Поиск по этому блогу

Загрузка...

ПИСЬМО ХАЗАРСКОГО ЕВРЕЯ ОТ 10-го ВЕКА. Часть 1. (Перепост)

БРУЦКУС (1870 – 1951)
(полит. деятель, историк, публицист)

ПИСЬМО ХАЗАРСКОГО ЕВРЕЯ ОТ 10-го ВЕКА.

(Новые материалы по истории Южной России времен Игоря)

Берлин – 1924 год. (на англ. яз. 1935г.)

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящий очерк был напечатан в 1922 году в России в сборнике "Еврейская Мысль" и теперь переиздается с значительными дополнениями. Тяжелые переживания настоящего времени заглушили интерес к историческим исследованиям; этим объясняется недостаточное внимание, которое уделили еврейские и русские историки найденному в Египте письму хазарского еврея от Х века, которое проливает много света на события, совершившиеся в Южной России в эту знаменательную эпоху. Десятый век в средней и восточной Европе завершил период переселения народов и явился началом современных государственных группировок. В южной России за это время произошло крушение хазарского каганата просуществовавшего более 400 лет, и смена его варяго-русским княжеством, предтечей Великой России. В течение столетия варяги постепенно заняли хазарские торговые центры Самбат (Киев) на Днепре, Самкарц у Керченского пролива и Итиль у устьев Волги. Вместе с переходом гегемонии от хазар к руссам пало и значение еврейской культуры, доминировавшей в каганате, и она уступила свое место византийскому влиянию.
Крушение хазарско-иудейского царства сопровождалось гибелью и всех его культурных ценностей. Мы знаем о нем только по случайным сообщениям арабских путешественников и византийских и армянских летописцев. Из автентичных хазарских источников можно указать только на письмо последнего царя Иосифа, породившее втечение трех столетий целую полемическую литературу. Тем ценнее для нас найденное в Каирской генизе письмо природного хазарского еврея, описывающего исторические события этого переходного времени, борьбу хазар с руссами и иудейства с византийством. Те отрывки из этого письма, которые дошли до нас, представляют целую новую страницу в истории Южной России и не могут быть пройдены без внимания будущими историками этой эпохи.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

За последние 25 лет гениза старой синагоги палестинцев (Kneseth-esch-Schami) в Фостате, предместье Каира, стала неисчерпаемым источником обогащения еврейской литературы. Там нашли еврейский текст Притчей Бен-Сиры, там открыли массу новых сочинений средневековой литературы, много палимпсестов (пергаментов с замазанным древнейшим текстом, легко восстановимым) и других ценных литературных памятников. Еврейское благочестие, сохраняющее всякую еврейскую строчку в синагогальной генизе, и благодатный климат Египта, консервирующий произведения человеческих рук, дали нам возможность пополнить новыми сведениями различные области еврейской науки. Среди этой массы новых материалов нашелся и один документ, бросающий свет на историю хазар и евреев в Х веке в Южной Руси. В 1912 году проф. Шехтер впервые опубликовал его в "Jewish Quarterly Rewiew" в фотографическом снимке и снабдил подробным критическим исследованием.
Новый документ представляет собою отрывок послания, из которого сохранилась только середина на двух пергаментных листах, размером в 20 см., исписанных с обеих сторон. Края листов местами оборваны, посередине также встречаются дефекты и стертые места, но и в общем текст сохранился хорошо и может быть легко прочитан и по фотографическому снимку. Документ написан четким квадратным шрифтом, который до 12 века употреблялся и для светской литературы с некоторым уклоном к курсиву. По характеру письмен и некоторым другим признакам Шехтер заключает, что настоящий документ представляет собою копию, списанную в 11 или в начале 12 века. С этим мнением согласен и русский гебраист П.К.Коковцев, посвятивший этому источнику специальную статью *).

*) - "Новый документ о хазаро-византийско-русских отношениях", Журн. Мин. Нар. Пр., 1913 г., ноябрь.

Новый документ, представляющий по своему содержанию письмо хазарского еврея времен царя Иосифа, т.е. десятого века, имеет по своему содержанию исключительную ценность, так как он содержит сообщения современника, хазарского еврея, о неизвестных до сих пор событиях и отношениях в Южной России. Особый интерес он представляет, по мнению П.К. Коковцева, для русских историков, так как заключает новые данные, относящиеся к первым страницам русских летописей. К сожалению, inter arma silent musae, и наш источник до сих пор не подвергся изучению со стороны компетентных историков. Шехтер обратил главное внимание на установление текста и разбор тех данных, которые касаются обращения хазар в еврейство и дают много нового в этом вопросе. П.К. Коковцев посвятил также свое внимание филологическому разбору источника. Оба они отмечают, что не компетентны в вопросах истории и оставляют эту часть работы для будущих исследователей.
Весь уцелевший отрывок письма можно разделить на четыре части: 1) появление евреев в Хазарии и обращение хазар в иудейство. 2) войны царей Вениамина и Аарона с аланами и с кочевыми племенами асов, торков, печенегов и др., 3) война хазар с Русью. 4) описание Хазарии. Желая посвятить настоящую статью исследованию второй и главным образом третьей частей, мы считаем все-таки полезным перепечатать весь документ в чтении, предложенном Шехтером, причем пополненные дефективные места отмечены кавычками.
Вот подлинный текст: …( следует текст на иврите)…..
П.К. Коковцев в своей статье дает следующий перевод этого документа на русский язык:

…..Армении. И бежали от них наши предки……. потому, что не могли выносить ига идолопоклонников. И приняли их к себе……(казарские), потому что люди казарские жили сперва без закона и без письма. И они породнились с жителями страны и (смешались с язычниками) и научились их делам. И они всегда выходили вместе с ними (на войну) и стали одним народом. Только завета обрезания они держались и (некоторые из них) соблюдали субботу. И не было царя в стране казар, а того, кто одерживал победы на войне, они ставили над собой военачальником до того самого дня, как евреи раз вышли вместе с ними, по обыкновению, на войну, и один еврей выказал в тот день необычайную силу мечем и обратил в бегство врагов, нападавших на казар. И поставили его люди казарские, согласно исконному своему обычаю, над собою военачальником. И оставались они в таком положении долгое время, пока не смиловался Господь и не вызвал в сердце того военачальника желания принести покаяние. И склонила его жена его, именем Серах, и научила его делать полезное. Он сам, будучи уже подвергнут обрезанию, был согласен, да и отец молодой женщины, человек праведный в том поколении, поставил его на путь жизни. Когда же услышали об этом цари македонские и арабские, то очень разгневались и послали к казарским князьям послов со словами хулы на Израиля: 
"Зачем вам переходить в веру иудеев, которые находятся в рабстве у всех народов?".
И они говорили слова, которых мы не в состоянии передать, и склоняли сердце князей ко злу. И сказал тогда главный князь, еврей:
"Зачем нам много говорить? Пусть придут несколько мудрецов израильских, греческих и арабских и расскажут перед нами и вами каждый о деянии богов……конец его".
И они так сделали и послали……..царям арабов, мудрецы же израильские добровольно…….к князьям казарским. И начали греки свидетельствовать…….и стали иудеи и арабы опровергать их. А затем начали говорить (арабы) и опровергали их иудеи и греки. И после начали говорить (мудрецы израильские), начиная от шести дней творения до того дня, как израильтяне поднялись из Египта и до прихода их в землю обетованную. Засвидетельствовали греки и арабы истинность (сказанного) и признали, что они говорят правду. Но произошел также спор между ними. И сказали князья казарские: 
"Вот есть пещера и долина Тизул, достаньте нам книги, которые там находятся, и истолкуйте их перед нами". 
И они так сделали и вошли внутрь пещеры, и вот там оказались книги закона Моисея, и истолковали их мудрецы израильские согласно первым речам, которые они высказали. И покаялись израильтяне вместе с людьми казарскими полным раскаянием. И стали приходить иудеи из Багдада и Хорасана и земли греческой и поддержали людей страны, и те укрепились в завете отца множества. И называют они его на казарском языке каганом, поэтому называются судьи, которые были после него до настоящего времени, каганами. А главного князя казарского они переименовали в Савриила и воцарили царем над собою. В нашей стране говорят, что предки наши происходят из колена Симеонова, но мы не знаем, верно ли это. И заключил царь союз с нашим соседом царем Алан, так как царство алан сильное и крепче всех народов, которые вокруг, и так как подумали мудрецы: 
"чтобы не поднялись народы войною против нас, и не присоединился также и он к нашим врагам". 
Поэтому (он заключил с ним союз, чтобы оказать помощь) в беде друг другу. И был ужас (Божий на народах, которые) кругом нас, так что они не приходили (войною) на казарское царство. (Но во дни царя Вениамина) поднялись все народы на (казар) и стеснили их (по совету) царя Македонского. И пришли воевать цари Асия и Турку…..и Пайнил и македон, только царь Алан был подмогою для (казар, так как) часть их тоже соблюдала еврейский закон. Эти цари (все) воевали против страны казар, а аланский царь пошел на их землю и нанес им (поражение), от которого нет поправления, и ниспроверг их Господь перед царем Вениамином. И также во дни Аарона воевал царь аланский, но Аарон нанял против него царя Туркия, так как тот был (с ним дружен), и низвергся царь аланский перед Аароном, а тот взял его живым в плен. И оказал ему (царь большой) почет и взял дочь его в жены сыну своему Иосифу. Тогда (обязался) ему аланский царь в верности, и отпустил его царь Аарон (в свою землю). И с того дня напал страх перед казарами на народы, которые (живут) вокруг них. И во дни также царя Иосифа, моего господина……(ему подмогою), когда было гонение во дни злодея Романуса (и когда стало известно это) дело моему господину, он растоптал множество необрезанных. А Романус (злодей послал) также большие дары Хельгу, царю Руссии, и подстрекнул его на его беду. И пришел он ночью к городу Самбарай и взял его воровским способом, ибо не было там начальника рав-Хашмоная. И стало это известно булшици, т.е. охранителю Пейсаху, и пошел он во гневе на города Романуса и избил мужчин и женщин. И он взял три города, не считая большого множества пригородов. И оттуда пошел на Шуршуна и воевал против нее……и они вышли из земли на подобие червей….Израиля, и умерло из них девяносто человек….и он спас….руки русских и (поразил) всех оказавшихся из них там (и умертвил их мечем). И оттуда он пошел войною на Хельгу и воевал….месяцев, и бог смирил его перед Пейсахом. И нашел он….добычу, которую тот захватил из Самбариу. И говорил он:
"Романус подбил меня на это".
И сказал ему Пейсах:
"Если так, то иди на Романуса и воюй с ним, как ты воевал со мной, и я отступлю от тебя, а иначе я здесь умру или буду жить, пока не отомщу за себя". 
И пошел тот поневоле и воевал против Кунстантины на море четыре месяца. И пали там богатыри его, потому что македоняне осилили огнем. И бежал он, и постыдился вернуться в свою страну, а пошел морем в Персию, и пали там он и весь стан его. Тогда стали русские подчинены власти казар. Вот сообщаю моему господину: имя нашей страны, как мы нашли в книгах – Арканус, а имя столицы царства – Казар, имя же реки, которая протекает внутри ее – Итиль. Она направо от моря, идущего от вашей страны, по которому перебрались твои послы в Кунстантину, а тянется она, как я думаю, от великого моря. Город наш отстоит от этого моря на две тысячи сто шестьдесят рис, а между нашей страной и Кунстантиной по морю девять дней, а сухим путем двадцать восемь дней. Вот какие народы воюют с нами: Асия, Баб-эль-Абваб, Зивус, Турку, Лузнин…..
Вот весь отрывок интересного послания туземного хазарского еврея 10 века к какому-то другому высокопоставленному еврею, приславшему в Константинополь своих посланцев. Документ начинается с полуфразы, а обрывается по середине в том интересном месте, где начинается сообщение о затруднительном положении хазарского царства между кочевыми ордами на севере и воинственными кавказцами на юге. Однако и те отрывки, которые дошли до нас, очень богаты содержанием. Повидимому, в 11 веке подлинное послание хазарского еврея не только было переписано, но и конспектировано, и поэтому оно местами отличается очень сжатой резолютивной формой.

Первая часть письма, передающая распространенные среди хазарских евреев предания об их прибытии в страну и распространении иудейства, была уже подробно рассмотрена Шехтером и Коковцевым. Мы поэтому на ней останавливаться долго не будем и сделаем лишь несколько дополнительных замечаний.

Как читатель мог убедиться из приведенного текста, рассказ нашего автора о принятии иудейской религии дикими и воинственными хазарами гораздо более соответствует реальной исторической обстановке, чем легенды царя Иосифа об ангелах сноведениях и чудесах. Разбирая эти легенды и рассказы арабских писателей, русский ученый В.Миллер еще в 1892 году дал интересное описание того, как в действительности могло произойти такое событие.
 \ В. Миллер, Материалы для изучения еврейско-татского языка, СПб-1892. \
"Следует думать, говорит Миллер, что в Хазарии уже раньше была подготовлена почва для религии Моисея; без сомнения, евреи приходили в Хазарию из соседних стран и вероятно проживали в ней в течении долгого времени. Эти евреи должны были освоиться с бытом и воззрениями хазар, овладеть их языком и проникнуть в придворные сферы, иначе было бы трудно объяснить их влияние на хагана и его приближенных. Не менее вероятно, что хаган Булан был не первый хазарин, принявший иудейство, вероятно оно уже имело не мало адептов среди его приближенных, прежде чем он решился принять его со своей семьей. Наши источники умалчивают обо всем этом, но на основании обычного хода истории религиозных событий, мы должны искать весьма веских мотивов, которые могли бы объяснить такой, повидимому, странный факт, как принятие религии загнанной, лишенной родины национальности могущественным хаганом, несмотря на то, что не было недостатка в попытках других более сильных религий склонить его на свою сторону".
Как видим, рассказ хазарского еврея очень близок к исторической действительности. На этой же почве он стоит и далее, сомневаясь в предании о происхождении хазарских евреев из колена Сименова (это предание встречается также в известном рассказе Эльдада Гадани 9 века и в позднейшем сочинении "Ektan de Mar Jacob".) и выводя их из Хоросана (Персия), Багдада и стран греческих. О легендарном вожде Булане (что по-тюрски означает "Мудрый") хазарский еврей вовсе не упоминает, а утвердителем веры считает царя Савриэля, что по значению – слуга Бога – соответствует имени Овадии, упоминаемого и в письме царя Иосифа.

Повидимому, мы имеем тут два еврейских перевода одного и того же хазарского имени. Имя первой провозвестницы иудейства – Серах – также довольно знаменательно, так как в талмудических легендах Серах дочь родоначальника Ассира является образцом мудрой женщины. (Мидраш Абот, 45; Мидраш Кохелет, гл.7.) Этим объясняется то обстоятельство, что она в Библии считается родоначальницей одного из 70 родов израильских. В Персии еще до сих пор славится могила Серах, дочери Ассира, в Исфагани и привлекает много паломников. Женское имя Серах часто встречается у дагестанских евреев горцев, между тем как у европейских евреев оно совершенно не известно. Мудрая жена Серах в настоящем письме является параллелью к упоминаемому царем Иосифом провозвестнику иудаизма Булану, так как bulan по тюрски также значит – мудрый. Хазарский язык, судя по свидетельству арабских географов и по всем сохранившимся хазарским именам и словам, бесспорно является одним из наречий тюркского языка, свойственного всем народностям, пришедшим из средней Азии.

Останавливаться дальше на подробностях обращения хазар в еврейство мы здесь не будем, а перейдем к дальнейшей части документа, где сообщается вкратце история хазарского государства во время последних трех царей – Вениамина, Аарона и Иосифа.

ГЛАВА ВТОРАЯ.

Автор письма упоминает, что кроме правящих царей, носящих в сообщениях арабских путешественников название "ишад" или "хаган-бег", у хазар был еще духовный глава, по прозванию хаган, которому он приписывает только функции верховного судьи. Такое соотношение властей действительно установилось у хазар в 10 веке. Гардези со слов Джайгани, арабского писателя того же века, говорит:
"У них (хазар) есть царь, который называется "хазар-хакан", "хазар-хакану принадлежит только титул, все управление находится в руках ишада, выше ишада нет никого". О судебных функциях хакана подробнее говорится и у другого писателя десятого века, Аль-Истахри.
Рассматриваемый нами документ написан во время царя Иосифа, которого автор называет своим господином. Имя этого царя было известно до сих пор по письму Хасдая Ибн-Шапрут, узнавшего о нем от византийских послов, прибывших в Кордову, в 947 году, а также из ответного царского послания, написанного около 960 года. В последнем находим также имена двух предыдущих царей – Вениамина и Аарона, упоминаемых в нашем источнике. П.К. Коковцев, полагающий, что в письме Иосифа вовсе не упоминается царь Вениамин, был введен в заблуждение опечаткой в русском переводе письма (в "Еврейской Библиотеке"), где случайно выпали два имени.

Положение Хазарии при последних трех царях, как оказывается, было уже довольно затруднительным, хотя она представляла еще огромное государство и держала в вассальной зависимости все народы между Волгой и Днепром вплоть до (Баб-эль-Абваб) на юге. Но внутренние связи этого пестрого государства, в котором насчитывалось 25 подчиненных народов, (см. Ибн-Фадлан, а также в книге Гаркави "Сказания мусульманских писателей о славянах и русских и др.") были очень слабы вследствие немногочисленности основной культурной народности, окруженной варварскими племенами.

Давление со стороны кочевников стало особенно чувствительным после прорыва печенегов в Европу в середине 9 века. К внешним затруднениям, повидимому, присоединились и какие-то внутренние смуты. Константин Порфирородный рассказывает, что от хазарского народа в то время отделилось одно из его племен, по прозванию Кабары, оно начало междоусобную войну и было побеждено. В тюркских языках "кабар" – значит повстанец, революционер. Побежденная часть хазар ушла тогда в Венгрию, соединилась с семью угорскими племенами и составила восьмое колено, которое благодаря своей храбрости стало первенствующим и даже распространило свое наречие среди остальных. Наш автор вполне подтверждает известия других писателей об ослаблении хазарской державы к концу 9 века, у него нет и следа того официального благополучия, которым преисполнено письмо царя Иосифа.

В письме хазарского еврея мы имеем ряд ценных исторических сведений о событиях во время трех последних царей Хазарии. В царствовании Вениамина греки или херсониты, спорившие с хазарами из за крымских областей, подговорили кочевников напасть на Хазарию. В источнике можно разобрать только три названия племен: "Асия, Турку и Пайнил", остальные имена стерлись. Под названием "Асия" П.К Коковцев и Шехтер предлагают племя Ясов, степных алан, кочевавших по всем южным степям от Кубани до Дона вплоть до Крымского полуострова. В греческих источниках это племя также носит название "Азия". Арабские географы Абульфеда и Ибн-Батута также говорят о племени – Ас, жившем между Волгой и Доном и родственном аланам. Что касается имени "Турку", упоминаемого в нашем источнике, то это общеплеменное название носили постепенно все народности, приходившие из степей Средней Азии – сначала гунны, затем хазары, а начиная с 9 века смешавшиеся с тюрскими племенами венгерцы. У нашего автора под этим названием подразумевается племя Гузов или Узов, которых и русские летописи всегда называют торками,

( Грушевский. История украинской Руси, 1913) а арабы часто именуют: "турки-гузы" (Масуди и Гардези).

Гузы проникли в Европу вслед за печенегами и в 10 веке сильно уже беспокоили хазар. Что касается загадочного названия "Пайнил", то Коковцев уже заметил, что это – искажение переписчиком "пациниг", так как еврейская буква "цадик" вследствие сходства изображения несколько раз и в других случаях была принята переписчиком письма за две буквы "юд". Для защиты от комплота своих многочисленных врагов царь Вениамин, оказывается, принужден прибегнуть к помощи могущественного соседнего племени аланов, дружба которых, согласно нашему автору, составляла главную основу хазарской дипломатии, как в это царствование, так и в последующие царствование Аарона. Это соотношение сил вполне совпадает с указаниями Константина Порфирородного, объединившего в своем труде, написанном около 950 года, различные официальные материалы византийского двора. В 10-й главе своего труда "De administ. Imperio" озаглавленной: "Как вести войну против хазар и с чьей помощью", Константин говорит:
"Узы могут воевать против хазар, как их соседи, также и князь Аланин, к которой прилежат девять хазарских климатов; и аланы, если они захотят, могут грабить эти последние и тем причинять у них нужду, поелику из этих девяти климатов хазары получают все свое довольствие". 
В следующей главе читаем далее:
"Если государь Алании предпочитает римскую (византийскую) дружбу хазарской, то в случае разрыва хазар с римлянами он может причинить хазарам большой вред, когда они отправляются в Саркел, Климаты и в Херсон. Если этот государь постарается преградить им путь, то в Херсоне и Климатах будет полное спокойствие. Хазары, опасаясь аланских вторжений и не будучи в состоянии напасть на Херсон и Климаты, принуждены оставаться в мире".

Наш автор считает алан самым могущественным племенем в тех странах, что вполне согласуется и с данными арабского писателя Масуди, оставившего нам описание этих народов от 943 года. "Царь алан, говорит Масуди, может собрать войско из 30 000 всадников, и он неприступен и большой храбрости, и правительство его составляется из князей". Отсюда можно заключить, что "хазарские мудрецы" держались правильной политики, так как их собственное постоянное войско, состоявшее из наемников, достигало всего 12 000 челов. Византийский двор в то время также очень ухаживал за аланским князем, посылал к нему грамоты, как к важному независимому властелину, за двумя золотыми печатями, и именовал – "духовным чадом". Союз хазар с аланами наш автор объясняет также тем, что часть алан исповедывала в то время еврейскую религию. О евреях в Алании упоминает в 12 веке еврейский путешественник Вениамин Тудельский. Арабские путешественники Гардези и Масуди также говорят о распространении иудейства среди различных горских племен северного Кавказа в 10 веке.

Во время следующего царя Аарона международное положение хазар изменилось. Аланы нарушили союз с хазарами и напали на них по наущению тех же греков. Влияние Византии в Алании к тому времени значительно усилилось, благодаря распространению христианства. Араб-Ибн-Русте, писавший около 922 года, говорит:
"Царь алан лично придерживается христианства, но масса его поданных неверные, поклоняющиеся идолам". 
В письмах патриарха Николая Мистика (от 912 до 926 года) сохранилось много известий о проповеди христианства среди алан епископом Петром и монахом Евфимием при содействии князя соседней христианской Абхазии. Распространению новой религии сильно препятствовал укоренившийся обычай многоженства, хотя греческое духовенство, а в особенности патриарх, были согласны на всяческие послабления. Ко времени успехов христианской миссии в Алании и относится война алан против их прежних союзников – хазар. Для предотвращения опасности царь Аарон подкупил турок-гузов и вместе с ними разбил на голову аланское войско и взял в плен самого князя. Но и тут он поступил очень дипломатично, оказал большие почести пленному князю и даже породнился с ним, взял его дочь замуж за своего наследника Иосифа. Вместе с этим поражением и браком с иудейским царевичем должны были прекратиться успехи христианской миссии в Алании. И действительно, мы у Масуди находим следующее интересное сообщение: "После торжества ислама при династии Аббасидов князья алан, исповедовавшие раньше языческую религию, приняли христианство, но после 932 года новой эры они отреклись от своих новых верований и прогнали епископа и священников, который прислал им царь Рума". Из сопоставления нашего источника с данными его современника Масуди, мы можем точно установить и дату столкновения царя Аарона с аланами, именно 932 год. И из этой опасной войны хазары, благодаря мудрой дипломатии, благополучно выбрались и сохранили целость государства.

После Аарона на престол вступил сын его Иосиф, который как мы видим, начал свое царствование после 932 года, когда были разбиты аланы, и благополучно правил еще в 960 году, когда отправил свое послание из Итиля в Кордову через еврея из страны Немец. В его время на Хазарию надвинулась новая грозная опасность. На территории великой восточно-европейской равнины появился новый политический фактор – варяго-руссы, постепенно сорганизовавшие большое государство из покоренных славянских и финских народностей. Вначале руссы только приезжали в качестве купцов по Волге и по Черному морю в хазарские города, или служили в гвардии у хазарских царей в Итиле. Но по мере усиления государства и слияния норманнов со славянами в одну дружину, руссы стали очень опасными соседями. Для обеспечения своих торговых путей они стали передвигаться все более на юг, вытесняя постепенно хазар. Сперва шли небольшие вольные отряды, как Аскольда и Дира, а за ними двинулись и многолюдные организованные дружины нового русско-славянского государства под предводительством Олега. Наиболее интересным эпизодом в разбираемом нами документе и является столкновение хазар с Русью во времена царя Иосифа.

До сих пор мы имели очень скудные сведения о долголетней борьбе между хазарами и русскими, тянувшейся втечении целого столетия от взятия Киева Аскольдом около 850 года до разрушения Белой Вежи (Саркела) Святославом в 965 году. Между тем, эта борьба составляет основной фон всей начальной истории Киевской Руси. Весь период русской истории, предшествующий образованию государства, находится под влиянием хазар. (Ф. Успенский. Первые страницы русских летописей.) В течение нескольких веков хазары объединяли и культурно подготовили к государственной жизни те южные области, из которых в 10 веке русские дружины сколотили Киевское великое княжество. Если приглядеться к первым страницам начальной русской летописи и исключить заимствование из греческих хронографов и привходящие легендарные сказания, то можно заметить, что почти все первые оригинальные записи посвящены борьбе с хазарами. После легендарного сказания о трех братьях-разбойниках, основавших Киев, мы читаем следующую характерную запись:
"И найдошася (полян) козаре, седяща на горах сих в лесах, и реша козаре: платите нам дань, сдумавше же поляне и вдаша от дыма меч". 
Далее идет характерная легенда о том, как "старцы казарьстии" увидели в такой дани плохой признак, именно предзнаменование того, что поляне подчинят себе козарь. "Якоже и бысть", добавляет летописец, "владеють бо казары русстии князи и до днешного дня". К середине 9 века дружины Аскольда и Дира овладели главным торговым центром южной России, Город этот, по словам Константина Порфирородного носил название "крепость Киова или иначе прозываемый Самбата".

Название Самбата служило загадкой для русских историков. Карамзин производил его от "ся-им мать", другие от "ся-им батя". Лелевель от слова "совет", норманисты находили древне-германские слова, как Sandbank или Sandwad и пр. Но и эта загадка, как многие другие в русской истории, легко объясняется при некотором знакомстве с тюрскими наречиями. Слово bat у тюрков значит – крепкий, а приставка sam употребляется очень часто хазарами для обозначения населенного места. Так напр. Сам-карш – значит город пролива, Сам-ендер – город племени Ендер, Сам-киор – город Киорского перевала, Сем-бюртес – город племени бюртасов (Симбирск). Следовательно: Самбат по хазарски значило крепость, и Константин Порфирородный правильно дал нам два названия: русское – "крепость Киова" и хазарское – Самбата.

Блестяще подтверждение этого предположения можно, по нашему мнению, найти в письме царя Иосифа, где город находящийся на северной границе царства на реке Варгуз (Днепр) назван "Бецура", что на иврите также значит крепость. И впоследствии вплоть до 15 века Киев называется у татар и других тюрских народностей Манкерман, что обозначает – верхняя крепость или Вышгород. Следы пребывания хазар в Киеве сохранились и в названиях двух соседних частей города – "Козаре" и "Пасынгге" беседы, приводимых Ипатьевской летописью под 945 годом. Загадочное для русских писателей выражение "Пасынгге" становится понятным, если мы под ним будем подразумевать хазарское слово "Пашенг", которое встречается у арабских историков для обозначения хазарского царевича и по тюрски значит молодой князь или царевич. Тогда окажется, что на краю хазарской части города была усадьба хазарского царевича и что эти названия сохранились втечение долгого времени.
После занятия Киева Аскольд, повидимому, вступил в какое-то соглашение с хазарским царем, так как он воевал с полочанами, печенегами, древлянами, уличами, балгарами и греками, но не трогал хазарских данников, ближайших к Киеву, северян и радимичей.

(продолжение следует...)



Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё