Поиск по этому блогу

Загрузка...

Важная статья в The Atlantic: "Чего действительно хочет ИГИЛ"

Понедельник, 16 февраля 2015

Грэм Вуд в The Atlantic написал статью из 10 000 слов, подробно описывающую основное идейно-религиозное мышление ИГИЛ. Он совершенно обоснованно утверждает, что пока Запад этого не поймет, ИГИЛ победить невозможно.

Но, читая это, вы понимаете, что кроме как уничтожить его военными средствами,
нет никакого другого способа его победить,(хотя Вуд считает, что может быть действенным продолжительное сдерживание, в результате которого новобранцы разочаруются неспособностью халифата постоянно расширяться.)
Лидеры ИГИЛ не сумасшедшие. Их убеждения последовательны и стойки, если вы захотите выслушать их, они расскажут вам о своей стратегии и тактике.
Идейная чистота “Исламского государства” имеет одно уравновешивающее достоинство: она позволяет прогнозировать некоторые действия группы. Усама бен Ладен редко был предсказуем. Свое первое телевизионное интервью он закончил загадочно. Питер Арнетт из CNN спросил его: "Каковы ваши планы на будущее?" Бин Ладен ответил: "Вы увидите их и услышите о них в средствах массовой информации, даст Бог."
В отличие от него, “Исламское государство” открыто хвастается своими планами. Не всеми, но достаточно многими, чтобы, внимательно прислушиваясь, мы могли сделать вывод, как оно намерено управлять и расширяться.

В Лондоне, Чудари и его ученики представили подробные описания того, как “Исламское государство” должно проводить свою внешнюю политику, когда оно превратится в халифат. Уже всем понятно то, что насильственное расширение халифата в страны, которыми пока правят немусульмане, исламский закон называет «наступательным джихадом". "До сих пор мы просто защищались",- сказал Чудари. - “Без халифата наступление джихада - неприменимое понятие. Но ведение войны для расширения Халифата - прямая обязанность халифа”.

Чудари постарался представить законы и обычаи войны, по которым действует “Исламское государство”, как политику милосердия, а не жестокости. Он сказал мне, что государство обязано терроризировать своих врагов. Святое дело - напугать тех, кто представляет дерьмо, обезглавить и распять, поработить женщин и детей. Это ускоряет победу и помогает избежать затяжного конфликта.

Коллега Чудари Абу Бараа объяснил, что исламский закон приемлет мирные договоры только на ограниченное время, не более десяти лет. Точно так же, установление любых границ подлежит анафеме, как было сказано Пророком и отражено на пропагандистских видео “Исламского государства”. Если халиф соглашается на долгосрочный мир или постоянные границы, это его ошибка. Временные мирные договоры могут быть возобновлены, но не со всеми врагами сразу. Халиф должен вести джихад, по крайней мере, один раз в год. Он не может отдыхать, иначе он впадет в состояние греха.
Думаю, что Вуд преуменьшает, так как ИГИЛ не может быть остановлен с помощью религиозных аргументов - потому что их основная идея - вернуть ислам в 7 век, к практике самого Мухаммеда. И любой мусульманин, утверждающий, что методы Мухаммеда неприменимы в настоящее время, не может выиграть в войне с ИГИЛ
Было бы поверхностным, даже оправдывающим “Исламское государство", называть проблему “проблемой ислама". Религия допускает множество толкований, и сторонники “Исламского государства” морально находятся на крючке у тех, кого они выбрали. Просто осуждать “Исламское государство”, как не имеющее отношения к исламу, контрпродуктивно. Особенно если читать священные тексты и видеть, что они явно одобряют многие практики халифата.
Мусульмане могут сказать, что рабство сейчас вне закона, и что распятие недопустимо на данном историческом этапе. Многие говорят именно это. Но они не могут осудить рабство или распятие, не вступая в противоречие с Кораном и примером Пророка. "Противники “Исламского государства” могут полагаться только на один принципиальный мотив: сказать, что некоторые основные тексты и традиционные учения ислама уже не в силе",- говорит Бернард Хейкель.- ”Это действительно было бы актом отступничества.

Идеология “Исламского государства” имеет очень сильную власть над определенной подгруппой населения. В ней исчезают лицемерие и непоследовательность жизни. Муса Серантонио и салафиты, которых я встретил в Лондоне, непробиваемы. Ни об одном вопросе, которые я поставил перед ними, они даже не заикнулись. Они читали мне многословные лекции, убедительные для тех, кто принимает их исходные условия. Если бы я назвал их неисламистами, похоже, я пригласил бы их к дискуссии, в которой они бы победили. Если бы они были маньяками, извергающими пену, я мог бы предсказать, что их движение сгорит, когда психопаты взорвут себя или станут один за другим жертвами беспилотников. Но эти люди говорили с академической точностью, напоминая мне хороших выпускников семинара. Я даже наслаждался их компанией, и это пугало меня так же, как и все остальное.
Автор преуменьшает привлекательность не-лицемерного ислама, когда сам ислам не имеет богословской альтернативы полагая, что Мухаммед был совершенным пророком и примером для человечества. Молодые люди, принимающие ислам, будут иметь гораздо больше шансов выбрать штамм, наиболее внутренне согласованный в его нынешнем виде, то есть ИГ.

Вуд приводит единственный контрпример: салафиты, верящие в исламскую чистоту с тем же рвением, но считающие, что время для приведения в ту эпоху еще не пришло.
Существует, однако, и другая ветвь ислама, предлагающая бескомпромиссную альтернативу “Исламскому государству”. Бескомпромиссную, но с противоположными выводами. Эта ветвь оказалась привлекательной для многих мусульман проклятых или благословленных психологическим желанием увидеть, что каждое слово и каждая черта священных текстов реализуется так, как это было в первые дни ислама. Сторонники “Исламского государства” знают, как реагировать на мусульман, игнорирующих части Корана: с такфиром и насмешками. Но они также знают, что некоторые другие мусульмане читают Коран, так же усердно, как и они, но представляют собой реальную идеологическую угрозу.

Багдади - салафит.Термин “салафит” был криминализован отчасти потому, что подлинные злодеи шли в бой, размахивая знаменем салафитов. Но большинство салафитов - не джихадисты, и большинство из них - члены сект, отвергающих “Исламское государство”. Они, как отмечает Хейкель, привержены делу расширения Дар аль-ислам, исламских земель, даже, пожалуй, с реализацией чудовищных практик, как рабство и ампутации, но в какой-то момент в будущем. Их первоочередная задача - личное очищение и религиозные обряды, и они считают, что запрещено все мешающее этим целям, ведущее к войне или беспорядкам, которые нарушат жизнь, молитву и учебу.
Но эти типы салафитов вряд ли будут втянуты в богословские бои с ИГИЛ, потому что они, в конечном счете станут политической борьбой, а эти «тихие» салафиты не готовы к этой битве.

Это важная статья, стоит прочитать.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё