Поиск по этому блогу

Загрузка...

Плоды политики насилия Обамы

(Tablet Magazine/Shutterstock)
Ханин Гаддар

Договор с Ираном посылает ясный месседж арабским либералам:
«Вы не получите никакой помощи!»
Демократия, свобода, самоопределение, права человека и личные права – это ценности, которые, как полагали арабские либералы, как и я, мы разделяем с Соединёнными Штатами. Это – то, что Вы нам говорили. В течение многих лет мы получали обучение и посещали семинары по демократии и свободе самовыражения, спонсируемые международными NGO (неправительственными организациями – И.Ф.) и НПО, финансируемыми Соединёнными Штатами и европейцами. Мы получали проповеди во время посещений американских дипломатов и деятелей «мозговых центров» и журналистов на тему ценностей гражданства и демократии. Мы получали много нравоучений. Нам рассказывали, что, если мы будем высказываться в защиту наших прав, Америка нас поддержит. И теперь нас предали.

Для многих либеральных арабских граждан, как я, кажется ясным, что Соединённые Штаты теперь становятся на сторону в сектантском конфликте, и они обращают свой преднамеренно слепой взор к нарушениям прав и ценностей, которые предполагаются ядром того, что представляют собой сами Соединённые Штаты. США принимают сторону шиитов против суннитов. Они помогают Асаду, «Хизбалле» и другим союзникам Ирана оставаться у власти. Соединённые Штаты избрали ось Сопротивления вместо помощи потенциально растущим демократическим государствам.

На прошлой неделе панарабская газета «Аль-Хайят» сослалась на политический источник в МАГАТЭ, сообщивший, что иранский министр иностранных дел Джавад Зариф заявил во время переговоров, что «Хизбалла» и «ХАМАС» теперь действуют в пределах «американской структуры» и для достижения той же самой цели: борьбы с терроризмом в Сирии и Ираке. Реальная действительность доказывает, что это заявление верно.

Американское разведывательное ведомство теперь удалило Иран и «Хизбаллу» из своего списка государств и организаций, поддерживающих терроризм. В прошлом году Иран и «Хизбалла» возглавляли этот список. Действительно ли определение «терроризма» настолько гибко?

Администрация Обамы закрывает глаза на страдания людей в моей стране ради «соглашения» с муллами Тегерана. Результат состоит в том, что здешние либеральные люди среднего класса должны теперь полагаться на патронаж стран Залива, с которыми они не разделяют никаких либеральных или демократических ценностей, в то время как крестьяне, скорее всего, присоединятся к таким исламистским группам, как «ИГИЛ» и «Аль-Нусра», чтобы защитить свои семьи и общины.

Как умирает демократия

В Ливане, где я живу, в течение 10 лет, последовавших за «Кедровой революцией» 2005 года, которая вытолкнула сирийскую армию за пределы Ливана, «Хизбалла» – организация, спонсируемая и направляемая новым иранским партнёром Америки, – неоднократно применяла силу, чтобы заблокировать каждое усилие в направлении к демократии или реформе. Убийства, бомбёжки и военные вторжения были лишь некоторыми рычагами, которые использовала «Партия Бога» («Хизбалла»), чтобы запугать прозападный политический лагерь «14 марта» и довести до капитуляции это государство.

Сегодня «Хизбалла» управляет почти всеми государственными учреждениями и добилась того, чтобы они никогда не функционировали. У моей страны нет президента. Парламент продлил свой собственный срок, и работа госучреждений ухудшается каждый день. «Хизбалла» хочет вести войну против Ирана в Сирии и нуждается в том, чтобы государственные учреждения признали её легитимность и свободу передвижения через границу. Между тем, никому не разрешается возражать, потому что убийство противников стало простой и лёгкой задачей для этой «Партии Бога». Ни один чиновник «Хизбаллы» никогда не считался ответственным за убийства, совершённые его партией.

Сделка между Ираном и США лишь усилит «Хизбаллу» и другие иранские вооружённые формирования в этом регионе, а поступающие деньги облегчат финансовые проблемы. Убийства станут намного легче. Между тем, работа государственных учреждений будет и дальше ухудшаться, и Ливан, некогда бывший, отличным примером демократии и свободы в регионе, будет распадаться. Мы станем ещё одной губернией Иранской империи.

Да и другие части этого региона – не лучше. Йемен и Ирак также рушатся под сектантским правлением Ирана, которое процветает, когда государственные институты слабы. Без государства, там нет граждан, а есть только секты, последователи и жестокие боевики. Другие сунниты будут вступать в организации, подобные «ИГИЛ»у, чтобы бороться с шиитами. Но, похоже, что погоня за сделкой с Ираном является более значимой, чем принятие реальных усилий для поддержания или помощи потенциальным демократиям в нашем регионе.

Отказ арабских либералов и гражданского общества в пользу сектантской войны, кажется, теперь будет действительным компромиссом, чтобы заставить пойти Иран в обмен на сделку. Это то, чего хотят Соединённые Штаты для нашего региона? Поле битвы для сумасшедших экстремистов? Стоит ли эта ядерная сделка так много крови? А мы – ничего не значим вообще?

Иран и «ИГИЛ» – две стороны одной медали

В результате сирийского восстания, Абдель Басет Аль Саро, сирийский голкипер, стал самым популярным протестным певцом Хомса и символом мирных протестов Сирии. Он был назван «Бюльбюлем» (Соловьём) революции», потому что его призывные песнопения вдыхали жизнь в мирные протесты, несмотря на репрессии режима Асада. Мирные демонстранты собирались на улицах по всей Сирии вокруг его революционных песен и призывали к избавлению от автократического правления Асада.

Через несколько месяцев после начала восстания, когда увеличилось безжалостное насилие Асада, Аль-Саро взял в руки оружие и провоевал в Хомсе в течение более чем двух лет, после чего был вынужден сдаться и уйти из-за военной осады, из-за которой все в городе голодали. Правда, прежде чем покинуть Хомс, Аль-Саро осудил международное сообщество за отказ от сирийцев и сказал, что они вынуждены были сдаться, потому что их предали, и они остались одни.

Между тем, «ИГИЛ» становился всё сильнее и более популярным на Севере, и после того, как Аль-Саро покинул Хомс, статьи и видео YouTube сообщили, что он присоединился к «ИГИЛ»у. И, действительно, было бы удивительно, если бы он этого не сделал. Он не присоединился бы к «ИГИЛ»у, если бы у него был выбор. Либо он сражается, либо уезжает в Турцию. Аль-Саро не мог бы уйти, так что присоединение к исламистской группировке было его единственным вариантом.

Реальность сейчас говорит нам, что сегодняшняя Америка не заботится о наших стремлениях к свободе, демократии и обретению гражданства.

Аль-Саро долгое время был тем, кого Запад любит называть «умеренным повстанцем». То, чего он не ожидал, так это того, что международное сообщество предпочтёт на самом деле кровавого диктатора отчаянному призыву народа к свободе. Он не предполагал, что Соединённые Штаты будут игнорировать мучения сирийского народа ради ядерной сделки с Ираном. Он не думал, что стремление его народа к свободе, демократии и политическим правам будет так резонировать с ценностями США. После этого его восприятие этих ценностей изменилось.

Траектория передвижения Аль-Саро представляет собой историю многих сирийцев, которые перешли от уличных протестов к бою, а затем присоединились к «ИГИЛ»у, «Аль-Нусре» или другим исламистским группировкам в Сирии. Аль-Саро и многие другие слышали, что международное сообщество неоднократно денонсировало Асада и его режим, и что президент США Барак Обама вычерчивал одну красную линию за другой. Они слышали только разговоры, но не видели никакого продвижения. Напротив, они осознали, что снятие Соединёнными Штатами санкций с Ирана лишь укрепили Асада и его союзников.

Аль-Саро не был ни элитой, ни либералом, ни прозападным арабом. Он был футболистом. Он, как и многие повстанцы и активисты, решил найти убежище у исламских боевиков, потому что для них было невозможно стать свободными гражданами. Их диктатор не позволял им этого, а международное сообщество это тоже не волнует. Сегодня они чувствуют, что у них нет права иметь те же устремления, которые имеют другие в мире.

Ближневосточное наследие Обамы

Сегодня для людей в этом регионе не стоит вопрос, состоится ли ядерная сделка с Ираном или нет. Проблема – более фундаментальная. Она заключается в том, что станет с Ближним Востоком, когда наши чаяния и стремления будут разрушены предательством и обманом. Почему Иран, который имеет одну из худших репутаций в вопросе соблюдения прав человека в нашем регионе, и который до сих пор применяет насилие по всему региону, является потенциальным союзником Соединённых Штатов? Где находятся наши либеральные ценности?

В результате этого отказа наш регион ожидает не только обратный эффект. От последствий этого будет страдать весь мир. Европа уже рассматривает более жёсткую иммиграционную политику как из-за насилия в европейских городах, так и благодаря увеличению числа людей, пытающихся уехать в Европу из ближневосточного региона. Как Аль-Саро, ещё больше суннитов станут радикалами, а «ИГИЛ» – наряду с другими исламистскими группировками, будет расти ещё сильнее. И все они будут винить США как из-за отказа от них, так и из-за сближения с Ираном, Асадом, и «Хизбаллой», которые сегодня воспринимается многими суннитами как главные враги.

Когда Асад использовал химическое оружие против собственного народа, все, в том числе «Хизбалла» и её сторонники – думали, что он выстрелил себе в ногу, потому что такой акт не может пройти без наказания. Мы думали, что здесь это может стать поворотным моментом. Сирия без Асада означает более слабую «Хизбаллу» в Ливане, и, в конечном итоге, более слабый Иран. Сирия без Асада означает, что все убийства, пытки и изнасилования были совершены впустую. Но когда Обама решил, что Соединённые Штаты не будут предпринимать военные действия против Асада, наши надежды на справедливость улетучились. Сирия с Асадом, всё еще находящимся у власти, означает, что последнее слово в регионе – за Ираном, и что все мы не имеем никакого значения. Наши смерти являются просто побочными потерями в процессе заключения большой сделки, так что Иран может получить свою ядерную бомбу и заправлять нашим регионом.

Реальность сейчас говорит нам, что сегодняшняя Америка не заботится о наших устремлениях к свободе, к демократии и получению гражданских прав. Эта реальность сегодня говорит одно: Берите всё в свои руки, потому что никто вам не поможет. Вакуум, оставленный Соединёнными Штатами, будет заполнен экстремистами, которые презирают либеральные идеи, свободу слова и демократию. Всё, что осталось от нашего гражданского общества, в конечном счёте, потеряет легитимность, потому что его идеалы и цели будут рассматриваться как слишком либеральные и насильственно вестернизированные для общин, подвергшихся радикализации сектантской напряжённости. Люди, которые появятся как выходцы из обществ, сформированных по этой сектантской модели, не станут добрыми гражданами открытых обществ. Они будут заперты в клетках ненависти и страха. Мы знаем из опыта, чем оборачивается такая история.

Я напугана тем будущим, которое уготовано для народа моей страны и моего региона. Вы должны быть тоже.

Ханин Гаддар является главным редактором издания «NOW» и иностранным сотрудником «The Atlantic Council». Её Twitter @haningdr.
Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё