Поиск по этому блогу

Загрузка...

Совершают ли шведы национальное самоубийство? (Перепост)

Шведское правительство открыло двери перед сирийскими беженцами.
Даниэль Пайпс,

National Review Online

30 декабря 2014г

В сегодняшней Швеции, принимающей поток неимущих чужестранцев из таких мест, как Ирак, Сирия и Сомали, общепринято мнение, что такое гостеприимство - хорошая и благородная идея. Диссиденты, решающиеся ставить под сомнение целесообразность массовой миграции из чужой цивилизации, ежегодно составляющей около одного процента от населения страны, остаются политически, социально и даже юридически за рамками приемлемого. (Моему знакомому журналисту угрожал арест за мягкое инакомыслие по этому вопросу). Утверждение, что существующая шведская культура достойна сохранения, встречает недоумение.

И все же реалии иммиграции очевидны всем: зависимость от социального обеспечения, неистовый насильственный фанатизм против христиан и евреев, и широкий спектр социальных патологий - от безработицы до политически мотивированных изнасилований. Соответственно, все большее число шведов - несмотря на известные опасности - отвергает консенсус и беспокоится о культурном самоубийстве своей страны.

Табу на выражение таких настроений означает, что политические партии, за единственным исключением, выступают за продолжение иммиграции. Только шведские демократы (ШД) предлагают альтернативу: реальные усилия по интеграции тех, кто уже иммигрировал в страну и 90-процентное снижение будущей иммиграции. Несмотря на сомнительное неофашистское прошлое (кстати, не уникальное), ШД приобретают все более респектабельный вид и были вознаграждены успехами на выборах, удвоив количество голосов в ходе парламентских выборов с 3 ​​процентов в 2006 г. до 6 процентов в 2010 г. и 13 процентов в 2014 г. Все шведы, с которыми я беседовал во время моего недавнего визита, ожидают, что количество голосов за ШД будет продолжать расти и дальше, что также подтверждают недавние опросы общественного мнения.

Здание шведского парламента (Riksdagshuset) в Стокгольме.
Если какая-то партия или блок партий завоюют значительное большинство в однопалатном парламенте Швеции, то ШД практически не будет иметь значения. Однако в реальности в Риксдаге два блока сбалансированы почти поровну. Три левые партии контролируют 159 из 349 мест, в то время как "правый" (в кавычках потому, что с американской точки зрения его вряд-ли можно назвать консервативным) Альянс за Швецию, состоящий из четырех партий, имеет 141 место. Это означает, что ШД, с 49 местами, может стать решающим фактором баланса власти.

Однако поскольку ШД считают анафемой, ни одна партия не вступает с ними в сделки о принятии законов, даже косвенно, через средства массовой информации. И левые, и "правые" ищут пути их изоляции и дискредитации. Тем не менее, ШД уже сыграли ключевую роль при принятии некоторых важных актов законодательства, в частности, годового бюджета. В соответствии с политикой ШД отстранения от власти любого правительства, отказывающегося снизить поток иммиграции, в начале 2014 г. им удалось сбросить правительство Альянса за Швецию. В последние недели произошло повторение этого сценария, когда ШД присоединились к Альянсу, поддержав противостояние бюджетулевых, таким образом заставив правительство призвать досрочные выборы в марте 2015 г.

Но после этого произошло нечто замечательное: два крупных блока договорились не только о текущем бюджете, но и о бюджетах на несколько будущих лет, а также о разделении власти вплоть до 2022 года. Левый блок пришел к компромиссу с "правым" с целью избежать выборов в марте, позволив левым держать власть до 2018 года, а "правым", предположительно, с 2018 до 2022 годы. Этот политический картель лишает ШД их важной роли, но, не в состоянии завоевать большинство мест в парламенте в 2018 году, они не смогут играть какой-либо значительной роли в течение следующих восьми лет, в течение которых вопрос иммиграции будет снят с повестки дня.
Графическая версия сделки между двумя
главными  парламентскими блоками (синий
цветок  печёночницы символизирует ШД).


Поразительно: для того, чтобы задушить дебаты по наиболее спорному вопросу в стране, 86 процентов парламента объединили усилия с целью маргинализации тех 14 процентов, кто не согласен с ними. Два основных блока сглаживают и без того не такие уж серьезные взаимные различия для исключения мятежной, популистской партии.Маттиас Карлссон, действующий лидер ШД, справедливо отмечает, что в свете этой сделки его партия стала единственной реальной оппозицией.

В долгосрочной перспективе, однако, все выглядит не так уж плохо для ШД, которые, скорее всего, останутся в выигрыше от этого недемократического трюка. Шведы, давно привыкшие к демократии, чувствуют себя обманутыми в результате закулисных игр, делающих выборы 2018 г. бессмысленными и напоминающими издевательство. Кроме того, они негативно воспринимают отсрочку рассмотрения важного спорного вопроса. И когда придет время "избавиться от бездельников", как это бывает всегда, шведские демократы смогут представить единственную альтернативу надоевшей, сварливой коалиции, которая к тому времени будет у власти в течение долгих восьми лет - и за это время проблемы иммиграции вызовут тревогу у все большего числа избирателей.

Другими словами, этот вопиющий акт подавления подстегнет именно те дебаты, которые он предназначен сорвать. Через недолгое время, возможно, на повестке дня будет стоять главный вопрос - о национальном самоубийстве.


Перевод: И. Эйдельнант

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё