Поиск по этому блогу

Загрузка...

Дипломатическая дорога к войне

Каролина Глик

Пятница, 3 апреля 2015

Мировые державы, собравшиеся в Швейцарской Лозанне на переговоры с представителями Исламской Республики, могут достичь или не достичь рамочного соглашения о ядерной программе Ирана. Но и в случае успеха, и при неудаче, происходящие, переговоры - это уже катастрофа. Ущерб, нанесенный ими, необратим.

Президент США Барак Обама, его советники и их приверженцы в СМИ уже давно представляют свою ядерную дипломатию с Ираном как единственный способ избежать войны. Обама и его сторонники клеймят всех тех, кто выступает против его политики ядерного умиротворения самого щедрого в мире спонсора терроризма, называя их поджигателями войны.
Но дело обстоит как раз наоборот. Если бы их мнение победило, войны можно было бы избежать.

Ядерная дипломатия Обамы и его товарищей привела к началу обратного отсчета до войны.

В последние недели мы наблюдали крах переговорных позиций союзных держав.

Они уступали позицию за позицией. Те позиции, что могли бы составить значительное препятствие на пути Ирана к разработке ядерного арсенала.

Они согласились с отказом Ирана признаться в военных аспектах его прошлой ядерной деятельности и тем самым гарантировали, что в той степени, в которой ядерные инспекторы ООН смогут получить доступ к ядерным объектам Ирана, эти проверки не выявят ничего похожего на реальную картину его ядерного статуса. К тому же, они склонились перед требованием Ирана отстранить инспекторов от всех установок, которые Иран определяет как "военные", и таким образом обеспечили, что аятоллы не позволят миру узнать что-либо значительное о его ядерной деятельности.

На основании обещания Ирана поставлять свой запас обогащенного урана в Россию, США приняли его требование разрешить ему сохранить и эксплуатировать более чем 6000 центрифуг.

Но когда в понедельник Иран пошел на попятную и отказался поставлять свой уран в Россию, США не ответили и не сказали, что в таком случае Иран не имеет права продолжать работу 6000 центрифуг. США простили это Ирану.

Делегация США охотно удовлетворила требование Ирана разрешить ему продолжить работу защищенного подземного завода по обогащению урана в Фордо. Таким образом США свели к минимуму эффективность будущей ограниченной воздушной кампании, направленной на значительное сокращение ядерного потенциала Ирана.

Уже имея в кармане широкий диапазон больших уступок власти, Иран не переживает, заключена или не заключена эта сделка. Теперь это стало второстепенным вопросом. США и их партнеры по переговорам пришли к взаимопониманию с иранцами. Будет ли заключено официальное соглашение, уже не имеет значения, потому что понимание уже реализуется.

Правда, США еще не согласились на требование Ирана о немедленном отзыве экономических санкций, действующих против него в настоящее время. Но возможность воздействия на Иран одними только санкциями для получения ядерных уступок была разрушена ядерной дипломатией Обамы, в котором все важнейшие уступки были сделаны только со стороны США.

Никакие законодательные санкции, которые могут быть осуществлены в ближайшие месяцы Конгрессом, не способны привести к изменениям в поведении Ирана, если они не будут сопровождаться другими принудительными мерами, предпринимаемыми органами исполнительной власти.

В этой реальности нет ничего нового. Для режима, подавляющего свое общество без каких-либо угрызений совести, экономические санкции не представляют непреодолимой проблемы. Но вполне возможно, что если бы санкции были реализованы для блокирования ядерного прогресса Ирана в рамках комплексного плана использования ограниченных средств принуждения, они могли бы эффективно препятствовать росту его ядерного потенциала, предотвращая войну. Такая всеобъемлющая стратегия могла бы включать кампанию по дестабилизации режима, поддержку противников режима в их стремлении свергнуть мулл. Она могла бы использовать воздушные удары или саботаж на ядерных установках и стратегических объектах режима, как, например, на базах командования и управления Революционной гвардии и баллистических объектах хранения баллистических ракет. Она могла бы также использовать дипломатическую изоляцию Ирана.

Кроме того, если бы санкции были объединены с политикой строгой блокировки региональной экспансии Ирана, путем поддержки суверенитета Ирака, поддержки свергнутого в настоящее время правительства Йемена и путем согласованных усилий, направленных на ослабление Хизбаллы и свержение поддерживаемого Ираном режима в Сирии, то США пришлось бы разработать сильную позицию сдерживания, что, скорее всего, убедило бы Иран, что в его интересах было бы лучше ограничить свой империалистический энтузиазм и отложить свои ядерные амбиции.

Другими словами, сочетание этих шагов могло бы предотвратить войну и предотвратить появление ядерного Ирана. Но нынешняя капитуляция Запада, во главе с США, перед Ираном уничтожила основу любой такой комплексной стратегии. У администрации нет авторитета. Никто не доверяет заявлениям Обамы о его готовности помешать Ирану стать ядерной державой.

Никто не верит Вашингтону, когда Обама утверждает о своем стремлении к безопасности Израиля и суннитских союзников США в регионе.

И поэтому сейчас мы оказались перед разворачивающейся катастрофой, сотворенной Обамой. Катастрофа заключается в том, что будет сделка или нет, США уже что дали иранцам зеленый свет вести себя так, как будто они уже построили свой ядерный зонтик. И Иран на самом деле ведет себя таким образом.

Пока они не могут иметь функциональный арсенал, но они действуют, как будто они уже владеют им. И это правильно, потому что США и их партнеры уже просто удалили все существенные препятствия на их пути к ядерному потенциалу. Иранцы знают это. Их ставленники это знают. Их враги знают это.

Как следствие, все региональные последствия вооруженного ядерным оружием Ирана уже разыгрываются. Окружающие арабские государства во главе с Саудовской Аравией добиваются ядерного оружия. Перед нами открыт путь к Ближнему Востоку, где все крупные и некоторые мелкие актеры будут иметь свои ядерные арсеналы.

Иран ведет работу по расширению своего регионального присутствия так, как если бы он уже был ядерным государством. Он нагло использует своих йеменских ставленников хути для овладения морским контролем над Баб-аль-Мандебским проливом, что вместе с контролем Ирана над Ормузским проливом завершает его полный морской контроль судоходства по всему Ближнему Востоку.

Израиль, Иордания, Египет, Саудовская Аравия, Судан и Эритрея, а также их глобальные торговые партнеры будут поставлены перед фактом, что их основные морские судоходные пути в Азию подконтрольны Ирану.

Пользуясь в настоящее время косвенной поддержкой своей региональной агрессии со стороны ядерных партнеров по переговорам во главе с США, Иран имеет мало оснований опасаться пан-арабской попытки выбить хути из Адена и освободить Баб аль-Мандебский пролив.

Если арабы добьются успеха, Иран может перегруппироваться и начать новое наступление, зная, что его агрессия и империалистические начинания не будут иметь никаких последствий.

Ну и, конечно, имеются террористические детища Ирана.

Как сообщается, Хезболла, чьи войска в настоящее время открыто воюют в Сирии и Ливане, также активны и в Ираке, и в Йемене. Эти силы ведут себя с наглостью, подобной которой мы никогда не видели раньше.

ХАМАС тоже считает, что его иранский государственный спонсор, имеющий ядерный статус, способен гарантировать, независимо от его собственных боевых потерь, возможность поддержать его режим в Газе и продолжать использовать свою территорию в качестве плацдарма для нападения на Израиль и Египет.

Шиитские боевики Ирана в Ираке, по сообщениям, осуществляют гнусные расправы над суннитами, попавшими под их контроль. Их военные преступления не вызывают никакого международного осуждения, они ведут себя так, будто находятся под защитой Ирана и пользуются его спонсорством. И хути, конечно, которые свергли правительство, поддерживаемое Западом, активно помогавшее США и их союзникам в их кампании против Аль-Каиды.

За агрессию своих ставленников Иран был награжден эффективной Западной поддержкой своих шагов на пути к региональному господству и ядерному статусу.

Деятельность Хизбаллы представляют собой острую и стратегическую опасность для Израиля. Мало того, что Хезболла теперь обладает точными управляемыми ракетами, способными уничтожать стратегические установки по всей стране, его арсенал, составляющий 100 тысяч ракет, может привести к гражданской катастрофе.

В последние три года силы Хезболлы постоянно вели боевые действия в различных боевых ситуациях. Их боевые возможности несравненно больше, чем в 2006 году, во время Второй Ливанской войны. Есть все основания полагать, что эти боевики Хезболлы, теперь засевшие вдоль границ Израиля с Ливаном и Сирией, могут исполнить свою угрозу атаковать и удерживать фиксированные цели и приграничные общины.

Хотя Израиль сталкивается с угрозами, подобными которым не было в последние десятилетия, исходящими от поддерживаемого Западом Ирана, чья агрессия и экспансия осуществляются в рамках санкционированного Западом ядерного зонта, Израиль не одинок в этой реальности. Разворачивание катастрофы угрожает также умеренным суннитским государствам, включая Иорданию, Египет, Саудовскую Аравию, Кувейт и Объединенные Арабские Эмираты. Нынешняя региональная война в Йемене- это только первый акт региональной войны на нашем пороге.

Эта война теперь неизбежна по многим причинам.

Все государства, которым угрожает Иран, наблюдали за коллапсом Запада в Швейцарии.

Они следили за иранским наступлением. И сегодня все они задаются одним и тем же вопросом: “Когда и по каким объектам мы должны ударить, чтобы свести к минимуму угрозы с которыми мы сталкиваемся”.

Все признают, что ситуация будет только ухудшаться. С каждой неделей власть и наглость Ирана будут только увеличиваться.

Все это понимают. А на этой неделе они поняли, что возглавляемый Вашингтоном комитет приветствовал региональную гегемонию Ирана и его ядерный потенциал. Теперь никакая внешняя сила не будет противостоять подъему Ирана. Будущее каждого государства в регионе висит на волоске. И в таком случае можно ожидать, что все теперь изыскивают средства для предупреждения и недопущения большой катастрофы.

Эти превентивные действия, несомненно, будет включать в себя три категории операций: удар по ракетному арсеналу Хизбаллы; удар по иранским ВМС, чтобы ограничить его способность проявлять свою силу в Баб-аль-Мандебском проливе; и проведение ограниченных военных операций для уничтожения значительной части ядерных установок Ирана.

Пятница - это канун Песаха. Тринадцать лет назад палестинские террористы напомнили нам об Исходе, взорвав в седер Park Hotel в Нетании. При этом были убиты 30 и ранены 140 человек, а Израиль был втянут в войну. Пасхальная Агада учит нас, что нет коротких путей к свободе. Для того, чтобы получить и сохранить ее, нужно быть готовым бороться за нее.

Эта война была вызвана тем, что Израиль считал, будто можно добиться мира уступками, которые только поощряют врага, поклявшегося уничтожить его. Ценой этого заблуждения были тысячи жизней и уничтоженных семей.

Иран гораздо более могуществен, чем ООП. Но американцы, видимо, считают, что они защищены от последствий политики своих лидеров. Это совсем не так в случае Израиля или наших соседей. У нас нет роскоши игнорировать тот факт, что катастрофическая дипломатия Обамы несет нам войну. Будет сделка или не будет, а мы снова вынуждены платить за то, чтобы сохранить нашу свободу.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё