Поиск по этому блогу

Загрузка...

Существуют ли зоны отчуждения в Европе? (перепост)

Даниэль Пайпс, The Blaze

20 января 2015г

Комментарии Стивена Эмерсона на канале "Fox News" возбудили жаркие споры по поводу существования преимущественно мусульманских зон "отчуждения" в Европе. 11 января Эмерсон сказал, что
"существуют в Европе... места, где власти таких стран, как Франция, Великобритания, Швеция, Германия не осуществляют свой суверенитет. ... Такие зоны, где правосудие вершат шариатские суды, где плотность мусульманского населения очень высока, куда не заходит полиция, будто это отдельная страна, государство в государстве".
Хотя Эмерсон, которым я восхищаюсь за его нравственное мужество и качества иссследователя, сразу извинился за "ужасную ошибку" в своем заявлении, что такие города, как Бирмингем, Англия, "являются полностью мусульманскими, куда немусульмане просто не заходят", он не рассматривает более широкий вопрос "существ[ования] в Европе" зон отчуждения в действительности и мест, где правительства "не осуществляют свой суверенитет".

Прав ли он в этом?

В одной из записей в моем блоге от 2006 г. я назвал мусульманские анклавы в Европе зонами отчуждения(англ: no-go zones) по подобию с французским выражением Zones Urbaines Sensibles, то есть "деликатные городские районы". Впоследствии это выражение прижилось в английском языке для описания районов в Западной Европе, где мусульмане составляют большинство населения.

Однако после того, как я провел некоторое время в banlieues (пригородах) Парижа в январе 2013 года, а также в их аналогах в Афинах, Берлине, Брюсселе, Копенгагене, Мальмё и Стокгольме, я передумал. Я обнаружил, что эти районы являются "зонами не полного отчуждения" - то есть правительство не потеряло полный контроль над этой территорией, там не правят предводители-атаманы и основным законом не является шариат. Тогда я выразил сожаление в использовании термина зоны отчуждения.

Итак, что же это за места? Уникальная смесь, пока без названия.

С одной стороны, западноевропейские государства могут вмешаться в любом месте в любое время на своей суверенной территории. Как показывают перестрелка в Вервье и последующие рейды в Бельгии, их подавляющее преимущество в силе - в том числе военной, разведывательной и полицейской - означает, что они не уступили контроль.

С другой, правительства зачастую предпочитают не навязывать свою волю районам с мусульманским большинством, давая им значительную автономию, в том числе в некоторых случаях суды шариата, о которых упоминает Эмерсон. В этих районах фактически запрещены алкоголь и свинина, а многоженство и бурки являются обычным делом, полиция заходит туда осторожно и с применением подавляющей силы, и мусульмане уходят от ответственности за совершение преступлений, незаконных для остальной части населения.

Яркий пример - скандал, связанный с кругом педофилов в Ротерхэме, Англия. Официальное расследование показало, что в течение шестнадцати лет, с 1997 по 2013, группа мужчин-мусульман сексуально эксплуатировала - путем похищений, изнасилований, в том числе групповых, торговли людьми, проституции, пыток - по крайней мере 1400 немусульманских девочек в возрасте 11 лет и старше. Несмотря на то, что полиция получала многочисленные жалобы от родителей девочек, она предпочла не предпринимать никаких действий.

Согласно отчету, "Полиция не давала приоритет делам, касающимся сексуальной эксплуатации детей, относилась ко многим детям-жертвам с пренебрежением и не квалифицировала насилие против них в качестве преступления". Что еще более тревожно, в некоторых случаях, когда "отцы смогли разыскать своих дочерей и пытались забрать их из домов, где их подвергали насилию, они были арестованы после того, как была вызвана полиция". Хуже того, девочки "были арестованы за такие преступления, как нарушение порядка или нахождение в состоянии алкогольного опьянения и неподчинение, причем виновные в изнасиловании и сексуальном насилии в отношении детей избежали наказания".

Другой пример, также из Англии: так называемая операция "Троянский конь", основная активность которой пришлась на 2007 - 2014 годы, когда (опять же, в соответствии с официальным отчетом) группа школьных функционеров разработала "стратегию захвата ряда школ в Бирмингеме с целью подчинения их строгим исламским принципам."

Как назвать то, что произошло в Ротерхэме и Бирмингеме? Эти анклавы не являются зонами отчуждения ни с точки зрения географии, ни с точки зрения суверенитета. Для этого мы - Эмерсон, другие (например, губернатор шт. Луизиана Бобби Джиндал), и я - пока не нашли подходящего выражения, поскольку в английском языке еще нет термина для этого явления. И это не случайно: я не знаю ни одной исторической параллели, когда большинство населения добровольно подчиняется обычаям и даже преступным элементам более бедной и слабой иммигрантской общины. Мир никогда не видел ничего подобного современному Западу, где смесь достижений, бесхребетности и чувства вины обладателя намного превосходящей силы сопровождаются глубоким нежеланием использовать ее.

Вместо выражения зоны отчуждения я предлагаю использовать полуавтономные секторы - термин, подчеркивающий их неопределенную и не связанную с географией природу - это придаст больше точности дискуссиям о, пожалуй, острейшей проблеме в сегодняшней Западной Европе.


Перевод: +И. Эйдельнант
Перепост: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё