Поиск по этому блогу

Загрузка...

Основной поток антисемитизма в Америке

Граффити свастики на стене Дома еврейского братства недалеко
от Калифорнийского университета в Дэвисе. (Фото: Youtube скриншот)
Кэролайн Б. Глик

12 февраля 2015

Отрицая то, что евреи стали жертвами только потому,что они евреи, Обама опровергает специфический характер угроз джихадистского ислама и его сторонников против евреев.

Президент США Барак Обама находится в основном потоке антисемитизма в Америке.

На этой неделе, в интервью с Мэтью Иглесиасом с сайта Vox.com , когда речь шла о каких-то маловажных вещах, Обаме был задан вопрос о терроризме. В своем ответе президент сказал, что угроза терроризма переоценена. И это было далеко не самое опасное его высказывание.
Переходя от общего к частному, Обама упомянул джихадистов, совершивших массовые убийства в прошлом месяце в Париже, назвав их "горсткой ожесточенных злобных фанатиков", которые "случайно застрелили кучку людей в гастрономе в Париже."

Другими словами, Ахмед Кулибали, террорист, напавший на кошерный супермаркет Hyper Cacher, просто какой-то фанатик. Евреи, которых он убил в то время, когда они покупали продукты для шаббата, были просто "кучкой людей в гастрономе", убитых во время покупки индейки и бутербродов с сыром.

Как будто Кулибали не звонил на французский телеканал из кошерного супермаркета и не сказал, что он террорист из аль-Каиды, и что он выбрал кошерный супермаркет, потому что хотел убивать евреев.

Из сообщения лидера свободного мира о жестоком убийстве четырех евреев в супермаркете мы узнаем не больше, чем то, что речь идет о каких-то случайных людях и еще о каких-то других случайных людях, которым не повезло.

Обама объяснил, что в любом случае, мы говорим только об этом случайном акте бессмысленного насилия, потому что, как он сказал: “СМИ любят писать об ужасах, потому что кровь привлекает больше читателей”. Средства массовой информации, отчаянно нуждаются в аудитории, в рейтингах, потому они раздувают значимость этих актов случайного насилия.

Заявление Обамы о жестоком убийстве евреев в Париже примечательно прежде всего тем, что оно демонстрирует его успокоенность и удовлетворенность уровнем антисемитизма.

Отрицая то, что объектами убийства стали евреи именно потому, что они евреи, Обама опровергает уникальность, которую эта угроза джихадистского ислама и его сторонников представляет для евреев. Закрывая глаза на то, что евреи были убиты только за то, что они евреи, он прогоняет от себя законные опасения евреев в безопасности их убежищ, будь то в общинах диаспоры или в Израиле.

Если ничего не отличает массовое убийство Кулибали в супермаркете Hyper Cacher от хулиганства или вооруженного ограбления, которое вдруг пошло не так, то евреи не имеют права на особое отношение, обсуждение вопроса безопасности своих общин в Лондоне, в Париже или Сан-Франциско, а также вопроса безопасности Израиля.

Как видно из последующих заявлений представителей администрации, заявление Обамы не случайно. И пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест, и пресс-секретарь Государственного департамента Дженнифер Псаки, отвечая на вопрос о замечании президента, повторили вслед за ним отрицание антисемитского характера убийства в супермаркете Hyper Cacher. Эрнест сказал, что убитые евреи были людьми, просто "случайно зашедшими" в супермаркет.

Псаки сказала, что у жертв нет ни общих корней, ни гражданства, притворяясь, что она не в курсе того назойливого факта, что все они были евреями.

Такими же неудачными, как отрицание антиеврейского характера атаки на Hyper Cacher, были запоздалые исправления замечаний Псаки и Эрнеста. После того, как они попали под шквал критики от американских евреев и консервативных СМИ, Псаки и Эрнест в своих Twitter аккаунтах отказались от них и признали, что действительно, убийство в супермаркете Hyper Cacher было антисемитской атакой.

Их отступление было не лучше, чем первоначальное отрицание антиеврейского характера нападения исламистов, потому что оно усиливает тот самый антисемитизм, который они ранее стимулировали.

Многие сторонники Обамы, без сомнения, интерпретировали их поведение так, что сначала Обама и его “зенитные средства” упорно стояли на своем, убеждая всех, что евреи не были специально выбранной мишенью, но подвергшись резкой критике евреями и консерваторами за свои высказывания, они сменили тон.

Подтекст ясен. Евреи, на которых нападают не больше, чем на кого-то другого, настолько сильны, обладают такой властью и так все контролируют, что заставили бедную администрацию Обамы подчиниться их воле и повторить вслед за ними их ложные и корыстные рассказы о притеснениях.

Отрицание администрацией специфического характера угроз евреям со стороны джихадистов не ограничивается его квалификацией антисемитского нападения на супермаркет Hyper Cacher.

Оно проявляется также в отношении Обамы к Израилю и его действиям, направленным на защиту себя от своих джихадистских врагов, от ХАМАСа до Хизбаллы и Ирана.

Сегодня наиболее ярким примером использования Обамой антисемитского пути, чтобы уменьшить поддержку США Израилю, может быть его кампания по делегитимации премьер-министра Биньямина Нетаниягу перед его запланированным выступлением перед совместными палатами Конгресса 3 марта.

Как мы запоздало узнали из небольшой сноски внизу под статьей в New York Times от 30 января, вопреки утверждениям Белого дома, Нетаньяху не “давил” исподтишка на больные места Обамы, когда принял приглашение спикера Палаты представителей Джона Бейнера выступить на съезде. Он сообщил Белому дому о своем намерении принять предложение Бейнера, прежде чем принять его.

Нетаньяху не нарушил протокол Белого дома.

Он не бесчинствует и не ведет себя неуважительно по отношению к Обаме.

Именно Обама вел себя неуважительно и грубо, проявляя нечестное и клеветническое отношение к Нетаньяху. Именно Обама распустил ложь, будто Нетаниягу использует свою речь не для того, чтобы законно представить опасения Израиля в отношении перспектив ядерного оружия Ирана, а для эгоистичного обеспечения успеха на выборах, за счет интересов национальной безопасности Америки и независимости ее внешней политики.

Именно Обама и вице-президент Джо Байден возглавляли усилия, направленные на то, чтобы заставить законодателей-демократов бойкотировать выступление Нетаньяху, заявив, что они откажутся встретиться с лидером ближайшего союзника США на Ближнем Востоке во время его пребывания в Вашингтоне.

До сих пор только 15 членов Палаты представителей и три сенатора объявили о своем намерении бойкотировать выступление Нетаньяху. Но даже если все остальные законодатели-демократы придут выслушать его речь, влияние кампании Обамы, направленной на то, чтобы опорочить Нетаньяху, еще долго будет ощущаться.

Прежде всего, если все пойдет по его плану, средства массовой информации и члены его партии будут использовать очерненный им образ Нетаньяху, чтобы не принимать во внимание предупреждения, которые несомненно будут высказаны Нетаньяху в его обращении.

Во-вторых, бойкотируя Нетаньяху и приобщая к нему демократов, Обама усиливает Движение антисемитских бойкотов, отказа от сотрудничества и применения санкций для изоляции Израиля.

Кроме того, он мобилизует группы давления демократов, как J-стрит и MoveOn.org, для того, чтобы ударить по карману политиков-демократов, если они будут продолжать поддерживать Израиль.

Существует еще один аспект теракта в супермаркете Hyper Cacher, который был также проигнорирован Белым домом и который имеет прямое отношение к попытке Обамы уничтожить доверие к предупреждениям Нетаньяху о его политике в отношении Ирана.

В то время как журналисты журнала Charlie Hebdo были убиты за то, что их карикатура на Мухаммада обидела мусульманских фашистов, евреи, убитые в Hyper Cacher были убиты за то, что они были евреями. Другими словами, исламистская ненависть к евреям, по своей сути, геноцидальна и не зависит от ситуации.

Если у исламистов будет возможность уничтожать евреев, они будут делать это. И это возвращает нас к заявлению Обамы в Vox.com. Как обычно, действуя в своем духе, Обама отказался использовать термин “исламский”, говоря о "жестоких, злобных фанатиках», случайно убивших евреев в кошерном супермаркете.

С самого начала своего президентства Обама бдительно отрицал связь между исламизмом и терроризмом и характеризовал джихад как мирную саморефлексию, вроде психотерапии. На прошлой неделе его отрицание исламистской природы джихадистских нападений по всему миру поднялось к новым высотам, когда в своем выступлении на Национальном молитвенном завтраке он сравнил сегодняшних джихадистов с крестоносцами тысячу лет назад. И в то время, как он определил крестоносцев как христиан, он отказался признать, что сегодняшние массовые убийцы-фанатики действуют во имя ислама.

Упрямый, абсурдный и опасный отказ Обамы упоминать слово “ислам” в связи с войной, которая ведется по всему миру миллионами во имя ислама, вместе со стремлением Обамы всегда сравнивать это безымянное зло с прошлыми злыми поступками западных обществ, указывает на то, что его защита исламского супрематизма - это не просто предпочтение политики, но, скорее, оно отражает более глубокую идеологическую приверженность. Понимание того, что Обама либо не против исламского экстремизма, либо одобряет его, укрепляется в сочетании с его ужасными попытками игнорировать исламскую ненависть к евреям и ее геноцидальный характер, а также с его шагами в сторону демонизации Нетаниягу за смелость противостоять его политике в отношении Ирана.

Именно отрицание Обамой специфичной направленности атак и угроз исламских террористов и исламских режимов против евреев и еврейского государства проявляется в его политике и более широкой стратегии на Ближнем Востоке.

Лазейки в промежуточном рамочном ядерном соглашении Обамы с Ираном от ноября 2013 года позволили Ирану добиться значительного прогресса в его ядерной программе, хотя он пока еще формально соблюдает свои обязательства по договору. Иран прекратил обогащение урана до 20% чистоты и удовлетворился его обогащением до 3,5% чистоты. Но в то же время он разработал и начал использовать усовершенствованные центрифуги, обогащающие уран так быстро, что различие между уровнями обогащения 3,5% и 20% становится несущественным. Иран добился значительных успехов в своей программе развития баллистических ракет, в том числе, межконтинентальных баллистических ракет, предназначенных для перевозки ядерных боеголовок. Он продолжает разрабатывать ядерные бомбы, и уже обогатил достаточное количество урана для производства 1-2 ядерных бомб.

По просочившимся данным, постоянная ядерная сделка, подписать которую Обама стремится убедить Иран, еще больше облегчит восхождение Ирана в ядерный клуб. Среди прочего, сделка установит лимит времени на уже сейчас неэффективный инспекционный режим, таким образом делая ядерную деятельность Ирана целиком непрозрачной для мира.

Облегчая появление Ирана как ядерной державы, Обама, в то же время, не делает ничего для ограничения расширения его прав и возможностей в регионе. Сегодня Иран контролирует Сирию, Ирак и Йемен властвует в Ливане и Газе. Он угрожает Саудовской Аравии, а Мусульманское братство, его союзники, угрожают Египту и Иордании.

Что касается кампании США во главе с Обамой против “Исламского государства” в Сирии и Ираке, то ее крупнейшим бенефициаром был Иран. С осени прошлого года, когда она началась, Иран достиг всего, кроме общественной поддержки США, в области контроля над иракской армией и для выживания режима Асада в Сирии.

Смысл политики Обамы очевиден. Он расчищает путь для ядерного оружия Ирана, который управляет большими регионами арабского мира через своих “заместителей”

Ясно также то, что Иран намерен использовать свой ядерный арсенал таким же образом, что и Кулибали использовал свой автомат Калашникова - убивать евреев, как можно больше евреев.

Возможно, действиями Обамы руководит антисемитизм, а возможно, он действует из симпатии к исламскому фашизму.

В любом случае, совершенно ясно, что требуется от Израиля и от Нетаньяху. Выступление перед Конгрессом может быть необходимым условием для этого действия, но это еще не само действие.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё