Поиск по этому блогу

Загрузка...

Крестоносцы и миротворцы

Надписи на рисунке:
Президент Обама у оперативной карты
Ближнего Востока (раздумывает):
«Так, начнём оперировать?»
Чарльз Краутхаммер

Слева – председатель Объединённого Комитета начальников штабов генерал Демпси: 
«Как 10 месяцев назад…»
Его министр обороны говорит: 
«Весь мир взрывается». 
Его генеральный прокурор говорит, что угроза террора «не отпускает меня даже ночью». 

Положение в мире отягощает их. Во вторник было подтверждено, что американский заложник Кайла Мюллер мёртв. В среду США эвакуировали своё посольство из Йемена, страны, которую в сентябре прошлого года президент Обама приводил в качестве американского успеха в борьбе с терроризмом.

Тем не менее, реакция Обамы на эти события, скажем, потрясла политиков за рубежом своей тревожной усталостью и пассивностью.

«Не волнуйтесь», – успокаивает его советник по национальной безопасности:  «Это не Вторая мировая война». 
Как будто следует увериться, что теперешний хаос пока ещё не достиг уровня самого разрушительного конфликта в истории человечества. 
«В действительности же», – настаивает президент, – «реальным источником нашего метастазирующего беспокойства являются… СМИ».
Россия глубоко вторгается в восточную Украину. «Исламское государство» сжигает заживо иорданского пилота. Иран расширяет свою гегемонию над четырьмя арабскими столицами – Бейрутом, Дамаском, Багдадом и теперь – Саной. А Америка наблюдает. Обама называет это политикой «стратегического терпения». Это является синонимом «бездействия», можно сказать, глубоко «стратегического».

Возьмите Россию. Только новости о часовой пресс-конференции, проведённой Обамой и Ангелой Меркель на этой неделе, подтвердили то, что он всё ещё не в состоянии принять решение о поставке оборонительных вооружений Украине. Россияне отправили туда танки «T-80» и ракетные пусковые установки «Град». Мы же послали туда гуманитарную помощь, которая включает в себя одеяла, индивидуальные продуктовые пайки «MREs» и психологов.

В дополнение к вышесказанному: Эти консультанты-психологи оказывают горе – терапевтическую помощь тем, кто находятся под огнём танковых орудий «Т-80». 
«Я думаю, что украинский народ может чувствовать себя уверенно, поскольку мы рядом с ними», 
– заявил Обама на этой пресс-конференции.

«И действительно. И не забывайте об одеялах. Америка была когда-то арсеналом демократии», 
- замечает Эллиот Абрамс. 
«А теперь мы стали ее бельевым шкафом».
Почему нет противотанковых и других оборонительных вооружений? Потому что мы боимся, что вооружение жертвы агрессии разозлит этого агрессора.

Такой обоснованное умиротворение хорошо сочетается с лингвистическим умиротворением, которое не позволяет Обаме назвать радикальный ислам по имени. И тем самым, как Белый дом, так и Госдепартамент, проводят большую часть времени, настаивая на том, что нападение террористов на кошерный супермаркет в Париже не имеет ничего общего с евреями. Просто случилось, как сказал президент, что кто-то «случайно начал стрелять в толпу людей в гастрономе. (К концу того дня, администрация США отступила от этого идиотизма. По твитту.)

Эта пассивность – стратегическая, синтаксическая, идеологическая – больше, чем просто реакция на ощущаемое перенапряжение правления Буша. Или же – боязнь неудачи. Или – реверанс в сторону своих «левых». Она, прежде всего, коренится в глубокой вере Обамы о том, что мы – Америка, христиане, Запад – не имеем морального права заниматься процессом, то есть, руководить».
«Прежде, чем мы осуждать зверства других»,
 – произнёс Обама на Национальном Молитвенном Завтраке,
«мы не должны выступать на своей высокой лошади. Мы должны признать вину крестовых походов, инквизиции, рабства, и т.д., осуществлявшихся «во имя Христа».
В редком риторическом стиле, Обама сумел объединить банальное и отталкивающее. В конце концов, это – действительно откровение, что все религии согрешили, что человек пал? Для подростка-студента Колумбийского Университета, это – пропасть. Для аудитории религиозных лидеров, это – оскорбление чьей-то разведки.

И весьма дурной вкус. Коалиция «POW» (военнопленных – прим. пер.) была сожжена заживо, а реакция лидера альянса почти 48 часов спустя, по существу, была такой: 
«Эй, а как насчёт Жанны д'Арк?»
Заключительным аккордом этой покровительственной короткой фразы – стал беспричинный и странный теракт в Индии как пример религиозной нетерпимости, получивший меньше внимания, чем он того заслужил. Индия? Наш крупнейший и самый многообещающий стратегический демократический союзник – и самая успешная многонациональная, многоязычная, многоконфессиональная страна на планете? (Сравните Индию, ох, с её колониальным близнецом, Пакистаном).

Однако в селективном осуждении Обамой Америки и её демократических союзников, на самом деле, нет ничего нового. Это просто повторение темы его выступлений после инаугурации 2009 года во время конфессионального мирового турне. От Страсбурга до Каира, и до Генеральной Ассамблеи ООН, он обвинял свою собственную страну, как я в то время писал в прессе, 
"в высокомерии, презрительности и насмешливости (по отношению к Европе), в жестоком обращении с туземцами, обвинял за пытки, за Хиросиму, Гуантанамо, за односторонность, а также за недостаточное уважение к мусульманскому миру. ".
Целью и эффектом такого обвинительного заключения является подрыв какого-либо морального призыва к американскому мировому лидерству. Линия между Молитвенным Завтраком в Вашингтоне и украинскими горе - консультантами – прямая и причинно-следственная. После того как вы подорвали свой моральный авторитет, и раз вы свели на «нет» моральную самоуверенность своей собственной страны, вы не можете руководить.

Если во время той самой недели, когда исламские заправилы достигают «пика варварства» путём сожжения беспомощного пленника, вы не можете признать их без извинения за грехи, совершенные тысячу лет назад, вы подготовили почву для стратегического паралича.

И это – всё, что осталось от того, что называют «стратегическим терпением».


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё