Поиск по этому блогу

Загрузка...

Чтобы понять проблемы Ближнего Востока, не нужно на него смотреть с конца другого водостока: Взгляд не с того конца городской канализации

Сара Хониг

Восемь врачей оценили, что раны Бадави, полученные им в первом избиении, ещё недостаточно вылечены, чтобы позволить его выпороть ещё 50 раз и изранить его кожу.

Заключённый и выпоротый блоггер Райф Бадави: его киберактивность была признана изменой. (Фото: REUTERS)
Резня в «Шарли Эбдо» (в отличие от последующего убийства в Еврейском супермаркете) оказалась в центре внимания мусульманской склонности к праведному гневу. Мгновенно отдельные заголовки западных СМИ полезли из кожи вон, чтобы заявить, что ислам является миролюбивой религией, смиренные приверженцы которой лишь стремятся завоевать хоть капельку уважения.

Как часть нашего срочного перевоспитания и повторного погружения в культ мультикультурализма, в нас безостановочно вдалбливалась мантра, что кровопролитие «не имеет ничего общего с исламом». Это, как нам неоднократно напевалось, как раз и является для нас правильным образом мышления. Отклонения от предписанного диктата будут сурово осуждаться во имя свободы.

Возможно, именно поэтому мрачная судьба саудовского гражданина Раифа Бадави не сильно подвигла на какие-либо действия сторонников изучения подобных инцидентов на общественное мнение, которое так осторожно обеспечивает наше неотъемлемое право не отклоняться от их непогрешимых руководящих принципов.

Бадави, 31, пал жертвой мусульманского затыкания ртов точно так же, как это сделали с карикатуристами «Шарли Эбдо», но он был на географическом удалении, и, следовательно, может быть, его боль менее задела просвещённых лиц, формирующих общественное мнение.

Но факт, что он по-прежнему ужасно страдает лишь потому, что осмелился занять независимую позицию.

В этом заключается его единственное преступление.

Кроме того, его мучения находятся не в руках исламских экстремистов с дикими глазами, а во власти упорядоченного исламского режима, к которому жадно присосались воротилы международного сообщества – в первую очередь, Барак Обама, главнокомандующий самопровозглашённого свободного мира.

Первоначальный грех Бадави восходит к 2006 году, когда он открыл свой блог «Свободные Либералы Саудовской Аравии», в котором он продвигал свободу выражения мнений и веры – два краеугольных камня западной демократии и её хвалёной плюралистической морали.

Но терпимость привела к нежелательным правонарушениям в стране, которая породила ислам, и к святым местам которой ежегодно тянутся толпы верующих.

Таким образом, в конечном итоге, киберактивность Бадави была признана отступничеством. Это считается основным преступлением в мусульманском вероучении – том самом, к которому нам внушали уважение и высоконравственное отмежевание от зверств, совершаемых во имя ислама.

Была развязана кампания судебной травли  Бадави. 17 июня 2012 года он был, наконец, брошен в тюрьму гор. Джидда, а его «незаконный вебсайт» был закрыт теми же властями Саудовской Аравии. Этот факт ни одно западное правительство не подвергло суровой критике. 29 июля 2013года Бадави был приговорен к шести годам заключения и публичной экзекуции 600 ударами плетью. Он обратился с апелляцией, и дело было передано на пересмотр.

Тем не менее, новый приговор 7 мая 2014 года, увеличил ему тюремное заключение до десяти лет, порку – уже 1000 ударами, штрафу в размере миллиона саудовских риалов ($ 266 000), а также –  десятилетний запрет на выезд, начиная с конца его срока заключения.

Тот факт, что кто-то в сильном и неординарном государстве может быть судим и наказан за «оскорбление ислама и религиозных властей» как-то не убедил первосвященников Запада эпохи постмодернизма, которые могут там быть любой недостаток в исламе – даже когда он проявляется сам в современном гражданском обществе.

Гуру политологии продолжают изображать мусульман как пресловутый вождь пацифистских квакеров, чьё безвредное наследие будет запятнано не по их вине, из-за не связанных с ними нескольких экстремистов, импульсивно неистовствующих во всём мире (из тех, кто смогли бы – но не возникают среди приверженцев других вероисповеданий).

Бадави обратился с апелляцией ещё раз, но, несмотря на все свои возможности, Саудовской Аравии пришлось отступить, и апелляционный суд Джидды решил оставить в силе приговор от 1 сентября 2014 года. Министерство внутренних дел монархии, которую неоднократно превозносил Обама, проявило, тем не менее, снисхождение – оно заботливо постановило, чтобы 1000 ударов порки Бадави были поделены на 20 еженедельных экзекуций, то есть не более 50 ударов плетью (публично, за пределами Мечети Джидды аль-Джафали).

Первые 50 ударов были нанесены 9 января, в тот самый день, когда были застрелены еврейские покупатели в парижском кошерном супермаркете и по горячим следам убийства «неверных» в «Шарли Эбдо». «Говорящие головы» (теледикторы – прим. пер.) не узрели никакой связи между французскими инцидентами и судом в Саудовской Аравии.

Ничто не мешает проявить мудрость и понять, что нетерпимость к насилию «не имеет ничего общего с исламом».

Даже если это и могло быть сделано, – а это совсем уж натяжка – что парижские «мясники» и их единоверцы в каждом крупном совершении теракта по всему миру не имеют ничего общего с исламом, то можно ли сказать то же самое об официальном фанатизме самого фундаментального исламского режима? Возможно, в идиллическом существовании под контролем слащавых фей, все самые неприятные ассоциации с исламом могут просто испариться – если только мы этого сильно захотим.

В нашем, признаться, несовершенном существовании, правда, ключевые игроки пытаются чертовски приукрасить все эти чрезмерные неприятности. Первым среди них является Первый Гражданин Америки.

На саммите G20 в Лондоне 7 апреля 2009 года, Обама встретился с королём Саудовской Аравии Абдуллой (чья смерть на прошлой неделе стала поводом льстивого паломничества в Эр-Рияд для международной тусовки «Кто есть Кто»). Впервые за всё время американский президент не обменялся с ним вежливым рукопожатием.

Прогрессивный топ-самоучка Америки раболепно поклонился  перед реакционным исламским монархом.
Это стало знаковым моментом. Позже, в Страсбурге, Обама представил свой заголовок для неизгладимого образа:
«Мы должны изменить наше поведение и показать мусульманскому миру большее уважение».
Его жест почтения стал символическим нарушением протокола. Мало того, что он не саудовский подданный, так он не поклонился подобным образом ни перед какими-либо другими членами королевской семьи.

Когда Обама склонился, чтобы выразить свою почтительность Хранителю Двух Святынь, он принизил традиции американской исключительности, а его рабское коленопреклонение также уменьшило общепризнанные демократические традиции. Сделав это, американский президент эффективно освободился от надоедливого бремени защиты западной терпимости.

Следовательно, жестокое и необычное наказание, вынесенное блоггеру за «оскорбление ислама», не вызвало того же возмущения, что вызвало возмущение Обамы как, например, закрытие балкона в многоквартирном доме в еврейском квартале Иерусалима, где Обама диктует, чтобы евреям там не должно разрешаться жить. Быть может, еврейское присутствие в колыбели иудаизма «оскорбляет ислам» и вот его-то Обама прежде всего собирается запретить.

Отсюда вытекает его политика не делать слишком много для явной борьбы с радикальным исламским террором. Неудивительно, что в своём последнем заявлении о положении в стране Обама восхвалял свой меньше, чем половинчатый ответ на опасности, причинённые каждому закоулку этой планеты неисчислимым количеством разных имамов и аятолл.

Он поздравил себя с «разумной политикой американского руководства».
С непроницаемым лицом он заявил, что «в Ираке и Сирии американское руководство ... останавливает продвижение ИГИЛа». Его «глубокая стратегия», – сообщил Обама всем нам командным тоном, приводит к «безопасному, более процветающему миру».

Могло ли смутить какого-нибудь апологета ислама признание правды об угрозе, правда, со стороны кого, он не уточнил?

Это может частично объяснить, почему Обама не присоединился к другим мировым лидерам в их антитеррористическом марше в Париже, почему он размывает отношения с Сирией и Ираком, почему отстранился от ИГИЛа (также известного как ISIS) как «университета для юниоров», почему он так нацелен на снятие санкций с почти ядерного Ирана, почему он так безумно мягок к подстрекательствам Махмуда Аббаса на массовые убийства и почему он так интуитивно ненавидит Биньямина Нетаниягу.

Это все грани одного и того же «более умного американского руководства».

Это чрезмерно искажает варварство, «которое не имеет ничего общего с исламом» – несмотря на его неопровержимый исламский контекст. Обама очень осторожно относится к оказанию давления на репрессивный Эр-Рияд в отношении таких исламских особенностей, как страшный всплеск казней через отсечение головы. Только в 2014 году (за исключением священного месяца Рамадан), были произведены аресты женщин за нарушение запрета на женщин-водителей и вынесены приговоры к непомерным срокам тюремного заключения для многих блоггеров, модераторов Твиттеров и Facebook-плакатов, которые выражали нонконформистские взгляды.

Саудовская власть обострила подавление свободы слова, движений женщин-активисток и религиозных реформаторов, что в значительной степени игнорируется также западными СМИ.

Мало кто знает, что адвокат Бадави, Валид Абу-Хайр, в настоящее время сам заключён в тюрьму, – по иронии судьбы – в соответствии с новым законодательством по борьбе с терроризмом, якобы принятым, чтобы сократить эксцессы исламских выступлений, подобных ИГИЛу. Абу-Хайр был признан виновным в «подрыве общественного порядка, оскорблении судебной системы и разжигании общественного мнения».

Он был первоначально приговорен к 15 годам с возможностью досрочного освобождения через десять лет. Теперь, однако, апелляционный суд отменил возможность условно-досрочного освобождения, потому что этот адвокат оспорил легитимность суда, пытающегося осудить мирных диссидентов.

Единственная «хорошая» новость, пришедшая из Саудовской Аравии, заключается в том, что порка Бадави была отложена на две недели – после первой порки, проведённой при скоплении народа, который издевательски свистел, одобрительно аплодировал и хрипло кричал: – «Аллах Акбар!» («Аллах велик!») каждый раз, когда плоть заключённого подвергалась экзекуции.

Восемь врачей, осмотревших Бадави в больнице имени короля Фахда в Джидде, оценили, что раны, полученные им в первой порке, ещё не достаточно зажили, чтобы позволить снова нанести его коже ещё 50 ударов плетью. Как милостивы эти мусульмане! Само понятие врачей, сотрудничающих в такой вопиющей пародии на правосудие, – ожидающих  улучшения медицинских показателей для того, чтобы нанести дальнейшие травмы – они должны были услышать вопли протеста со всего мира.

Тем не менее, мировые лидеры успокаивают себя уменьшением шансов узреть более неблагоприятные видеосюжеты от их главного исламского союзника, по крайней мере, чуть дольше.

Всеведающий никогда не упустит случая, чтобы напомнить нам, что, подобно террору, телесное наказание и санкционированная государством дикость не имеет ничего общего с исламом. Вероятно, такое средневековье не вполне совместимо с уважением, которое мы все благоговейно обязаны оказывать ученикам Пророка, по словам Обамы, – и не менее – по словам Ангелы Меркель, Франсуа Олланда, Дэвида Кэмерона и остальных третейских судей из ЕС, оправдывающих «bon ton» (хороший тон) ислама.

Но кто может обвинить их? Они все хотят избежать неприятностей в своих собственных задних дворах сейчас, а будущее, как и общая картина, будут прокляты.

Для всех них мы можем применить ремарку, приписываемую двум бывшим британским премьер-министрам – Дэвиду Ллойд-Джорджу и Уинстону Черчиллю. Оба широко цитируются как сказавшие о политике умиротворения Невилла Чемберлена, что он «рассматривал всё не через тот конец городской водосточной трубы».
www.sarahhonig.com: «Развенчание Буллы», книга Сары Хониг, недавно опубликованная  издательством Gefen.
Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё