали, что имеются террористические ячейки во Франции, Бельгии, Германии и Нидерландах. Джихад в Европе только начинается.
______________________________________________________________
[1] В среду, 7 января два человека вошли в редакцию сатирического журнала Charlie Hebdo в Париже. Они убили 12 человек, в то числе -- четверых известных французских карикатуристов и двух сотрудников полиции, а затем -- сбежали, крича: «Мы отомстили за пророка». На следующий день ,в 8:20 утра, мужчина за рулем похищенного автомобиля попал в ДТП в Монтруже, к югу от Парижа, недалеко от входа в еврейскую начальную школу, когда родители отводили своих детей в класс. Присутствовала женщина полицейский. Человек убил сотрудника полиции и скрылся. Легко себе представить, что произошло бы в еврейской школе, если бы не эта авария.

На другой день после этого, человек, у которого было ДТП в Монтруже, зашел в кошерный супермаркет в районе Porte de Vincennes на востоке Парижа. Он убил четверых человек и взял в заложники остальных, угрожая убить их всех. Несколько часов спустя убийца в супермаркете был убит.

Двое убийц, действовавших в редакции Charlie Hebdo, Шериф и Саид Куахи, являются мусульманами, рожденными во Франции. Убийца в кошерном супемаркете, Амеди Кулибали, также мусульманин, родившийся во Франции.

Все эти убийцы были друг с другом знакомы. Двое из них, младший брат Саида Куахи – Шериф и Амеди Кулибали, встретились в тюрьме и стали оба радикальными исламистами. Они получили небольшие сроки, несмотря на их участие в джихадистских акциях, и досрочно освобождены. Оба они присоединились к Аль-Каеде в Йемене, после чего вернулись во Францию. Французская полиция знала об их связи с Аль-Каедой, но за ними не следила.

Нападение на редакцию Charlie Hebdo было самым страшным во Франции, начиная с 1961.

Нападение на кошерный супермаркет было третьим страшным нападением на европейской земле с 2012, совершенным молодыми мусульманами, родившимися во Франции, против евреев.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё