Поиск по этому блогу

Загрузка...

В чем важность Йемена (перепост)

Король Саудовской Аравии Салман совершил нечто
беспрецедентное, собрав воедино военную коалицию
Даниэль Пайпс,

The Washington Times

28 марта 2015г

Два дня назад Ближний Восток стал свидетелем принципиально нового развития событий, когда королевство Саудовской Аравии ответило на просьбу президента Йемена и возглавило коалицию из десяти стран для совершения интервенции в воздухе и на суше этой страны. "Операция решающий шторм" наводит на мысли:

Союз Саудовской Аравии и Египта: полвека назад Эр-Рияд и Каир были активны в ходе войны в Йемене, но в последующем перешли к поддержке противоположных сторон: соответственно, сил, выступающих за статус-кво, и революционеров. То, что в настоящее время они являются союзниками, указывает на преемственность в саудовском руководстве, наряду с глубокими изменениями в Египте.
Арабоязычные народы объединяются: в первые десятилетия существования Израиля арабы мечтали объединиться в войне против него, но реалии внутренних распрей и соперничества не позволили осуществиться этим ​​надеждам. Даже в трех случаях (1948-49, 1967, 1973 гг.), когда они сумели объединиться, они действовали неэффективно и наперекор друг другу. Поразительно, что они, наконец, смогли объединиться, но не против Израиля, а против Ирана. Это косвенно указывает на понимание ими того, что исламская республика Иран представляет для них реальную угрозу, в то время как антисионизм является лишь сумасбродством. Это также указывает на панику и необходимость принимать срочные решениия в результате американского отступления.
Арабские лидеры имеют долгую историю встречаться, но не сотрудничать. Справа налево: король Иордании Хусейн, Гамаль Абдель Насер (Египет), Ясир Арафат (ООП) и Муаммар Каддафи (Ливия) в сентябре 1970 г.
Йемен в центре внимания: Йемен играл второстепенную роль в Библии, в истории возникновения ислама и в наше время. Он никогда не был в центре внимания всего мира - до сих пор. Йемен напоминает другие некогда маргинальные страны - Корею, Кубу, Вьетнам, Афганистан - внезапно оказавшиеся в фокусе глобального внимания.

Холодная война на Ближнем Востоке стала горячей: иранский и саудовский режимы возглавляют блоки-дуэлянты в продолжение около десяти лет, Подобно тому, как когда-то воевали между собой правительства США и СССР - путем борьбы идеологий, шпионажа, с помощью союзников, торговли и секретных действий. Однако 26 марта холодная война превратилась в горячую и, по всей вероятности, останется таковой надолго.

Сможет ли саудовская коалиция победить? Очень маловероятно, так как их бойцы - это новички, выступающие против закаленных в боях союзников Ирана, причем в труднодоступной местности.

Исламисты доминируют: руководство обоих блоков разделяет много общего: оба стремятся к универсальному применению священного исламского закона (шариата), оба презирают неверных и оба превратили веру в идеологию. Их конфликт подтверждает, что исламизм - это единственная игра на Ближнем Востоке, что предоставляет его сторонникам роскошь воевать между собой.

Упадок альянса Турция-Катар-Мусульманское Братство: треть альянса суннитских ревизионистов, находящаяся где-то между шиитскими революционерами и суннитской группой, поддерживающей статус кво, была активна в течение последних лет во многих странах - Ираке, Сирии, Египте, Ливии. Но сейчас, в том числе благодаря дипломатии по инициативе нового короля Саудовской Аравии Салмана, ее члены тяготеют к своим суннитским единоверцам.

Изолированный Иран: да, в настоящий момент агрессивный Тегеран может похвастаться господством над четырьмя арабскими столицами (Багдад, Дамаск, Бейрут и Сана), но в этом также заключается и его проблема: неожиданные иранские завоевания заставляют многих в регионе (в том числе такие ранее дружественные государства, как Пакистан и Судан), относиться к Ирану с опасениями.

Потеснение арабо-израильского конфликта: если администрация Обамы и европейские лидеры продолжают свою одержимость палестинским вопросом, рассматривая его в качестве ключа к региону, то перед региональными игроками стоят гораздо более важные приоритеты. Израиль не только мало их беспокоит, но еврейское государство предоставляет молчаливую поддержку блоку во главе с Саудовской Аравией. Означает ли это изменение отношения арабов к Израилю в долгосрочном плане? Скорее всего, нет; когда иранский кризис затухнет, следует ожидать, что внимание снова сосредоточится на палестинцах и Израиле, как это происходит всегда.

Американская политика в замешательстве: Ближний Восток справедливо высмеивал политику США в 2009 году, когда Барак Обама и его наивные коллеги ожидали, что, оставляя Ирак, улыбаясь Тегерану и энергично возобновляя попытки арабо-израильских переговоров, они исправят этот регион, что позволило бы им "повернуться" к Восточной Азии. Вместо этого, некомпетентные кадры, засевшие на вершине американского правительства, не могут идти в ногу с быстро меняющимися неблагоприятными обстоятельствами, многие из которых - результат их собственного творения (анархия в Ливии, напряженность в отношениях с традиционными союзниками, более воинственный Иран).

Влияние на сделку с Ираном: несмотря на то, что Вашингтон сдал многие позиции в переговорах с Ираном и сделал много послаблений режиму мулл (например, вычеркнув как Иран, так и его союзника Хизбаллу из списка террористических угроз), он провел линию в Йемене, предоставив антииранской коалиции некоторую поддержку. Прервет ли верховный лидер Ирана Али Хаменеи переговоры? Очень маловероятно, поскольку предложенная ему сделка слишком привлекательна, чтобы отказаться от нее.
Американские дипломаты еще раз встречаются со своими иранскими коллегами, чтобы капитулировать в еще одном пункте.
В итоге умелая дипломатия Салмана и его готовность прибегнуть к силе в Йемене служит ответом на смертельно опасное сочетание арабской анархии, иранской агрессии и слабости Обамы и таким образом сможет оказать долговременное формирующее влияние на регион.


Перевод: И. Эйдельнант

Перепост: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:


И ещё