Поиск по этому блогу

Загрузка...

Американские генералы критикуют новый отчёт о войне в Газе организаций "Эмнести Интернэшнл" и "Наблюдатели за соблюдением прав человека"

JINSA («Еврейский институт по вопросам национальной безопасности») уполномочил нескольких отставных генералов оценить операцию «Защитная Стена». Их отчёт представляет собой резкий контраст с предвзятыми отчётами, написанными организациями «Эмнести» и «Хьюман Райтс Вотч» («Наблюдатели за соблюдением прав человека»).

Этими генералами являются:

Генерал Чарльз Вальд, ВВС США (в отставке),

Председатель – бывший заместитель командующего оперативной группой Европейского командования от США Генерал-лейтенант Уильям Колдуэлл IV, США (в отставке).

Бывший командир армии Севера США, Генерал-лейтенант ВMC США (в отставке) Ричард Натонски.

Бывший командир Корпуса морской пехоты США, Генерал-майор ВВС США (в отставке), бывший директор оперативного планирования, политики и стратегии Генштаба ВВС Рик Деверо.

Генерал-майор Майк Джонс (в отставке), бывший начальник штаба Центрального командования США.

Авторы знают законы вооружённого конфликта гораздо лучше, чем неправительственные организации (НПО). Они признают, что уникальные тактические приемы ХАМАСа, цинично ставят своё собственное гражданское население под огонь, чтобы дать дополнительный повод общественности кричать о том, что они называют «неограниченной войной»:
В 1999 году два китайских офицера Народно-освободительной армии утверждали, что способность сочетать технологии с военными действиями и акциями политического воздействия, метод, который они окрестили «неограниченным ведением войны», означает новый тип войны, в которой ключевым принципом больше не является «применение вооружённой силы, чтобы подчинить противника своей воле, а использование всех средств, военных и невоенных, приводящих и не приводящих к летальному исходу, чтобы заставить противника подчинить своим интересам».

В 2014 году, в войне в Газе, ХАМАС по-видимому, преследовал именно такую неограниченную войну. Концепция его операций была направлена на то, чтобы заставить Израиль пойти на уступки – такие, как открытие границы Газы – в результате политического давления. Новым в подходе ХАМАСа, однако, было то, где и как они стремились оказать это давление. Ключевая уязвимость для либеральных демократий, таких как Соединённые Штаты или Израиль, является неприятие их гражданами чрезмерных или неоправданных жертв. Хотя избиратели готовы поддержать войны и жертвы, которые воспринимаются как законная защита Родины или жизненно важные национальные интересы, народная поддержка проведения военных операций может снижаться, когда эти цели начинают ставиться под сомнение или омрачаться гибелью гражданских лиц с противостоящей стороны, и, особенно, своих солдат. ...

ХАМАС, конечно, включается в такие классические нерегулярные войны и использует свой возросший арсенал и обычную военную структуру, чтобы нанести большие потери Армии Обороны Израиля (IDF). Прорытые туннели ХАМАСа в глубь израильской территории были особенно эффективными для нанесения ударов в тыл подразделений ЦАХАЛа, принципиально изменив дислокацию войск и определение «передовой линии» конфликта. Больше внимания ХАМАС, однако, уделял эксплуатации присутствия своих мирных жителей в зоне боевых действий. Он использовал своё незаконное сокрытие среди гражданского населения, чтобы ограничить и притупить эффективность военных операций ЦАХАЛа. ХАМАС стремился нейтрализовать высокоточные управляемые артиллерийские снаряды ЦАХАЛа, прикрывая и укрывая своих лидеров и боевиков среди гражданского населения, а часто – за гражданской инфраструктурой. ХАМАС использовал свою расширенную сеть туннелей, чтобы маневрировать и использовать свои вооружённые силы при одновременном ограничении вероятности их обнаружения и обстрела. И это – сознательно и незаконно размещённое командование и управление огневыми позициями и подземными системами наведения, внутри или в непосредственной близости к зданиям, которые ЦАХАЛ считал особо охраняемыми, таким как больницы, школы и мечети. ХАМАС был в полной уверенности, что это существенно осложнит ориентацию ЦАХАЛа в его решениях об открытии огня и вариантах атак.

Но ХАМАС не просто останавливал ЦАХАЛ с помощью мирных жителей в качестве тактики пассивной обороны. Его вкладом в доктрину ведения неограниченной войны было обеспечение максимального политического давления, которое будет оказано на Израиль, в лучшем случае, действуя с грубым пренебрежением безопасностью мирного населения, или, в худшем случае, сознательно и активно провоцируя ЦАХАЛ на огонь по гражданским лицам Газы
Он делал это, частично, просто в силу расположения боевиков среди окружающей гражданской инфраструктуры. Одновременно ХАМАС обстреливал ракетами и нападал на израильских военных из убежищ или в непосредственной близости от убежищ международных организаций – особенно объектов «БАПОР» («Ближневосточное Агентство ООН для помощи палестинским беженцам и организации работ» – Википедия) – и из гражданских зданий, часто заставляя мирных жителей скапливаться в этих районах, сразу же после этого. Кроме того, ХАМАС, как сообщается, отговаривал или даже запрещал гражданам покидать свои дома после того, как ЦАХАЛ специально предупреждал их через средства коммуникаций о начале обстрела. Стратегия ХАМАСа на победу зависела от гражданских жертв, принесённых его собственным народом. 
Общественность, которую ХАМАС стремится склонить на свою сторону этими жертвами, однако, не стала его противником. Скорее всего, его стратегия, похоже, состоит в том, чтобы дискредитировать Израиль в международном сообществе в более широком смысле, изображая военные операции ЦАХАЛа неразборчивыми и непропорциональными. Она впоследствии создаст давление со стороны региональных и других сторонников ХАМАСа на Израиль, чтобы он согласился на прекращение огня на условиях ХАМАСа. Самое удивительное, что ХАМАС предпринял эту попытку всерьёз, несмотря на его преднамеренное и грубое нарушение Закона о вооружённых конфликтах (LOAC) путём нападений на израильских граждан и посредством эксплуатации гражданских лиц Газы, чтобы прикрыть ими свои военные действия (как мы увидим ниже). Посредством пристального контроля доступа СМИ и международных организаций к большей части сектора Газа, ХАМАС также был в состоянии изобразить косвенный ущерб, вызванный его собственной стратегией и действиями якобы незаконных действий ЦАХАЛа.
 Генералы также непосредственно критикуют НПО (неправительственные организации) за их игнорирование законов вооружённого конфликта:
Эти заявления предполагают согласованную стратегию со стороны ХАМАСа эксплуатировать неправильное толкование LOAC, чтобы добиться международного осуждения Израиля. Такие попытки перенести конфликт с поля боя, где Израиль обладал военно-технологическим превосходством, на суд международного общественного мнения, видимо, были частью концепции операций ХАМАСа на войне 2014 года в Газе. Эта стратегия зависела не только от извращения принципов Закона LOAC утверждать требования противоправного поведения по отношению к Израилю, но и что более тревожно от убеждения, что жертвы среди гражданского населения Газы поддерживают утверждения ХАМАСа о юридических нарушениях израильтян.
К сожалению, эта стратегия, кажется, была успешной. Многие люди, утверждающие, что они эксперты в отношениях между законом и военными действиями, кажется, быстро,  принимают утверждения ХАМАСа о незаконных операциях ЦАХАЛа. 23 июля 2014 года, Верховный комиссар ООН по правам человека Нави Пиллэй заявила: «Там, кажется, велика вероятность того, что нарушено международное право, таким образом, это может быть равнозначно военным преступлениям». Впоследствии Совет по правам человека ООН выпустил резолюцию, осуждающую в самых сильных выражениях «широкомасштабные, систематические и грубые нарушения международного права человека и основных свобод, вытекающие из военных операций Израиля» в Газе. В сентябре «Human Rights Watch» опубликовала доклад, заявив, что «три израильских атаки, повредившие школы и жилые дома сектора Газа, переместившие много людей, вызвали многочисленные жертвы среди гражданского населения в нарушение законов военного времени». А в ноябре, «Amnesty International» пришла к выводу, что «использование ЦАХАЛом больших авиационных бомб [для атаки гражданских объектов] предполагает, что целью этих атак было либо вызвать полное разрушение инфраструктуры, либо обеспечить убийство конкретных лиц без должного внимания к убийству гражданских лиц и разрушению объектов, находящихся в непосредственной близости». Эти факты могли бы стать «подлинным доказательством серьёзных нарушений международного гуманитарного права».

Эти осуждения зиждились на скороспелых предпосылках, основанных на воздействии оценок военных операций или на том же порочном понимании закона, выдвигаемом ХАМАСом, в то же время отказывающегося применять тот же закон к своим собственным действиям. Эти рутинные искажения действующего права, применяемые к военной операции, создают принципиально ложную трактовку соблюдении законности и несоблюдения во время этого конфликта, которая исказила попытки Израиля минимизировать жертвы среди гражданского населения и законность его военных действий против ХАМАСа и других группировок, втянутых в вооружённый конфликт.
По иронии судьбы, авторы этого доклада критикуют Израиль за выход за пределы законов вооружённого конфликта в защите гражданских лиц, что может навредить западным армиям в будущих войнах:
Точное понимание Закона LOAC является важным, чтобы правильно и достоверно оценить законность боевых действий. К сожалению, оно плохо понимается, что позволяет его легко искажать, чтобы представить ложную интерпретацию, будто боевые действия, вызывающие жертвы среди гражданского населения, являются, по своей сути, незаконными. Такие искажения в дальнейшем вызываются почти инстинктивной, но юридически неверной, тенденцией судить о военных действиях, основанных на их последствиях. 
Критические замечания, основанные на этих последствиях, искажают это уравнение, опираясь на постфактум последствий в качестве единственного указания на их несоответствие LOAC. Тем не менее, правовая норма на соответствие включает обоснованности решения на атаки в то время, оно было принято на основе имеющейся информации. Например, командир может начать атаку на обнаруженное вражеское подразделение и контрольный бункер или туннель, сделав необходимые усилия для выявления всех имеющихся разведданных, связанных с целью, основываясь на заключении, что этот бункер используется исключительно в военных целях. Тем не менее, может оказаться, что враг призвал гражданских лиц укрыться в этом бункере, осуществив атаку, при этом создавая эффект жертв среди гражданского населения. Этот эффект не является достаточным для того заключения, что был нарушен закон. Вместо этого, как чётко определено Законом LOAC, соблюдение этого Закона должно оцениваться по совокупности военной ситуации на момент принятия решения.
Сначала может показаться, что адекватным ответом военных на такие искажённые анализы является решение пойти ещё дальше – превышая требования Закона LOAC, – продемонстрировать своё уважение к невинной человеческой жизни и избежать осуждения.

Действительно, таким и был подход Израиля к войне в Газе в 2014 году. На основании наблюдения за этой операцией, однако, можно сделать вывод, что для компенсации этого искажения не обязательно применять эффективное реагирование. То, что может показаться на первый взгляд мелочью в защите гражданского населения, это фактически является гонкой на выживание, так что эторасширение прав и возможностей тех, кто будет прикладывать усилия по смягчению последствий для гражданского населения, в то же время, нарушая существующие правовые принципы – и всё в ущерб безопасности мирного населения.
Военная сдержанность за пределами тщательно разработанных и проверенных временем границ Закона LOAC должна применяться только тогда, когда она воспринимается в целях тактического, оперативного или стратегического преимущества, а не только в ответ на ожидаемый ненадлежащий вызов неуместных правовых норм. Кроме того, ограничения на основе политики должны быть чётко демаркированы от юридических обязательств, так что повышение стандартов в одном случае не создаёт прецедент, которого, как ожидается, будет придерживаться в будущем военная сила. В противном случае, любые ограничения, находящиеся вне Закона LOAC, признанные одной страной, будут аналогично представляться другой стороне ещё бОльшим давлением. После того, как окопались, трудно отступать. 
Результатом соединения политики и законодательства, и попытки применить другие правовые нормы, чем Закон LOAC, для вооружённых конфликтов, будет не только бОльшая опасность для национальной безопасности, так как вооружённые силы станут гораздо более ограничены в своей способности реагировать на них и противодействия угрозам от нетрадиционных противников, действующих среди гражданского населения, но также будет и повышенная опасность для гражданских лиц.

Применение стандартов, более требовательных, чем LOAC к вооружённым конфликтам, может привести к обратному эффекту стимулирования нетрадиционных противников одеваться так, как гражданские лица, прятаться среди мирных жителей, осуществлять операции из жилых районов, использовать гражданское население в качестве живого щита или даже (как это делал ХАМАС) сознательно стремиться к провоцированию жертв среди гражданского населения, так как любые смерти среди него можно считать нарушением закона. 
Если такой подход к оценке законности военных действий становится нормой, то боевая мощь и инициатива вооружённых сил будет функционально бездейственной. Даже разумная ориентация на разумные ошибки, связанные с неизбежным «туманом войны», подвергнет солдат и командиров уголовной ответственности на основе искажённых правовых принципов, установит стандарт, который ни один военный не смог бы разумно исполнять. Это относится и к делегитимации, и к сдерживанию американских военных, что ободрит потенциальных противников, и, таким образом, увеличит риск для гражданского населения, не способного защитить себя от террористических организаций.

Таким образом, правильное соблюдение Закона LOAC влечёт за собой строгое выполнение его требований и введение дополнительных мер ограничения только тогда, когда они служат интересам выполнения миссии. Соединённые Штаты и их союзники должны выделять ресурсы на противодействие существующим недоразумениям с LOAC. Когда это ограничение осуществляется в целях, отличных от правовых обязательств, Соединённые Штаты должны также объяснять свои мотивы и аргументацию, чтобы не способствовать дальнейшему непониманию требований LOAC.
«Amnesty», «HRW» и ООН делают официальные заявления о законах вооружённого конфликта, фактически не зная этих законов. И, искажая этот закон, они, по иронии судьбы, в конечном итоге, ставят под угрозу ещё больше гражданских лиц. Такова стратегия, которую исповедует ХАМАС.

Вот и весь отчёт.

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё