Поиск по этому блогу

Загрузка...

Еврейское гетто стоит сохранить

Ливия Албек-Рипка

Гетто, в котором венецианские евреи оказались, как в ловушке, будет отремонтировано 500 лет спустя.

Никто не может построить ничего, похожего на Венецию. Только Бог, и величайшее достижение человечества, приблизившее его к Богу, поскольку без Него, оно не могло бы создать таких чудес, должно быть сохранено для живущих.
— Французский философ Симона Вайль (Спасенная Венеция, 1955)

20 ноября, - Венецианский совет по сохранению наследия (ВССН), международная благотворительная организация, основанная модельером Дианой фон Фюрстенберг, торжественно пообещала дать $12 млн на восстановление венецианского еврейского гетто, чтобы спасти его наследие от разрушения и превратить в богатый еврейский культурный центр в ознаменование своего 500-летия в 2016. Проект будет включать реконструкцию того, что в настоящее время представляет собой небольшой, неорганизованный музей, который не свидетельствует о богатой еврейской культуре, которая наполняла венецианский остров на протяжении пол-столетия, и реставрацию прославленных пяти синагог гетто, когда-то наполненных жизнью.

Давно назрела необходимость реабилитации венецианского гетто. В 1516 впервые в мире Serenissima Repubblica заперла евреев в гетто. Втиснутая на небольшой, загрязненный остров на окраине города, община запиралась на ночь христианской стражей, которой евреи должны были платить при входе в гетто. Стража уходила на рассвете. Однако если гетто создавалось как акт сегрегации, со временем оно стало убежищем, в котором процветали еврейская культура и идентичность. Заключенные, но в то же время, объединенные каналами Венеции, евреи нашли для себя, вопреки намерениям правительства, пространство, в котором полностью смогли выразить себя, выковав сообщество, которое потом влияло на город и Европу в целом.
«Все мы ответственны за то, чтобы будущие поколения получили доступ к истории человеческой культуры и прогресса», 
-- ответила фон Фюрстенберг на ноябрьское объявление ВССН о реставрации.

Хотя в Венеции всё хрупкое, из-за ее постоянной борьбы с затоплениями и 1600-летним старым фундаментом, гетто особо подвержено разрушениям из-за необычной архитектуры, которая стала результатом перенаселенности. 
«Иногда начинаешь разбирать стену и обнаруживаешь, что она удерживалась волшебством», 
- со смехом говорит Тото Бергамо Росси, директор венецианского отделения ВССН.
 «Тенденцией человека является заставить эго попытаться навязать себя, но зачем? Моей концепцией реставрации является как раз противоположное: уважение, насколько возможно, попытка быть на шаг позади. Мы не должны конкурировать с историей».
Хотя реставрация будет тонкой и уважительной, одной из ключевых целей проекта является активизация деятельности, вместо простого сохранения. 
«Я выбрал этот проект не потому, что он еврейский», -- говорит Росси. «Гетто является важной частью культурного наследия Венеции, и если мы хотим сделать Венецию лучше, то мы должны поднять уровень культуры».
Росси описывает проект как часть более широкого сдвига, который должен произойти в Венеции с упором на ее необычное историческое наследие, а не на круизный туризм и вездесущих торговцев, продающих дешевые товары на извилистых улицах романтического города.
«Сейчас, Венеция привлекает все больше и больше людей на короткое время для вещей, которые не имеют ничего общего с ее красотой и реальным пространством. Мы убиваем город»,
- говорит Шауль Басси, директор Венецианского международного центра по еврейским исследованиям.
«Гетто -- это место со скрытой красотой. Это место, которое нуждается в повествовании, в историях выживания, в историях успеха вопреки гетто. Внутреннее великолепие синагог контрастирует с наружным видом незаметных венецианских палаццо. Нам действительно необходимо серьезное вмешательство, чтобы превратить музей в место, которое способно рассказать историю».
Это благородная цель и те, которые приехали в Венецию, только для того, чтобы столкнуться с ее неприятным запахом и непроходимыми переулками, забитыми туристами, почувствуют ее импульс. Однако в Венеции осталось очень мало евреев, и почти никто не живет в старом гетто. Реставрация может помочь вдохнуть новую жизнь в Венецию, но некоторые граждане обеспокоены тем, что того дыхания подлинной еврейской культуры там уже не будет.

Есть подтверждение, что в 10-ом веке евреи были выключены из общественной жизни Венеции: было запрещено пользоваться судами, как транспортом, селиться можно было только на окраине города, и было необходимо выплачивать особый налог. Несмотря на экономическую разруху в результате нескольких войн и эпидемии чумы («черная смерть»), евреев радушно принимали в качестве ростовщиков в 14-ом веке, хотя к концу 15-го века евреи-ростовщики были вновь запрещены. Те, кто остался, были вынуждены носить желтые значки, а позднее -- шапочки, как религиозные идентификаторы. Было запрещено владеть землей и строить синагоги, и некоторых даже насильно крестили. В 1492 многие испанские и португальские евреи, изгнанные во время инквизиции, поселились в Венеции, и в 1516 разгорелся ожесточенный спор о том, дать ли им возможность оставаться в городе.

29 марта того же года, вышли новые законы, по которым всех евреев заставили жить вместе «с тем, чтобы они не бродили по ночам». На месте литейного производства (на венецианском итальянском – гетто)было создано Гетто Нуово, которое отрезало евреев не только от общественной жизни, но и от религиозной и политической власти. Это был первый случай официально организованной сегрегации, основанной на религии в Европе. Получив разрешение лишь на определенные профессии, евреи стали врачами, strazzarioli (старьевщиками), купцами и ростовщиками, деятельность которых считалась настолько неприличной, что их принимали в тайных подвальных комнатах. Учитывая минимальное пространство в гетто, его жители стали строить вверх, что привело к делянкам, времянкам, узким тротуарам и самым высоким зданиям в городе.

Первоначально немецкие евреи, спасаясь в 1528 от преследований, перебрались в гетто и построили ашкеназскую синагогу Скуола Гранде Тедеска. Когда странствующие евреи прибыли из левантийских портов в 1541, было создано гетто Веккио, которое отделило их от первых поселенцев. (Несмотря на названия, гетто Веккио или «старое гетто», является на самом деле новым по сравнению с гетто нуово, или «новым гетто»). Прибывая из разных уголков Европы, каждая группа хотела сохранить свои ритуалы и чувство общности, и, таким образом, к 1571 было построено уже пять синагог для различных групп евреев, которые сделали гетто своим домом.
«Еврейская Венеция представляет совокупность многих общин: немецкой, португальской, испанской и левантийской», - пишет Рикардо Каллимани в своей книге «Гетто Венеции». «Каждая из этих групп сохраняла свои собственные религиозные традиции. Каждая жила отдельно, пользовалась различными привилегиями и имела свои собственные экономические функции. Они часто конфликтовали. … Со временем различия стирались, но, частично благодаря сильной, врожденной еврейской тенденции к индивидуализму, они так полностью и не исчезли».
Несмотря на многие ограничения, община вела многогранную культурную и интеллектуальную жизнь: давались консультации Генриху VIII во время его развода; работали ученые, как Леон Модена, Сара Копио Суллам и Симона Луццатто, и, до 1650 печаталась одна треть всех еврейских изданий в Европе. Христиане приезжали в гетто за специями, ювелирными изделиями и тканями, и посещали банки и врачей. В 17-ом веке евреи контролировали большую часть международной торговли Венеции, коммерция и ученость процветали.

В 1797, после падения Венецианской Республики, евреи были эмансипированны. 
«Оглядываясь назад, «начиная с открытия гетто при Наполеоне, и до расового закона Муссолини в 1938, евреи пользовались иллюзорной «свободой», 
-- пишет Басси и его коллега Изабелла ди Ленардо в книге «Гетто наизнанку». В это время многие евреи покинули гетто или ассимилировались, и гетто стало просто еще одним пригородом Венеции.

К началу 20-го века от еврейской жизни осталась лишь тень. 
«Ничего не слышно, кроме однообразных повседневных звуков», 
-- писал поэт Райнер Мария Рильке, после посещения убывающей общины. Ко времени второй мировой войны в Венеции оставалось только 1200 евреев. В последние годы войны 247 из них были захвачены и депортированы в Освенцим-Биркенау. Восемь вернулись.

***

Сегодня в гетто проживают около 500 евреев, но, как и другие венецианцы, многие покидают город, который становится все более дорогим и необитаемым. Тонущее островное население составляет менее половины народа, который бывает там ежедневно, все остальные – туристы. Однако евреи, бросающие свои общины, тоже находятся в состоянии неопределенности. 
«Еврейская община Венеции теряет людей из-за того, что молодые уходят в поисках лучших возможностей», 
-- говорит жительница Сусанна Каллимани. 
«И еще потому, что еврейская молодежь чувствует себя далекой от своей общины, как она есть. Они женятся смешанными браками и считают, что община слишком ортодоксальна. Я думаю, что это также вызвано таким явлением, как сильная поляризация иудаизма, которая наблюдается в последние годы. Религиозные люди стали еще религиознее, а миряне движутся в противоположном направлении... , теряя, на мой взгляд, одну из самых замечательных особенностей итальянского иудаизма, итальянского среднего пути -- традиционализма».
И тем евреям, которые по-прежнему чувствуют связь со своими традициями, часто, как и другим венецианцам, досаждают туристы, что заставляет их хранить свою культуру и религиозную практику подальше от людских глаз, за закрытыми дверями. Такая тенденция создала напряженность с общиной Хабад, которая прибыла в гетто лет 20 назад, и которая приветствует туристов и проводит свои религиозные церемонии открыто в центре кампо. Каллимани говорит, что одной из серьезных проблем, стоящих перед венецианским еврейством являются трения между двумя группами.

По иронии судьбы, говорит Басси, многие посетители принимают хабадников за «венецианских евреев» потому, что они выглядят более «аутентичными» с их традиционным внешним видом. 
«Я бываю очень возмущен и рассержен на Хабад, говорит Басси, но потом я сказал, смотри, история Венеции – это люди, которые приезжают из разных мест разными путями, и, вероятно, каждую новую группу принимали с подозрением и обидой… Так, что если я скажу, что Хабаду здесь нет места, я применю ту же логику, что и 500 лет назад.
История гетто – это история стычек между группами в попытках сохранить свою самобытность, и в итоге найти способ сосуществовать. Кроме того, объясняет Басси, венецианская община находится на перепутье и должна быть готова общаться на международном уровне для того, чтобы сохранить комплексное наследие гетто. В рамках празднования годовщины, Международный венецианский центр еврейских исследований планирует запустить новую программу в 2015 году: Бейт Венеция: еврейский Дом культуры, который будет проводить образовательную и артистическую программы в мультимедийном пространстве. Возрождение еврейской жизни в Италии важно именно сейчас, с большим исходом в Израиль через каких-нибудь 40 лет при таком всплеске антисемитизма по всей Европе. Итало-израильский демограф Серджио делла Пергола говорит, что те, кто эмигрирует» движимы экономическим кризисом в Италии, а также «эндемическими» предрассудками и антисемитизмом в средствах массовой информации, в Интернете и широких парламентских кругах».

На мое электронное письмо госпоже фон Фюрстенберг, где я просила ее высказать свои мысли по поводу реставрационных работ, она скромно и коротко ответила: 
«Я никоим образом не руковожу сохранением венецианского гетто». 
И далее, ссылаясь на Росси, она написала: 
«Я встречалась с Тото во время моей последней поездки в Венецию, и была тронута его страстностью». Понятно, что модельер высокого профиля получает много писем, на которые требуется дать ответ, однако, она нашла время, чтобы подчеркнуть, что это -- «прекрасный проект, поскольку гетто, очевидно, старейшее в мире».
Местные жители опасаются, что такой порыв может привести к физическому восстановлению былой красоты гетто, забывая, а потребностях местных жителей и их молодой общины будут забыты. Каллимани говорит, что она опасается, что «все эти деньги помогут восстановить здания, синагоги и культурное еврейское наследие, но не людей».

***

На восходе в конце праздника Йом-Кипур нынешней осенью, печально известные венецианские голуби были вспуганы из окон хоральной синагоги, и я увидел, как родители накрывают таллитами детей, давая им благословения на этот год. Из женской галереи я видела, как множество людей ныряют под белую ткань - это потомки 500-летней общины собрались вместе. Некоторые, однако, стояли обнаженными и в одиночестве, пророчествуя о возможности потерять богатство, наследие и традиции еще одной общины еврейской диаспоры.


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё