Поиск по этому блогу

Загрузка...

Бурный роман «Весёлой вдовы» с Гитлером

Странная побочная история оперетты 1905 года, которая состоялась в канун Нового года в «Метрополитен Опера»

Рафаэль Mостель

Мицци Гюнтер и Луи Тройман, первые венские звёзды «Весёлой вдовы».
(Научно-исследовательский центр оперетты)
В качестве своего праздничного представления в канун Нового года, театр «Метрополитен Опера» представляет новый спектакль очень популярной комической оперетты Франца Легара «Весёлая вдова». Адольф Гитлер был бы взволнован.

И это – не преувеличение периода времён после Клингхоффера (Леон Клингхоффер, 1916-1985 г.г. – американский промышленник в сфере электротоваров, которого убили и выбросили за борт палестинские террористы, захватившие в 1985 году круизный корабль «Achille Lauro» – Википедия), а скорее, констатация факта. 

Любовь Гитлера к «Весёлой вдове» была столь чрезмерной и такой широко известной, что, когда Дмитрий Шостакович сочинял свою «Ленинградскую симфонию» во время блокады этого города в период Второй мировой войны, он использовал тему этой оперетты, чтобы представить немецкое вторжение. Эта симфония широко использовалась в новостных радиопередачах военного периода, посвящённых этой драматической блокаде, как нравственная ракета-носитель Союзников. Услышав произведение яростного венгерского композитора-антифашиста Белы Бартока, в то время написавшего свой «Концерт для оркестра», было решено поднять ту же самую тему в Концерте «Прерванная интермедия», на которую Барток отвечает ностальгической песней о любви к Венгрии, которой больше не существовало.

В Голливуде фильм Альфреда Хичкока «Тень сомнения» 1943 года так же использовал тему из «Весёлой вдовы», но он попал в самое уязвимое место. У этого фильма был свой композитор Дмитрий Тёмкин, неоднократно цитировавший и постепенно менявший одноименный вальс этой оперетты, в связи с персонажем фильма – психопатическим серийным убийцей. Эта тема вовлекает аудиторию в медленно рассеивающееся осознание невинной молодой исполнительницей главной роли, Чарли, что её очаровательный дядя, в действительности, – серийный убийца.

Как же Хичкок сделал из сценария – комка сентиментального пуха, фильм, представивший так много мрачности?

Хотя эта история была известна прежде, некоторые удивительные детали не были раскрыты покойным Юргеном Тримборном в его биографии актёра Джоханнса Хистерса, («Человек во фраке»). Карьера Хистерса началась, когда он появился в Мюнхене как Данило, в заглавной мужской роли в «Весёлой вдове», – и когда Гитлер находился в зрительном зале. Он продолжал исполнять эту роль 1,600 раз.

Хотя Геббельс классифицировал Легара как художника, испорченного его еврейскими связями, он быстро полностью изменил курс перед лицом безумной любовной интриги Гитлера с «Весёлой вдовой». Альберт Шпеер вспоминал, что первая вещь, которую Гитлер сделал, чтобы отпраздновать Аншлюс, состояла в том, чтобы попросить, чтобы Мартин Борман сделал запись этой оперетты. Домоправительница Гитлера рассказывала, что видела, как тот прихорашивается перед зеркалом, спрашивая: 
«Что Вы говорите? Разве я – не Данило?». 
И в течение последних двух лет войны, Гитлер фанатично затаскивал всех в своё «Волчье логово», чтобы лишь послушать «Весёлую вдову» ещё и ещё раз.

В 1939 году, на ежегодном летнем нацистском фестивале немецких ценностей («Немецкие Дни»), кульминацией был показ спектаклей «Весёлой вдовы», которые Гитлер советовал посетить всем хорошим нацистам. Таким образом, эта оперетта была окрещена как главный образец «святого немецкого искусства», и, в результате, спектакли оперетты распространились на всём протяжении Третьего Рейха с ещё более вздутыми бюджетами, благодаря щедрым государственным субсидиям.

Легар старался изо всех сил сделать эти отношения взаимными. Он сочинял музыку в честь Гитлера и удостоился его покровительства. Он даже попытался посвятить свою последнюю оперетту Муссолини. (Дуче II отказался от такой чести на том основании, что он не хотел, чтобы его имя было связано с этой опереттой, которая неадекватно представляет фашистские идеалы. Однако он исполнил серенаду Легара на скрипке на тему прежних мелодий композитора, чтобы как-то смягчить свой отказ.)

Гитлер утверждал, что его любовный роман с «Весёлой вдовой» начался на Венской премьере в 1905 году, когда он был обедневшим потенциальным художником. Интрига, которая включает попытку сохранить золото вдовы для «отечества», в сочетании с музыкой Легара, оказалась непреодолимой. Не беда, что почти все связанные с этой опереттой, – за исключением Легара, – были евреями.

Композитор признал, что постановка не смогла бы быть осуществлена, во-первых, без участия (в полном смысле этого слова) суперзвезды кабаре Луи Тройман, который с Мицци Гюнтер исполнили ведущие роли, Данило и Ханну. (В новой постановке «Метрополитен Опера» в этих ролях Натан Ганн и Рене Флеминг чередуются с Родом Джилфри и Сьюзен Грэм). По ужасающему совпадению, Легар подарил Гитлеру копию оригинальной программы 1905 года с автографом – на обложке была фотография на всю страницу Троймана в роли Данило – как подарок ко дню рождения фюрера, так как Тройман, как и его жена, были умерщвлены в Терезиенштадте.

Рене Флеминг и Натан Ганн в спектакле театра «Метрополитен Опера» «Весёлая вдова» (Предоставлено: Брижитт Лакомб / «Метрополитен Опера»)
Никто не был более ответственен за полировку репутации Легара как «узаконенного» композитора, чем выдающийся еврейский оперный тенор Рихард Таубер. Когда Таубера упрекнули за его конформизм при участии в этой оперетте, он парировал с достоинством: 
«Я пою не оперетту, я пою Легара». 
Этот композитор написал шесть оперетт в расчёте на голос Таубера и признавал, что никто не оказал большего влияния на его музыку. Международная звезда, Таубер, сумел покинуть нацистскую территорию, но по глупости возвратился, когда узнал обо всех спектаклях «Весёлой вдовы», полагая, что его популярность и долгое сотрудничество с Легаром смогут его защитить. К счастью, официант венского кафе, который быстро узнал известного Таубера, разуверил его в любом подобном представлении.

Был ли Легар антисемитом? Не факт. Его жена София была еврейкой, как и фактически все его сотрудники. Однако это не помешало ему защитить себя в судебном процессе 1938 года, донеся властям на истцов как на евреев.

«Весёлая вдова» была создана на основе французской комической пьесы 1861 года Анри Меильака (теперь известного, прежде всего, как либреттист оперы Бизе «Кармен»). Либретто «Весёлой вдовы» было написано Виктором Леоном (Виктором Хиршфельдом) и Лео Стайном. Стайн умер задолго до войны. Но Леон умер от голода, скрываясь в Вене в 1940 году, как раз тогда, когда Венская Государственная опера предложила на суд зрителей праздничное представление «Земля улыбок», другое произведение его сотрудничества с Легаром, поставленное как подарок к 70-летию композитора при поддержке фюрера. Легар упивался славой постановки своего первого произведения этим крупнейшим престижным оперным театром, но все ещё не сделал ничего, что, возможно, помогло бы спасти coавтора этой оперетты. Бела Енбах, другой либреттист двух его оперетт, также вскоре после этого умер от голода, прячась от нацистов в Вене.

После войны Легар пошёл на многое, чтобы отречься от своих связей с Гитлером и нацистами, симулируя невиновность. 
«Никакой политики, пожалуйста. … Мы не хотим говорить о политике. Политика – грязное дело, и я не хочу разговаривать о грязных вещах … Моя совесть чиста. Моя «Весёлая вдова» была любимой опереттой Гитлера. Это же – не моя вина, верно?» 
И слишком часто его слава и очарование спасали его от неприятностей. Даже американские солдаты, обвинённые в денацификации, были больше заинтересованы в получении его автографов и фотографий с известным композитором, чем в обнаружении истины.

Легар настаивал на том, что его решение остаться в Австрии объясняется тем, что он был слишком стар, чтобы двигаться куда-либо ещё. Тем не менее, правда, у него было баснословное богатство, в результате всех зарубежных постановок «Весёлой вдовы», которое легко бы позволило ему жить в любой стране. Вместо этого, он сознательно принял решение остаться и извлечь выгоду из его связей с Гитлером, и позже он лгал, будто не знал о нацистском терроре. Как он не мог знать, по крайней мере, того же, что знал официант кафе Таубера, учитывая всех евреев, с которыми он был связан отношениями?

Удивительные авторские гонорары, которые он мог зарабатывать в Третьем Рейхе из-за любви Гитлера к «Весёлой вдове», очевидно, заставили Легара решить остаться. Он сделал всё, чтобы его жена обратилась в другую веру, но также постарался, чтобы Гитлер предоставил ей дополнительную защиту того, чтобы быть официально объявленным «Почётным арийцем». Даже Гитлер рассматривал это как шутку, что она была в безопасности, пока он (Гитлер) жив. Неудивительно, что она стала нервозной развалиной, постоянно держа наготове капсулу с цианидом. В действительности, Гестапо попыталось арестовать её, по крайней мере, дважды. Легар позже рассказывал доверчивым, поражённым звездой, американским солдатам о Гестапо, пришедшим за его женой: 
«Если бы я, случайно, не оказался дома, то я никогда больше не увидел бы свою жену». 
Действительно, он позвонил местному гауляйтеру, который принял меры, чтобы Легар содержал свою жену под «домашним арестом» в их поместье.

Они оба умерли вскоре после войны: Легар – в 1948 году, а год спустя год – его жена, бывшая намного моложе него.

Новое воплощение «Весёлой вдовы» в «Метрополитен Опера» – которую можно будет посмотреть и послушать онлайн (streamed live online), – несомненно, снова будет сентиментальным, обольстительным фаворитом. Просто вообразите, как Гитлер любил бы её.

Рафаэль Мостель – композитор, писатель и лектор, живущий в Нью-Йорке. В сезоне 2015-16 г.г. Монреальский симфонический оркестр даст пять Мировых исполнений премьеры новой оркестровой версии его «Путешествий Бэйбэра: Первая часть, «Медовый месяц Бэйбэра» (основанный на книге с картинками 1932 года Жана де Бранхоффа).
Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё