Поиск по этому блогу

Загрузка...

Организованное предательство против организованного лицемерия

Организованное предательство против организованного лицемерия: 35-летний опыт исследования дисфункции израильского правительства.

интервью Д-ра Поля Эйдельберга с Вольфом Бахнером

Ноябрь 2013

Некоторые израильтяне способны говорить о дисфункции израильского правительства с большим апломбом, чем Поль Эйдельберг, поскольку более трех десятилетий он был «голосом, вопиющим в пустыне», умоляя израильских лидеров составить проект первой Конституции страны и заменить нынешнюю систему пропорционального представительства -- отдельными выборами для каждого члена Кнессета.

Не будучи человеком, который готов наносить удары или сдерживать свой богатый интеллект, говоря о выживании своего любимого Израиля, д-р Эйдельберг не берет пленных, обсуждая, кто в Израиле виновен в отсутствии безопасности и ухудшении статуса среди государств мира:
«После изучения заявлений и политики правительств Ликуда и Труда с 1976, я пришел к серьезному и мрачному выводу, что, если правительство партии Труда представляет собой спланированное вероломство, то правительство Ликуда представляет собой спланированное лицемерие. Мне еще предстоит понять, кто из них приносит больший вред Государству Израиль».
В то время как многие социальные критики постоянно жалуются и предлагают свежие идеи, д-р Эйдельберг провел последние 35 лет, анализируя проблемы системы израильского управления и предлагая решения. Американский израильский политолог, писатель и преподаватель, Эйдельберг является основателем и президентом Международного фонда конституционной демократии. Он написал три новаторские книги об американских отцах-основателях: «Философия американской Конституции», «О молчании по поводу Декларации независимости», и «Рассуждения об искусстве управлять государством».

Оказавшись свидетелем хаоса и неловкости, исходивших от нынешнего политического истеблишмента Израиля, д-р Эйдельберг изложил детальные предложения по политической реформе и разработал первую Конституцию для государства Израиль. Хотя этот документ был хорошо воспринят отдельными членами Кнессета, политическая элита Израиля в основном проигнорировала работу д-ра Эйдельберга. Они довольны статус-кво и решили отказаться от возможности стать истинной демократией: «из народа, народом и для народа».

Израиль-это последний форпост свободного мира на Ближнем Востоке и его выживание является императивом для всех, кто стоит за свободу и демократию. Падет Израиль – не будет никого, кто остановил бы создание нового исламского халифата от Средиземного моря до Азии, силы тирании будут готовы захватить Европу.

Как один из ведущих голосов за проведение конституционной реформы в Израиле, мы пригласили д-ра Эйдельберга посетить Inquisitr для глубокого интервью о текущем состоянии дел в Израиле и разговора о том, что необходимо сделать, чтобы защитить и сохранить на этой земле единственное убежище для еврейского народа.

Вольф Бахнер: Доктор Эйдельберг, добро пожаловать в Inquisitr!

Прежде чем углубиться в специфику нашей дискуссии, объясните, пожалуйста, нашим читателям, почему Вы решили покинуть Соединенные Штаты и совершить алию в Израиль?

Д-р Поль Эйдельберг: В мой первый визит в Израиль, я узнал, что его политическая система многопартийного кабинета правительства является порочной. Эта система нарушает принципы, изложенные в документах федералистов -- самый важный комментарий к американской Конституции, который великий английский премьер-министр Уильям Глэдстон (1809-1898) рассматривал как «самую замечательную работу [по искусству управлять государством], которая в какой-либо момент поразила мозг человека и сделалась его целью». Поскольку это было предметом моей докторской диссертации и первой книги по Конституции, мне показалось, что я смогу облегчить проведение кое-каких неотложных реформ политической системы Израиля, которая лишает людей возможности и подрывает его выживание.

Вольф Бахнер: Поль, я представляю себе потрясение людей, которые узнают, что у Израиля нет Конституции. Каким образом Израилю удается функционировать как демократической стране в течение 65 лет без Конституции?

Д-р Поль Эйдельберг: Настоящая Конституция оказывает влияние на отношения между управителями и управляемыми. Однако для того, чтобы управляемые – народ – могли влиять на государственную политику, они должны иметь мажоритарную партию, которая представляла бы их в законодательном органе. Израиль никогда не имел ничего, даже приближенного к партии большинства! Люди были фрагментированы квази демократическим принципом пропорционального представительства с низким избирательным цензом (сегодня только 2 процента). Это умножает партии, как грибы. В каждом из двух последних выборов принимали участи по 33 партии!!!

Как следствие, каждое израильское правительство состоит из 5, 6 или более партий. Это делает для него практически невозможным проводить последовательную национальную политику. Однако это означает, что то, что наивно называется «народом» есть не народ, а нагромождение различных экономических, этнических и идеологических групп, соревнующихся за больший кусок государственной казны!

Вольф Бахнер: Как вы стали участвовать в попытке реформировать хаотичную систему управления в Израиле?

Д-р Поль Эйдельберг: Я был приглашен членом одной из правительственных партий, чтобы представить мои предложения по конституционной реформе. Мое предложение по системе президентского правления было принято лидером этой партии. Тем не менее, мои более провоцирующие предложения сделать членов Кнессета индивидуально избираемыми и подотчетными народу в районе или географическом выборном округе, было проигнорировано. Почему? Потому что широко бытует мнение без серьезного исследования и, конечно, без внимания к интересам Израиля в долгосрочной перспективе, что окружные выборы приведут к снижению количества мест, получаемых этой партией, а также религиозными партиями, поддержка которых может потребоваться, чтобы сформировать правительство. При окончательном анализе выяснилось, что любой метод, который влияет на отношения между управителями и управляемыми, является вопросом власти. Я хотел, чтобы власть перешла от партий – к народу, тогда как лидеры партий хотели маскимально усилить свою власть. Аристотель этому учил 2400 лет назад, а американцы -- в 1987.

Вольф Бахнер: Не ведь Вы также составили проект предлагаемой Конституции для Израиля. Что стало с этим проектом?

Д-р Польl Эйдельберг: Я подготовил Конституцию для Израиля в 1994 по своей инициативе. Я уехал в Штаты в 1995 для поддержки сионистских организаций. Мне это не удалось. Почему нет? Сионистские организации получили деньги от доноров, которые считали, что Израиль является «единственной демократией» на Ближнем Востоке. Вдруг приходит Эйдельберг -- довольно известный политолог чикагского университета, который рассказывает аудитории, что Израиль не является подлинной демократией. Этого достаточно, чтобы закрыть двери перед Эйдельбергом, несмотря на его идеи о том, как сделать Израиль более демократическим еврейскими средствами и более еврейским демократическими средствами.

Вольф Бахнер: Доктор Эйдельберг, каковы наиболее серьезные недостатки в политической системе Израиля?

Д-р Поль Эйдельберг: Несмотря на тот факт, что партия Ликуд выиграла более чем 70 процентов голосов в феврале 2003, когда она выступала против плана одностороннего выхода из Газы, премьер-министр от Ликуда, Ариэль Шарон, принял политику партии Труда и, таким образом, эффективно аннулировал результаты выборов 2003. Кроме того, в октябре следующего года Кнессет «узаконил» переворот Шарона, приняв «Закон об эвакуации из Газы», благодаря 23 голосам членов Кнессета от партии Ликуд, которые, таким образом, предали свои предвыборные обещания народу в феврале 2003...

Аннулирование Шароном выборов 2003 было фактически политическим переворотом. Добавьте духовный переворот, который устроил премьер-министр Нетаньяху через четыре месяца после выборов в марте 2009. В июне этого же года Нетаньяху, без Кнессета или публичных дебатов (и вопреки Конституции его собственной партии Ликуд), одобрил создание арабского палестинского государства в Иудее и Самарии – колыбели еврейской цивилизации! Так много для пропорционального представительства, провозглашенного одним из благословений демократии….

Тот факт, что почти каждой демократии на планете удается вести свой бизнес посредством выборов со множеством географических сторонников, должен развеять видимость того, что Израиль не может хорошо и справедливо функционировать без своей существующей системы. Правда в том, что 65 лет такой «системы», породили самую шоддистическую политику. На выборах 1999, 29 членов Кнессета переметнулись в соперничающие партии с целью безопасного получения мест! Израильская политическая «система «является позором, а также катастрофой, и только невежды, наряду с корыстными политиками хотят сохранить ее»!

Вольф Бахнер: В чем израильская система правления отличается от Соединенных Штатов, например?

Д-р Поль Эйдельберг: Прежде всего, 435 членов палаты представителей США индивидуально избираются на окружных выборах и подотчетны избирателям. Любое должностное лицо, желающее переизбрания, является «беззащитной дичью» для кандидата-соперника, который может легко разоблачить прошлое такого сотрудника— его ошибки или его отказ от выполнения предвыборных обещаний. В Израиле ничего подобного не существует. Шимон Перес прослужил более четырех десятилетий в Кнессете без какого-либо соперника на его место. Было неважно, что Перес был основным двигателем Соглашений Осло, и неважно, кто сейчас у руля. Несмотря на 15 000 жертв в результате Осло, Нетаньяху остается у власти. Почему? Потому что он возглавляет список кандидатов от Ликуда, что гарантирует его пребывание у власти.

Следует также подчеркнуть, что ни один израильский ПМ никогда не был уволен из Кнессета путем голосования по вотуму недоверия. Кнессет — только фикция правительства. Члены Кнессета от Ликуда не осмеливаются голосовать по недоверию, потому, что это приведет в новым выборам, которые могут стоить таким ликудникам работы. Это означает, что израильские премьер-министры могут безнаказанно игнорировать общественное мнение, и они неоднократно так делали после Осло 1993.

Вольф Бахнер: Какие конкретные изменения должны быть внесены в политическую структуру Израиля, чтобы помешать избранникам изменить воле избирателей и дать восстановить здравомыслие и стабильность различных государственных учреждений?

Д-р Поль Эйдельберг: Единственный способ это сделать – это заменить пропорциональное представительство партий, сделав ее членов, т.е. членов Кнессета, индивидуально избранными и подотчетными избирателям на окружных выборах — практика (в моем прошлом исследовании), существующая в 80 из 84 демократий.

Вольф Бахнер: Вы также выразили серьезную обеспокоенность по поводу справедливости Верховного суда Израиля, который стал законом в себе, действуя без ограничений предела полномочий со стороны израильских избранников, поскольку они меняют нацию, чтобы удовлетворить своей собственной крайне левой постсионистской идеологии. Израиль утверждает, что он является единственной демократией на Ближнем Востоке, но это звучит, как, если бы вы описывали судебную диктатуру, в которой совершенно неважны законодательная, исполнительная власти и избиратели. Как произошел судебный переворот в Израиле?

Д-р Поль Эйдельберг: Израиль имеет не только порочных политиков, но также и недостатки политических институтов, а это включает Верховный суд Израиля, который узурпировал законодательные и исполнительные полномочия правительства по своему пагубному и беспрецедентному изречению, что «все подсудно». Это изречение дает суду право отрицать хранимые ценности еврейского народа — и он это делает.

Отсутствие в Израиле Конституции, которая определяет законодательные и исполнительные полномочия правительства делает спектр этих полномочий чрезвычайно размытым — настолько, что люди понятия не имеют о том, что допустимо, а что нет. Даже профессор права с трудом отличает основной закон от обычного законодательства. Но вот смертельный удар. В 1992 в Израиле произошел государственный переворот без публики, имеющей смутное представление о том, что припасено в магазине для еврейского государства.

В этом году Кнессет принял основной закон: достоинство и свобода человека. Этот так называемый «основной закон» был принят абсурдным голосованием 32-21, то есть, с менее половиной голосовавших членов Кнессета! Это был акт судебного произвола, за который Израиль может поблагодарить Председателя суда Аарона Барака — знаменитого или печально известного за его изречение «все подсудно».

Как выглядело в реальности это беспрецедентное судебное изречение? В противовес прежним решениям Верховного суда, и в нарушение объективного международного права, судья Барак постановил, что Иудея, Самария и Газа являются военными оккупированными территориями. Это решение было фикцией чистой воды, поскольку ни одно государство, кроме Израиля, не предъявляло никаких юридических притязаний на эту территорию – заявление, сделанное на Конференции в Сан-Ремо в 1920.

Здесь позвольте мне отвлечься на минуту, пока ароматы госсекретаря США Джона Керри по-прежнему загрязняют атмосферу Израиля. Конференция в Сан-Ремо включила декларацию Бальфура . Точно так же это сделало англо-американское Соглашение от 1925, которое было ратифицировано Сенатом Соединенных Штатов и впоследствии провозглашено Президентом Келвином Кулиджем 5 декабря 1925. Этот Договор остается в силе по сей день, как высший закон земли. Г-н Керри пропагандирует создание арабского государства в Эрец-Исраэль, что является явным нарушением этого договора, а следовательно -- американской Конституции! Однако мы говорили о Верховном суде Израиля.

Вольф Бахнер: Каким образом судьям Верховного суда удалось уйти от их недемократического поведения?

Д-р Поль Эйдельберг: Следует для начала понять, что судьи могут уйти от своего недемократического поведения только потому, что Кнессет оправдывает это зло. Большинство судей являются «постсионистами» и их нельзя обвинить в том, что они очень еврейски ориентированы. То ж самое можно сказать и о Кнессете, который проголосовал против отмены соглашения Осло. Однако многие сторонники членов Кнессета отвернутся, если эти члены Кнессета будут явно поддерживать Осло. Войдите в Верховный суд, судьи которого приходят одетые в черное – цвет Осло, с достоинством, которого не хватает большинству членов Кнессета, орущих друг на друга. И происходит то, что многие бессердечные и бездушные евреи в Кнессете позволяют «о, таким прилично одетым» судьям делать грязную работу за них.

Вольф Бахнер: Что можно сделать, чтобы восстановить баланс сил между исполнительной, законодательной и судебной ветвями власти и положить конец судебной деспотии, которая разрушает израильскую демократию?

Д-р Поль Эйдельберг: Вот мое (второе лучшее) предложение. Пусть премьер-министр, по рекомендации Совета, сведущего в светском и иудейском праве, выставит кандидатуры судей Верховного суда, и пусть кандидатуры будут утверждаться 60-тью процентами голосов членов Кнессета, но только после того, как кандидаты будут проверены на открытом заседании, как это делается, когда Сенату Соединенных Штатов поручают утверждать кандидатуры на пост президента в Верховном суде США.

Вольф Бахнер: Я думаю, что Вы оставили самую суровую критику нынешнего премьер-министра Израиля, Биби Нетаньяху и Канцелярии премьер-министра / президента. Как лидеры Израиля способствуют политическому хаосу в еврейском государстве?

Д-р Поль Эйдельберг: Израильская система управления произвела то, что видные люди в Израиле — слева и справа — называют словом «судократия». Однако в Израиле существует также и скрытая «президентская автократия», которая произвела соглашение Осло в 1993. Она до сих пор несет ответственность за гибель 15 000 евреев в результате этого соглашения левого крыла — незаконного соглашения, которое Нетаньяху не осмеливается разоблачить, не обвиняя тех, кто виновен в его продолжении, виновен в государственной измене, как определено в израильском уголовном кодексе, статья 97.

Вольф Бахнер: В чем Соглашение Осло незаконное и изменническое, и кто должен быть особо обвинен в измене родине?

Д-р Поль Эйдельберг: Лучший ответ, который я знаю, находится в трудах покойного Говарда Грифа, канадского израильского адвоката, обобщенных в книге «Реальные правонарушители» Бориса Шустеффа.

Примечание редактора: В его потрясающем обвинительном заключении относительно решения премьер-министра Шарона об одностороннем выходе из Газы и искоренении тысяч израильтян, Шустефф процитировал статью Говарда Грифа: 
«Действия Шарона попадают в категорию «действия, представляющие государственную измену» по статье 97(a) Уголовного кодекса. На самом деле, простое намерение выйти из какой-либо области, находящейся под суверенитетом государства Израиль, является достаточным для квалификации «преступная измена» по статье 97(b) и 100 Уголовного кодекса». 
Следует также отметить, что Говард Гриф был автором «Ходатайства за аннулирование временного соглашения», представленного в Верховный суд Израиля в 1999. Гриф был убежден, что соглашения между Израилем и ООП были незаконными, как по конституционному, так и по уголовному праву Израиля. Верховный суд счел это ходатайство «политической позицией» и отказал в слушании дела.



Вольф Бахнер: Недавно, премьер-министр Нетаньяху вызвал возмущение большинства израильтян принятием решения об освобождении 104 арабских террористов, многие из которых отбывали пожизненное заключение и имели еврейскую кровь на руках, чтобы уговорить палестинцев вернуться за стол переговоров. Даже после того, как Нетаньяху разорвал сердце каждого израильтянина, который когда-либо потерял члена семьи или друга в террористической атаке, палестинцы были недовольны.

Махмуд Аббас (он же Абу Мазин), финансист мюнхенского убийства олимпийской сборной Израиля, а теперь -- премьер-министр Палестинской администрации, предупреждал мир, что «не будет соглашение с Израилем, если хоть один заключенный останется за решеткой». Проще говоря, каждый палестинский террорист должен быть освобожден, иначе не будет сделки. И эти люди, как предполагается, являются израильскими «партнерами по мирному процессу». Почему Нетаньяху выпустил арабских террористов?

Д-р Поль Эйдельберг: Ответ двоякий — это вопрос мужества и вопрос ответственности. Оставив в стороне вопрос о смелости, отсутствие политической ответственности является типичным для Израиля, и это может объясняться, главным образом, отсутствием твердой Конституции. Если бы у Израиля была хорошо продуманная Конституция, Нетаньяху был бы обвинен в преступной халатности за не обеспечение положений безопасности по Уай-риверскому меморандуму, который он подписал 23 октября 1998. Как следствие, погибли многие сотни евреев. Сейчас будет мало хорошего в том, чтобы играть на недостатках характера Нетаньяху. Также не будет ничего хорошего в том, чтобы приписывать не такое уж его героическое поведение американскому давлению – типичную отговорку мелких комментаторов. Вдумчивый и беспристрастный человек хотел бы знать, почему г-ну Нетаньяху так хочется вести переговоры с убийцами своего народа?" Если он не просто бесхребетный, то это может означать, что у него нет альтернативы, чтобы сдаться? Может быть, он только движим буржуазным беспокойством за безопасность, а стало быть – он просто ничтожный еврей --точная копия ничтожных евреев, которые восстановили государство Израиль, президентом которого сегодня является Шимон Перес. Когда его спросили, почему он проиграл Нетаньяху президентские выборы 1995, он обвинил евреев в отличие от израильтян? Однако кто держит Нетаньяху во власти, если не дураки в обоих лагерях?

Вольф Бахнер: Доктор Эйдельберг, было бы непростительно завершить это интервью, не спросив Вас о тревожном росте ненависти к евреям и Израилю, происходящем сейчас в Европе. Во многих европейских городах евреи неохотно выходят на улицу с кипой на голове или Магендавидом, опасаясь физического нападения.

Что хуже всего, традиционная ненависть к евреям, которая считается преступлением на почве ненависти в Европейском союзе, ловко маскируется критикой Израиля. Многие европейцы говорят, «я не евреев ненавижу, а просто ненавижу Израиль». Что бы Вы хотели сказать европейцам относительно тревожного роста ненависти к еврейству?

Д-р ПольЭйдельберг: Нынешний взрыв антисемитизма в «постхристианской» Европе является еще одним признаком безумия. Разве христиане не знают, что Иисус и Дева Мария были евреями?! Это означает (как отмечал еще Бенджамин Дизраэли), что в то время как половина христианского мира поклоняется еврейке, другая половина -- поклоняется еврею. Христиане должны помнить это, как и то, что подумали бы их духовные основатели (Иисус и Мария) об антисемитах, т.е. о ненавистниках евреев.



Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё