Поиск по этому блогу

Загрузка...

Почему законопроект (даже беззубый) о санкциях против Ирана важен (перепост)

Сенаторы Боб Менендес (дем., Нью-Джерси) и Марк Кирк (респ., Иллинойс)
 - соавторы законопроекта об усилении санкций против Ирана.
Даниэль Пайпс
The Washington Times
13 февраля 2015г

Подлинник (оригинал) статьи на английском языке: Why the (toothless) Iran sanctions bill matters

Почти все 54 сенатора-республиканца будут голосовать за законопроект Кирка-Менендеса, требующий усилить режим санкций против Ирана в случае, если переговоры P5+1 потерпят неудачу. Президент Обама пообещал наложить на него вето, и теперь Сенат США готовится к драме голосования. Смогут ли демократы обеспечить большинство, то есть найти от 13 до 15 голосов, гарантирующих вето?
На фоне этой лихорадочной активности остается в тени малозаметный раздел законопроекта, грозящий, в случае принятия, выхолостить его. "Проект закона об Иране без ядерного оружия от 2015 г." (Draft of Nuclear Weapon Free Iran Act of 2015), размещенный на сайте сенатора Марка Кирка (респ. от шт. Иллинойс) содержит раздел "Снятие санкций". Рассчитанный на получение поддержки колеблющихся демократов, он подрывает цель законопроекта - осадить Обаму в ходе переговоров. Приведем полную цитату из секции 208:
Президент может снять любые санкции в согласии с положением в настоящем документе, или дополнением к нему, на 30-дневный период, а также может продлить это снятие на дополнительные 30-дневные периоды, если до этого снятия или обновления, в зависимости от обстоятельств, президент:
(1) подтвердит соответствующим комитетам Конгресса, что - (А) снятие или обновление, в зависимости от обстоятельств, служит интересам национальной безопасности Соединенных Штатов; (B) снятие или обновление, в зависимости от обстоятельств, является необходимым и, вероятно, приведет к достижению долгосрочного комплексного решения с Ираном; и (C) Иран не добивается дальнейшего прогресса в своей программе по ядерному оружию и находится в согласии со всеми временными соглашениями в отношении этой программы; и
(2) представит в соответствующие комитеты Конгресса всеобъемлющий доклад о состоянии переговоров, преследующих достижение долгосрочного комплексного разрешения, включающего в себя оценку вероятности достижения этого разрешения и сроки ожидаемого достижения этого разрешения.
Можно было бы спросить: какой смысл тем, кто с таким трудом старается обеспечить большинство голосов, необходимое для наложения вето, когда Обама может свести на нет положения законопроекта по своему желанию? Действительно, он уже выступил с заявлениями в соответствии с требованиями законопроекта, в частности, в своей речи о положении в стране (State of the Union, SOTU) в январе, когда он (ложно) утверждал, что "впервые за последние десять лет мы остановили прогресс их ядерной программы и сократили запасы ядерного материала". С другой стороны, почему Белый Дом растрачивает свой политической капитал, чтобы остановить этот законопроект, если можно принять его, а затем свести на нет, сославшись на статью о снятии?

Почему такая серьезная битва над тем, что в конце концов сводится к символической резолюции?

В частности, Обаму обременяет требование оправдывать продление облегчения каждые 30 дней. Кроме того, как он вскользь отметил в SOTU, он страстно желает поражения Кирка-Менендеса, потому что "новые санкции, принятые Конгрессом, в настоящее время гарантируют провал дипломатии ... обеспечивая возобновление Ираном ядерной программы".

Иранский Меджлис выглядит, как настоящий парламент.
Другими словами, иранский псевдо-парламент (Меджлис) предупредил, что уже само прохождение законопроекта - даже при условии последующего облегчения санкций - отменяет существующее временное соглашение и закрывает переговорный процесс. Министр иностранных дел Ирана также заявил, чтоМеджлис ответит на любое новое законодательство США по усилению санкций наращиванием своей ядерной программы. Кроме того, новые санкции повредят иранскому политику, любимчику Запада, президенту Хасану Рухани.

Этой хитроумной тактикой иранцы спровоцировали грандиозное противостояние в Вашингтоне между президентом и Конгрессом, принудив Обаму отстаивать их интересы. Спикер Меджлиса Али Лариджани предупредил, что "если Обама не может решить свои проблемы [с Конгрессом], то именно он будет нести ответственность за срыв переговоров". Вместо того, чтобы отказать Тегерану, администрация США (в соответствии со своей общей стратегией) поддалась на эту уловку, и в результате предстоит яростная схватка в Сенате.

Радостные переговорщики, Женева, 23 ноября 2013 г. Министр иностранных
дел Ирана (мужчина без галстука) - на почетном центральном месте.
Конечно, упрашивание Тегерана сесть за стол переговоров сопровождается игнорированием того, какую выгоду иранцы уже извлекли от предыдущего соглашения, подписанного в ноябре 2013 года, и как они еще смогут выиграть от следующего. Также отрицается тот факт, что, бесконечио затягивая переговоры, они обеспечивают дипломатическое прикрытие около 10 тыс. работающих центрифуг.

Разве это не напоминает базар, где хитрый продавец очаровательно обманывает наивного туриста? На кону, однако, не цена персидского ковра, а одержимый апокалипсисом режим-изгой, овладевающий ядерным оружием и, возможно, развертывающий его.

Поэтому законопроект Кирка-Менендеса, даже если он беззубый, имеет реальное значение. Ему действительно необходимо большинство в 67 голосов.



Перевод:  И. Эйдельнант
Перепост: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё