Поиск по этому блогу

Загрузка...

Ответ на французский антисемитизм

Участники протеста на площади Республики
Слова Вальса ободряют. Но трудно понять, как они изменят реальность, с которой сталкиваются евреи Франции

Пятница, 16 января 2015

Каролина Глик,
JPOST

16 января исполняется 9 лет трагедии Илана Халими.

16 января 2006 года, Сорур Арбабзаде, соблазнительница из мусульманской анти-еврейской банды, возглавляемой Юсуфом Фофана, занимавшейся похищением людей, вошла в магазин сотовых телефонов, где работал Халими и устроила ему “медовую ловушку”.

Четыре дня спустя, Халими встретился с Арбабзаде, они пошли в бар выпить напитки, а потом он согласился проводить ее домой. Она привела его в засаду. Ее товарищи избили его, связали и бросили в багажник своего автомобиля.
Они привезли Халими в трущобную квартиру и пытали его 24 дня и 24 ночи прежде, чем выбросить его, в наручниках, голого, с ножевыми ранами и ожогами третьей степени более двух третей тела, на железнодорожной ветке в Париже.

Он умер через несколько часов в больнице.

В страстном обращении к французскому парламенту во вторник премьер-министр Мануэль Вальс с возмущением осудил антисемитизм и потребовал, чтобы люди перестали рассматривать его как чужую проблему.

По его словам,
 "После трагедии Илана Халими в 2006 году ... количество антисемитских актов во Франции выросло до невыносимой степени. Слова, оскорбления, жесты, позорные нападения ... не вызывают национального возмущения, ожидаемого нашими еврейскими соотечественниками".
Вальс настаивал, что Франция должна защищать свою еврейскую общину, иначе будет уничтожена сама Франция.
"Без своих евреев Франция не будет Францией - это мы должны заявить громко и ясно. Мы еще не сделали этого. Мы не достаточно выразили свое негодование. Как мы могли допустить, что в некоторых школах и колледжах нельзя изучать Холокост? Как мы могли допустить, что в ответ на вопрос: "Кто твой враг”, наши дети отвечают “евреи”? Когда нападают на евреев Франции, это нападают на Францию, нападают на совесть человечества. Давайте никогда не забывать этого".
Слова Вальса поднимают настроение. Но трудно понять, как они меняют реальность, с которой сталкиваются евреи Франции.
Когда все сказано и сделано, это их шеи находятся в веревке, а совесть человечества лишь тревожится.

Дело Илана Халими - более или менее хрестоматийный пример невозможной реальности, с которой сталкиваются французские евреи. И, как отметил Вальс, ситуация за прошедшие девять лет только ухудшилась. Гораздо ухудшилась.

Но вернемся к временам, когда все было намного лучше. Илан Халими был похищен, подвергнут пыткам в течение 24 дней и убит. Как сообщил в сентябре прошлого года Марк Вайцман из онлайн-журнала Tablet в углубленных выводах об этом суровом испытании, банда, совершившая это злодеяние, охотилась за еврейскими жертвами в течение нескольких недель, прежде чем Арбабзаде устроила свою ловушку для Халими. Все их предыдущие попытки не увенчались успехом. Их предыдущие мишени были еврейскими врачами, адвокатами, телевизионными режиссерами и правозащитниками, а также евреями, не имеющими особых отличий, кроме того, что все они были евреями.

Анти-еврейский характер банды был ясен по выбранным ею жертвам. Антисемитский характер их зверского преступления против Халими был очевиден с первого раза, когда они связались с его матерью, Рут Халими, требуя выкуп за его освобождение. Контактируя с ней, они каждый раз осыпали ее анти-еврейскими оскорблениями. И, услышав на фоне их слов крики пытаемого ими сына, Рут начала декламировать его мучителям стихи из Корана.

И все же, на протяжении всего периода его пребывания в плену, французские власти отказывались говорить об анти-еврейском характере преступления, и, как следствие, отказались рассматривать дело как угрожающее его жизни или срочное.

Такое же отношение продолжалось после того, как Халими был найден. Как отметил Вайцман, следственный судья настаивал: "Нет ни одного признака, позволяющего считать это убийство совершенным с антисемитской целью или антисемитским актом".

Отказ продолжался и на судебных процессах 2009 года против 29 похитителей и их пособников. Только для лидера банды Фофана антисемитизм был указан в качестве отягчающего обстоятельства преступления, и таким образом привел к более суровому наказанию. Но в конце концов, даже для него, судьи не приняли этого во внимание при вынесении приговора.

Что касается тех 29 похитителей и пособников, как отмечает Вайцман, у каждого из них была семья и круг друзей. Как следствие, по скромным подсчетам одного репортера, по крайней мере 50 человек были осведомлены о преступлении и месте, где содержался под стражей Халими. И ни один из них не позвонил в полицию. Ни один из них не почувствовал позыва сделать звонок, который может спасти жизнь еврея.

После всего, средства массовой информации во Франции с радостью писали о словах защищающих палачей адвокатов, что "только люди, мотивированные политическими причинами», постараются доказывать, что антисемитизм разъедает французское общество".

Когда адвокат семьи Халими хвастался тесными связями с правительством и объявил, что обжалует приговоры лиц, совершивших преступление, если посчитает их наказание недостаточным, французские СМИ охотно перевели разговоры о пытках и убийстве парижанина, оказавшегося евреем, группой садистов, оказавшимися мусульманами, на более удобное повествование о еврейском лобби и еврейской власти.

Когда Халими, а шесть лет спустя трое детей и раввин, убитые в еврейской школе Оцар аТора в Тулузе, были доставлены в Израиль для похорон, СМИ сообщили о решении членов их семей в негативном ключе, намекая, что это доказательство нелояльности или инаковости евреев Франции.

Другими словами, убийство Халими демонстрирует системный характер антисемитизма во Франции. Мусульмане - основные виновники насилия. И они совершают свои преступления в среде, как минимум, безразличной к страданиям еврейского народа и их преследованиям. К такому насилию и равнодушию их подстрекают неисламские элиты. Французские власти минимизировали беспрецедентную угрозу, с которой сталкиваются евреи. И средства массовой информации рады игнорировать проблему, или когда возникает малейшая возможность, утверждать, что евреи сами виноваты в своих собственных преследованиях.

Действительно, на прошлой неделе в прямых репортажах с места захвата заложников в кошерном супермаркете в Париже, как отметил Вайцман, в первые часы после нападения французские СМИ не упоминали о том, что заложники были евреями.

В этих условиях, когда вся французская система направлена против них, что может быть сделано для французских евреев? Что они могут сделать для себя?

Далеко не очевидно, что Франция способна скорректировать свою нисходящую траекторию.

Демография двигает Францию в другом направлении. По словам израильского политолога Гай Бехора, Марсель будет первым западным европейским городом с мусульманским большинством. Пришедшие к власти социалисты обязаны своей победой голосованию мусульман. Тяжело смотреть, как президент Франции Франсуа Олланд и его товарищи принимают меры, которые могли бы разгневать электорат, голосующий как блок.

Антисемитизм во всех его формах проявляется во всем французском обществе. Например, прокурор по делу об убийстве Халими - это сын француза, сотрудничавшего с нацистами, и по словам Вайцмана, провел чрезмерное количество судебных заседаний, пытаясь понять преступников.

Ну, и существует вопрос Израиля.

Вальс отличается от своих коллег тем, что готов признать, что антисионизм - это антисемитизм.

Но его голос - это глас вопиющего в пустыне. Подавляющее настроение французских элит - это враждебность по отношению к Израилю.

Это чувство проявлялось в отношении Олланда к Израилю, и через него и к французской еврейской общине после резни в супермаркете в прошлую пятницу.

Олланд не желал, чтобы премьер-министр Биньямин Нетаньяху участвовал в антитеррористическом марше в Париже в воскресенье. Он утверждал, что присутствие Нетаньяху будет отвлекать от чувства единения против терроризма, которое, он надеялся, выразит этот марш.

Подразумеваемый смысл месседжа Олланда очень тревожен.

Это предположение, что анти-сионизм - это не антисемитизм и, как следствие, не зло. Подтекст его заключается в том, что убийство евреев исламскими террористами, стремящимися уничтожить Израиль, это преступление, не заслуживающее такого же осуждения, как убийство джихадистами французских журналистов.

Нетаньяху справедливо проигнорировал требование Олланда не приезжать на митинг. И за этот шаг он был подвергнут резкой критике со стороны французских СМИ, которые обвинили его в том, что он ставит себя в центр, не считаясь с волей не желающих его присутствия хозяев.

Их критика была затем повторена израильскими СМИ, старательно игнорировавшими эндемичную антиизраильскую враждебность французских СМИ и антиизраильскую политику правительства Олланда. Еврейские СМИ, вместе с лидером партии аТнуа Ципи Ливни, также жестоко атаковали Нетаньяху, а министр иностранных дел Авигдор Либерман и министр экономики Нафтали Беннет раскритиковали его за то, что, призвав французских евреев делать алию, он огорчил французов и нанес им обиду.

Алия из Франции
Но алия - это ключ к борьбе евреев Франции с системным характером французского антисемитизма. Это верно, прежде всего, потому что Франция ясно демонстрирует, что она не представляет безопасного дома для своих евреев, и Израиль - это лучший вариант. Израиль существует для того, чтобы у евреев всегда был вариант лучше, чем страдать от рук враждебных неевреев.

Говорить о репатриации также очень важно, потому что до сих пор единственное, что заставляло французские власти выступить непосредственно против антисемитизма и принять меры для защиты французских евреев, была перспектива массового исхода евреев.

В 2014 году французская алия увеличилась на 50 %. И Еврейское агентство ожидает, что это число удвоится до 15 тысяч в 2015 году, и до 50 тысяч в недалеком будущем.

После убийства Илана Халими, из-за страха расстроить французов, ни один израильский лидер, в том числе бывший министр иностранных дел Ципи Ливни, не произнесли ни слова осуждения против этих зверств. Ни один израильский представитель не присутствовал на церемонии его памяти.

Никто не призывал французских евреев делать алию. А число антисемитских нападений увеличивалось массово каждый год. Враждебность французского правительства к Израилю также обостряется с каждым годом.

Существуют, к сожалению, все основания полагать, что жестокое убийство в кошерном супермаркете в Париже в прошлую пятницу не будет последним. Но ясно также, что лучший способ предотвратить еще большие страдания, это часто и убедительно говорить о возможности переезда в Израиль. Израиль также должен предпринять активные шаги, чтобы подготовить страну к приезду наших французских братьев и сестер. Олланд, конечно, выразит свое раздражение, как он продолжает осуждать Израиль на каждом шагу за мнимые злодеяния. Но французские евреи будут становиться сильнее.

В то время как совесть человечества может бесполезно раздражаться по поводу преследований евреев, евреи Франции будут знать, что есть одно место на земле, которое существует, чтобы предотвратить эти преследования, и что их всегда будут приветствовать здесь, когда они захотят приехать.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё