Поиск по этому блогу

Загрузка...

Спустя 50 лет Израиль и Германия - действительно, друзья?


Op-ed: И США, и Германия, оказывают финансовую и военную помощь Израилю, и оба, как правило, стоят с ним плечом к плечу на международной арене; но дружба ли это?

Феликс Беренскёттер

Всем нужны друзья, настоящие друзья. Узы дружбы обеспечивают эмоциональную стабильность и моральную ориентацию; они поддерживают нас во времена испытаний, когда мы сталкиваемся с внутренним хаосом, внешними препятствиями или когда мы чувствуем себя потерянными в этом мире. Друзья это – не только хорошая компания, но и экзистенциальные якоря, которые придают нам глубокое чувство защищённости, что усмиряет наше беспокойство в неуверенном мире. Это верно не только для людей, но также и для государств, и для людей, которые его содержат и представляют.

Есть ли у Израиля настоящие друзья в этом мире государств? Установились ли длительные узы дружбы с другими странами? Но не среди его соседей. Враг твоего врага – не твой друг; дружба – не временные, а стратегические отношения, основанные на логике отрицательной идентификации. Это – глубокие, позитивные и плодотворные отношения, базирующиеся не просто на взаимных интересах, а на встрече умов. Дружба – особые отношения, где две стороны ищут, находят и инвестируют капитал в более глубокую взаимосвязь.

German Defense Minister Ursula von der Leyen at Haifa port. Germany supplies Israel with boats and subs (Photo: AFP)
Немецкий министр обороны Урсула фон дер Лейен в порту Хайфы. Германия поставляет Израилю катера и подводные лодки (фото: AFP)
Можно было бы сказать, что такие отношения у Израиля существуют с двумя самыми сильными государствами в Западном мире – Соединёнными Штатами и Германией. В конце концов, кроме важного торгового партнёрства, официальная риторика в Иерусалиме, Вашингтоне и Берлине регулярно подтверждает их «настоящую дружбу».

И США, и Германия, поддерживают Израиль в финансовом и военном отношении, и есть тесное сотрудничество между их спецслужбами; оба обычно стоят плечом к плечу с Израилем на международной арене, будь то американские блокирования антиизраильских резолюций в Совете Безопасности ООН или факты, когда Германия не последовала за недавней волной европейских парламентов, призывающих к признанию палестинского государства. И всё же, делает ли союзников Израиля – США и Германию, его истинными друзьями? В моём понимании – не делает.

Безусловно, дружба – сложное явление, и для неё нет готового рецепта. Но достаточно ясно: она является связью, отмеченной взаимным доверием, честностью, солидарностью и взаимностью. И эта связь не основана на общих коммерческих интересах или вопросах безопасности, уже не говоря о красивой риторике. Скорее, она формируется из общего мировоззрения, прежде всего, общего видения, которое проявляется в деятельности, которой обе стороны чувствуют себя приверженными и посвящают себя, вкладывая в неё капитал.

В этом обязательстве, обе стороны рассматривают друг друга равноправными партнёрами и применяют уникальную логику взаимности, в которой нет никакого сомнения, а есть взаимное доверие, которое каждый проявляет так, как может. По существу, этот проект связывает друзей в творческом и продуктивном усилии, которое приносит пользу обеим сторонам. Но также неизбежно, что это компрометирует суверенитет.

Контуры такого проекта могут быть видимы в отношениях Израиля и с Германией, и с США, но это не привело к ожидаемым результатам. «Кризисы», которые мы наблюдали в обоих отношениях в последние годы, являются свидетельством этого. В то время как между друзьями действительно существуют разногласия и споры, такие напряжённые отношения выявили, что нет никакого общего видения, способного к созданию и поддержанию связей истинной дружбы.

Отношения Израиля с Германией чётко освещает эту проблему. Три важных памятных мероприятий в этом году – 70-летие освобождения Освенцима и окончания Второй мировой войны, а также 50-летняя годовщина установления дипломатических отношений между Израилем и Германией – напоминают нам, что оба государства возникли из исторической травмы и стали свидетелями замечательного пути в поиска примирения и создания позитивных связей. И всё же этот путь не генерировал дружбу, потому что не удалось превратить эту историческую связь в общий проект, вокруг которого настоящая дружба может образоваться настоящая дружба.

Эта проблема двоякая. Во-первых, особые отношения основываются на памяти о Холокосте, этой тёмной главе и немецкой, и еврейской истории. В то время как общее обязательство по сохранению памяти о Холокосте и обеспечению того, чтобы это никогда не повторилось снова, имеет первостепенное значение, оно фиксирует отношения в истории и в иерархии.

Оно заключается в чётком распределении ролей представляющих жертв (Израиль) и преступников (Германия), и, таким образом, неравные взаимоотношения, в которых Израиль занимает высокий моральный уровень. Это не только расставило эти обе стороны на очень разные места, но и породило различные уроки. Для Израиля, это обязательство подчёркивает историю преследований, страданий и самонадеянности, которые другие не могут ни понять, ни разделить. Для Германии, оно генерирует пожизненное чувство вины и придаёт поддержку Израиля на основе моральных обязательств по примирению и защите еврейских жизней.

Во-вторых, результатом является общая приверженность безопасности Израиля, но без согласования того, что именно это означает. Немецкое правительство признало статус Израиля как еврейского государства, снабжая его военной техникой и трудясь над тем, чтобы предотвратить получение Ираном ядерного оружия.
Presidents Rivlin and Gauck in Berlin. An unequal relationship (Photo: Amos Ben Gershom/GPO)
Президенты Ривлин и Гаук в Берлине.
Неравноправные отношения (Фото: Амос Бен Гершом / GPO)
А Ангела Меркель в феврале 2014 года получила высшую гражданскую награду Израиля «За выдающийся вклад в развитие Государства Израиль». В то же время, между Берлином и Иерусалимом нет консенсуса о законных границах Израиля, нет соответствующей политики и практики в отношении палестинцев, и варианта «двух государств». Другими словами, нет общего видения того, как выглядит будущее Государство Израиль.

Тем не менее, истинные друзья должны были бы согласиться по этому экзистенциальному вопросу – какого рода безопасностью должен обладать Израиль? – Или, по крайней мере, быть открытыми для переговоров по общему взаимопониманию. И им должно быть ясно, что безопасность это – не только территориальная целостность и физическая безопасность населения, но также – можно сказать, прежде всего – безопасность личности.

Израильское правительство, безусловно, имеет такое понимание, но, похоже, что оно не готово вести переговоры или идти компромиссы по этому вопросу. Оно считает концепцию безопасности Израиля суверенной прерогативой, которую оно просит поддержать другие страны, но не соглашается, чтобы они имели право голоса. Многие скажут, что это нормально. Но тогда они также должны будут признать, что Израиль не может иметь друзей.

Возможно, у Германии есть обязательство продолжить попытки в этом направлении. Я думаю, что самый ценный дружественный жест, который Германия может сделать, это создать понимание того, что не только в Израиле, но и в ближневосточном регионе, надо наладить дружбу с соседями, с которыми связана история разрушений и насилия – и как воплотить эти перехлёсты биографии в общий проект подписания мирного соглашения.

Это может быть утопией, но сегодняшняя Германия может достоверно утверждать, что она не должна быть нереалистичной. Вопрос, желает ли Израиль, со своей стороны, принять состояние экзистенциальной взаимозависимости и принять настоящую дружбу.

Послесловие переводчика

Германия заверила Израиль в дружбе
В лице Штайнмайера и Меркель:
Возможно, это сказано по долгу службы.
На фоне этих заверений меркнет
То, что Штайнмайер предал гласности:
– «Израиль будет в безопасности,
Если ПА получит статус государства…
И для обеих стран закончатся мытарства!»


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё