Поиск по этому блогу

Загрузка...

Левые неудачники Израиля

Даниэль Гринфилд

24 марта 2015

На протяжении тысяч лет евреи мечтали возродить свою страну. Мечта левых была совсем другой.

Они мечтали о стране, которой управляли чиновники, работающие не более трех дней в неделю. Они мечтали о монопольном управлении в союзах, работающих, когда им нравится и требующих того, чего им захочется. Они мечтали, что дети будут воспитываться на фермах без родителей, а правительства будут наподобие социалистического дискуссионного кафе.
Больше всего они мечтали о стране без консерваторов. До сих пор эта их мечта не осуществилась.

Победа Нетаниягу больше всего ударила по Тель-Авиву, где, как пишет левая газета Haaretz,
"Левый, светский Тель-Авив пошел спать прошлой ночью с осторожным оптимизмом, но проснулся утром в состоянии полного и абсолютного опустошения."
Тель-Авив - это эпицентр ядерного взрыва при любом иранском ядерном нападении. Плотность его населения делает его очевидной мишенью, и Иран угрожал сделать это еще только в прошлом месяце. Ядерный удар по Тель-Авиву не только убил бы много израильтян, но он также уничтожил бы и левых страны.

Хайфа и Тель-Авив - только в этих двух крупных городах Израиля левые победили на выборах. Перевес был минимальным, потому что в традиционно «Красной Хайфе" союз докеров в наши дни представляет ближневосточных евреев, голосующих за правых. Левые получили четверть голосов в Хайфе, а пятая часть проголосовала за консервативную партию Ликуд Нетаньяху.

Однако, в Тель-Авиве коалиция Аводы и Мерец, двух основных левых партий, получила почти половину голосов. Дочь Амоса Оза сказала “Гаарец” что все левые были настроены оптимистично, потому что все, кого они знали, голосовали за левых. Теперь левая элита вновь вынуждена смириться с трагедией, что большая часть страны не хочет отдавать землю террористам, жить на коммунальной ферме и превратить страну в сеть баров Slim-Fast и KIND адвоката Марка Рича и его американских покровителей.

Иногда, правда, они думают, что Израиль может обойтись без некоторых частей Тель-Авива.

Левым не нужна страна. Они хотят иметь продовольственный кооператив Berkeley. Они хотят иметь город с уродливой модернистской архитектурой. Они хотят иметь кампусы с курсами по медиа-исследованиям и гендерным вопросам в географии. Они хотят иметь сводчатые галереи, где немытые левые могут фальшиво наигрывать песни Джона Леннона на старинных гитарах. Они хотят иметь кафе с неизменным русским футуристическим принтом на стенах. Они хотят призывать к политическим переменам. Единственная польза, которую они принесли Израилю, был утопический тематический парк.

Они преданы не еврейской истории и демократии, а сумасшедшим левым фантазиям. Теперь их фантазии мертвы, и они хотят убить Израиль.

Левые злобно настраивали друг против друга все группы иммигрантов, переживших Холокост, ближневосточных евреев, русских евреев. Они унижали и оскорбляли каждую из этих групп. Пережившие Холокост были "сабон" (мыло), а ближневосточные еврейские беженцы были "чахчахим”. Именно этот оскорбительный намек на предвыборном митинге стоил Пересу и партии Авода выборов 1981 года. Другое клеветническое обвинение на предвыборном митинге сейчас бумерангом ранило левых и способствовало усилению позиции Нетаньяху. Но если вы спросите у левых, почему они проиграли, они обвинят израильский расизм.

Израильские левые пренебрежительно называли ближневосточных евреев "примитивными" и использовали их в качестве дешевой рабочей силы для поддержания коллективистской жизни в кибуцах, пока те не поднялись на свою защиту, и эксперимент с «равенством» закончился. Они называли русских эмигрантов «проститутками», поселенцев за зеленой чертой Израиля - «кровопийцами», а ультраортодоксов - "паразитами".

Скорее всего, коалиция Нетаньяху будет в значительной степени опираться на партии, пользующиеся поддержкой ближневосточных евреев, поселенцев, русских евреев и ультраортодоксов.

Эти группы представляют большинство страны. Вот почему левые проиграли. Опять.

Левые хотят вернуть свой клуб, но это им не удается. Демография и иммиграция превратили идеальных израильских левых, богатых светских ашкеназских горожан из влиятельных семей, в меньшинство. Единственная причина, по которой левые все еще существуют, это то, что их фантомное государство апартеида со всеми их средствами массовой информации, судами, преподавателями колледжей и университетов до сих пор держится мертвой хваткой в ​​системе.

Другая причина существования израильских левых заключается в том, что их злобное подавление новых иммигрантов раскололо их на враждующие группы, так же как сделало политическое общество демократической партии Tammany Hall в Соединенных Штатах. Левые не могли располагать ими, но зато натравили их друг против друга в целях поддержания недееспособной политической системы, в которой самая сильная форма центральной власти исходит от неизбираемой судебной власти.

Левым не удалось завоевать Израиль, но им удалось разделить его. Каждой новой группе иммигрантов внушали не преданность левым (это было безнадежным на ранней стадии), но чувство обиды и возмущение друг другом. Русским евреям говорили, что они живут плохо из-за ультраортодоксальных евреев. Ближневосточным евреям говорили, что они живут плохо из-за русских евреев. Ультраортодоксам говорили, что они живут плохо из-за поселенцев. Эти группы часто перекрывают одна другую, но такая тактика достаточно хорошо позволяет левым оставаться в игре.

Государство левых- это настоящее государство апартеида в Израиле. Это его вы видите на экране, когда бывшие руководители Моссада и ШАБАКа денонсируют Израиль и Нетаньяху. Это оно в фальшивых опросах СМИ и экзитполах, которые были искажены в пользу левых. Оно в кандидатуре такого кретина, как Герцог с его высоким голосом и его фамилией старой гвардии, который обещает сделать все, что Обама и левые прикажут ему сделать. Левые попытались сделать ставку на Герцога, этого мальчика на побегушках для международных левых преступников, как Марк Рич и Октав Ботнарь, в качестве будущего Израиля. Общественность не признала его.

У левых нет лидеров. Им нечего предложить. У них нет ничего, кроме недоброжелательности и злобы.

С тех пор, когда левые потеряли контроль над Израилем, они были одержимы решимостью уничтожить его. Сделка с ООП была шагом в процессе, означавшем уничтожение Израиля и возвращение к бинациональному государству, о котором подумывали Бен-Гурион и Ахдут хаАвода, предок нынешней Аводы, в двадцатых и тридцатых годах. Решение о двух государствах всегда заканчивается решением об одном государстве.

Израильские левые отчаялись превратить страну в утопию, к которой они стремились. Есть еще много чиновников и профсоюзных монополий, но дети воспитываются их родителями, и большинство из них рождаются у тех евреев, которых они ненавидят.

Более философски настроенные члены левых рассматривают "мирный процесс", незаконно возбужденный ими, в качестве операции очистки, удаляющей неудачный эксперимент Израиля, чтобы освободить место для мусульманской "деколонизации / этнической чистки" Израиля. Эти философы, как правило, имеют дома во Франции и владеют недвижимостью в США.
А остальная часть еврейского населения, не имеющая домов во Франции, призвана стать “сабон”.

Остальные решили, что единственная надежда на их левую мечту - объединиться со своими социалистическими товарищами по ООП и построить бинациональное государство, используя мусульманскую демографию, чтобы противостоять демографическому росту ближневосточных и ультраортодоксальных евреев. Израиль станет Ливаном. Евреи станут ливанским христианским меньшинством в этом утопическом эксперименте, и не имеет значения, что их убьют, так как некоторые все же продолжат жить в дорогих районах и бренчать на гитарах в Тель-Авиве.

Было бы приятно думать, что израильские левые превратились в это извращение из-за потери своих утопических мечтаний, но так было всегда. Они никогда не были патриотами. Они были вынуждены стать патриотами, потому что мусульмане отказались, несмотря на все их усилия, от мирного сосуществования. Они никогда не были сионистами. Сионизм был навязан им антисемитизмом их российских коллег социалистов. Они никогда не хотели быть евреями. Их вынудили быть ими. Мусульманская ненависть превратила израильских левых в невольных временщиков в еврейском государстве. Бог сохранил Израилю жизнь, несмотря на некомпетентность левых, его измены и его рабский инстинкт умиротворения.

Сегодня левые больше не могут даже делать вид, что они дальновидны. Все, что они могут делать, это выть о мире и справедливости, а также о том, как ближневосточные еврейские “шхорим” (черные), ультраортодоксальные “шхорим” (также черные из-за их шляп) и русские уничтожили «их» страну. После этого они могут вернуться в свои виллы во Франции и иметь свое бинациональное мусульманское государство там.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё