Поиск по этому блогу

Загрузка...

Оплакивание Великой Хартии

Колум Линч, Жамила Триндл

Страх перед риском потери гражданских свобод в Европе, потрясенной исламским терроризмом.


В некотором смысле Европа ожидала ужасы Шерифа и Саида Куахи, французско-алжирских братьев, которые начали стрелять на поражение во время нападения на парижскую редакцию Charlie Hebdo, неуважительного французского журнала, который регулярно высмеивал священных коров, включая пророка Мохаммеда.
Опасаясь мщения доморощенных джихадистов, радикализованных зарубежными войнами, особенно, - сирийским восстанием, Великобритания, Франция, Германия, Испания и ряд других европейских стран начали активный обмен разведданными и принимать далеко идущие законы для укрепления потенциала борьбы с терроризмом. Хотя Европа вела борьбу с внутренними и исламскими террористами на протяжении десятилетий, приток обученных и закаленных священных воинов явил собой нечто новое для европейских официальных лиц. Летом 2013, тогдашний министр внутренних дел Франции, Мануэль Валлс, сказал журналу Foreign Policy, что возвращение джихадистов – это «бомба замедленного действия».

Зверства, совершенные на этой неделе в Париже, оставившие в общей сложности 18 погибших, включая братьев Куахи, стали стимулом для скорейшего перехода Европы к более жесткой борьбе с терроризмом. В то время как Европа уже давно критикует США за такие меры по борьбе с терроризмом, как сбор данных Агентством национальной безопасности, названные Эдвардом Сноуденом «покушением на частную жизнь», европейские лидеры создали новый драконовский аппарат для борьбы с тем, что они считают новыми угрозами, как братья Куахи или еще хуже.

Французские чиновники созвали экстренное совещание с высшими чинами в области безопасности из Соединенных Штатов, Великобритании, Германии, Испании и других европейских стран для обсуждения дальнейших мер, которые должны быть приняты. Председатель Европейского Совета Дональд Таск уже призывает к усилению безопасности аэропортов, включая базу данных, которая позволит властям следить за всеми перелетами в Европу и из нее.

Франция ввела ряд законов, направленных на повышение способности правоохранительных органов отслеживать подозрительных джихадистов и блокировать подозреваемых граждан от возвращения домой. В Великобритании законодатели взвешивают принятие нового спорного закона по терроризмому, который может оставить без гражданства британцев, просто подозреваемых в заигрывании с джихадистами. Правительство Германии также решило забирать удостоверения личности у подозреваемых джихадистов, чтобы запретить им путешествовать по суше через Турцию, чтобы воевать в Сирии.

От Португалии до Сербии, правительства, часто в ответ на давление Соединенных Штатов Америки и Совета Безопасности ООН, предприняли шаги, чтобы не дать иностранным боевикам присоединиться к Исламскому государству в Сирии. От активизации безопасности портов в Греции и мониторинга аэропортов на Кипре в отношении криминальных иностранных боевиков в Косово, европейские чиновники хотят перейти к созданию еще больших препятствий своим гражданам, чтобы покинуть страну и присоединяться к отрядам боевиков, но, особенно, чтобы еще больше затруднить их возвращение с боевым опытом, который они могут применить на улицах старого континента.

Однако «бомба замедленного действия» Валлса все равно взорвалась, превратив Париж на этой неделе в кровавую сцену, с дырками от пуль, захватом заложников, противостоянием и опасениями, что подобные атаки могут стать привычными по всей Европе. Одним из результатов нападения в Париже стал новый приступ самоанализа, поскольку следователи, которые выражали недовольство нависшей угрозой джихада за последний год или больше, пытались выяснить, каким образом пара известных, осужденных священных воинов с целым списком исламских связей оказалась в состоянии спланировать и осуществить худшее нападение на французской земле за полвека.

Пробелы разведки кажутся вопиющими. Французские и американские спецслужбы «вели» этих братьев много лет. Старший Саид, 34, прошел подготовку в филиале Аль-Каиды в Йемене в 2011 и встретился с урожденным в США идеологом и проповедником Анваром аль Авлаки. Шериф, 32, был арестован во Франции в 2005, когда он пытался присоединиться к джихаду в Ираке, и провел три года в тюрьме. Его история была рассказана во французском документальном фильме. Оба брата находились в двух антитеррористических базах данных, в том числе – в списке лиц, которым запрещен вылет.

Главы европейских разведок опасаются, что в будущем предвидятся еще более мрачные сцены. Эндрю Паркер, генеральный директор MI5, внутренней британской разведки, заявил в четверг, что Великобритания готовится к волнам широкомасштабных громких нападений Аль-Каиды.
«Мы по-прежнему сталкиваемся с очень сложными и амбициозными акциями, которые сопровождают теперь печально устоявшийся подход Аль-Каиды и ее подражателей -- попытками осуществить крупномасштабную гибель людей, часто путем нападения на транспортные системы или общеизвестные объекты», 
-- сказал он в речи в Королевском институте Объединенных служб. 
«Мы знаем, например, что основные группы террористов Аль-Каиды в Сирии планировали нападения с массовыми жертвами против Запада».
Паркер сказал, что предыдущий опыт борьбы Великобритании с ирландской республиканской армией, показал, что террористические нападения можно выдерживать длительное время.
 «Нужны долговременные усилия и совместная работа для борьбы с ними. Нереалистично ожидать, чтобы каждый план нападения был остановлен, даже когда преступники в некоторых случаях присутствуют много лет на нашем радаре».
Терроризм Европе не нов. Отечественные группы боевиков, от ирландских республиканцев до баскских националистов и до немецких и итальянских отрядов левого толка, были разбросаны по европейским городам с бомбами и трупами на протяжении десятилетий, достигая политических или идеологических целей.

Европа чрезвычайно пострадала от исламских экстремистов, даже еще до терактов 11 сентября 2001. Аятолла Хомейни ввел смертный приговор или фетву против Салмана Рушди за книгу Сатанинские стихи в 1989. Алжирские террористы взорвали метро в Париже в 1990-х и планировали разрушить Эйфелеву башню с угнанного самолета. Почти 200 человек погибли в связанных с Аль-Каидой бомбардировках на пригородных поездах в Мадриде в 2004. Спустя год, 52 человека погибли в Лондоне, когда исламисты устроили взрывы в метро и автобусах. Голландский мусульманин убил спорного кинорежиссера Тео Ван Гога в 2004. А в редакцию Charlie Hebdo были брошены бомбы в 2011, после того, как еженедельник опубликовал выпуск с пародией на пророка Мохаммеда.

Однако в результате гражданской войны в Сирии, которая породила новое поколение обученных священных воинов, проблемы Европы стали расти. С октября 2013, было уже более 20 террористических актов, осуществленных экстремистами с опытом войны в Сирии, в том числе, ножевое нападение в декабре на трех французских полицейских мужчиной в Туре, кричавшего «Аллаху Акбар» или «Бог велик», и убийство четырех человек в Брюсселе в мае французскими возвращенцами из Сирии, по словам Паркера. Он сказал, что некоторые нападения были сорваны, напомнив дело, в котором французы захватили самодельное взрывное устройство из квартиры возвращенца из Сирии. Он сказал, что Британия сорвала три террористические акции в последние месяцы.

Разумеется, некоторые европейские страны борются за принятие более жестких антитеррористических законов со сдержанностью и пониманием. Дания стремится устранить угрозу возвращения профессионально подготовленных джихадистов. В Германии, чиновники беспокоятся как за потенциальную реакцию антииммиграционной группы PEGIDA, так и за угрозу нового нападения.
«Не нужна нам гонка за новыми законами»,
 -- сказал министр юстиции Германии, Хейко Маас, в пятницу. 
«Нам нужно больше образования и диалога с мусульманами в Германии. Открытое и свободное общество является лучшим ответом на ненависть террористов. Мы не должны попадать в ловушки террористов... Ограничение нашей свободы и верховенства закона – это именно то, чего они хотят добиться».
Однако для большей части Европы, нападения в Париже, включая пятничную драму с захватом заложника, продемонстрировали уязвимость, которая уже стала ощущаться по всему континенту.
«Это действительно демонстрирует по всей Европе самые большие опасения, которые все время испытывают агентства безопасности», 
-- сказал журналу Foreign Policy в телефонном интервью из Лондона Шираз Махер, старший научный сотрудник Международного центра изучения радикализации. Махер заявил, что, хотя в нападениях в Париже не было столько жертв, сколько в предыдущих террористических нападениях, включая мадридский взрыв в 2004 или лондонский взрыв в 2005, они показывались по телевидению несколько дней, усиливая воздействие. 
«Это как бы продлило события»,-- сказал он.
Прошлым летом правоцентристское правительство Испании, которое борется с бушующей безработицей и упадком экономики, тем не менее объявило исламский терроризм большой проблемой в стране. 
«Джихадский террор представляет собой самую серьезную угрозу, с какой общество столкнулось в XXI веке», 
-- заявил в своей речи в июне прошлого года министр внутренних дел Испании Хорхе Фернандес Диас.

Однако в Великобритании политики пошли дальше всех, приняв законопроект, который уполномочивает правительство лишать британских джихадистов гражданства для предотвращения их повторного въезда в страну. Новый законопроект о борьбе с терроризмом, который обсуждался на прошлой неделе в палате общин, предлагает кучу новых полномочий правительству для атаки воспринятой исламской угрозы, от запрета страхователям платить выкуп террористам, до требования наличия сотрудников по уходу за детьми, если им угрожает опасность стать террористами.

Критики, в том числе, британский наблюдатель за антитеррористической политикой Великобритании, Давид Андерсон, выразил опасения, что положение об иностранных боевиках будет эффективно лишать джихадистов гражданства, делая их апатридами без всякой юридической поддержки.

Заместитель премьер-министра Ник Клегг предупредил во вторник, что законопроект будет разгромлен в парламенте без дальнейших гарантий защиты прав обвиняемого, например, судебного надзора за так называемыми ордерами на временное исключение. Нападение в Париже быстро стало частью дискуссии, с обвинением со стороны Клегга правых партий Евроскептиков в использовании трагедии, чтобы набрать политические очки и разжечь антииммигрантские настроения. 
«Я думаю, что это настоящий позор, что Британия делает это», -- сказал Махер из Центра по изучению радикализации. «Это не тот путь, по которому мы должны идти в этом плане».


Перевод: +Miriam Argaman 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё