Поиск по этому блогу

Загрузка...

Тест на проверку антисемитизма Обамы



Кэролайн Глик

Разве президент США Барак Обама – антисемит? Этот вопрос повис в воздухе с его первого президентского срока в 2008 году. Он впервые возник в связи с антисемитскими проповедями, которые произносил Иеремия Райт, его пастор, более чем на протяжении 20 лет, когда Обама и его семья сидели на скамьях прихожан в церкви.

На протяжении шести с половиной лет своего президентства, Обама отшучивался от озабоченности этой темой евреев.

Но он её не развеял. И эта неудача была для него болезненной.

Так, на прошлой неделе, Обама пустился в длинные рассуждения, чтобы раз и навсегда ответить на вопрос о его чувствах к Израилю и еврейскому народу.

Время для его чарующего наступления было выбрано не случайно.

Обама определённо считает, что он должен однозначно развеять сомнения о своих намерениях по отношению к евреям и Израилю в целях реализации центральной политики своего второго срока пребывания в должности. Эта политика, конечно, – его ядерная сделка с Ираном.

Предполагается, что соглашение Обамы с муллами должно завершиться к концу следующего месяца.

Обама утверждает, что эта сделка помешает Ирану стать ядерной державой. Но, как объяснил в марте премьер-министр Биньямин Нетаниягу в своём выступлении перед совместным заседанием обеих палат Конгресса, из того, что уже выявлено об этой ядерной сделке, Обама стремится сделать вывод, как далеко Иран находится от приобретения им ядерного оружия. Эта сделка обеспечит Ирану несколько путей для достижения минимального порога статуса ядерного государства, способного разрабатывать минимальное количество ядерного оружия. Если же Иран обманывает условия этого договора, то он может создать ядерное оружие, в то время как договор остаётся в силе. Если он примирится с договором, то он сможет создавать ядерное оружие, как только истекает это соглашение.

За его желанием заключить ядерную сделку, которая наложит ограничения на режим, обязавшийся уничтожить Израиль, проглядываются планы Обамы изменить характер отношений США к Израилю в Совете Безопасности ООН.

В течение второй половины прошлого века, США использовали своё право вето в Совете Безопасности, чтобы предотвратить прохождение основных проектов антиизраильских резолюций. Но Обама и его главные советники намекают, а СМИ предоставили подробности о его намерении покончить с этой 50-летней политикой.

Сообщается, что Обама намерен включить прохождение французского проекта резолюции, который потребует от Израиля отойти к незащищённым линиям перемирия 1949 года.

Поскольку эти два политических шага имеют прямое отношение к способности Израиля защитить себя и, действительно, чтобы выжить, близки к реализации, Обама сталкивается с тем, что у него есть проблемы с доверием, когда дело доходит до вопросов, связанных с выживанием и существования еврейского государства

В попытке решить эту проблему доверия, на прошлой неделе он уделил много времени и усилий в создании его авторитета по еврейским вопросам. Для этого, он дал обширное интервью Джеффри Голдбергу из «Atlantic» и выступил с речью, перед прихожанами «Adas Israel», большой, либеральной консервативной синагоги в Вашингтоне, округ Колумбия.

До некоторой степени, Обама был успешным. Он покончил с вопросом о том, является ли он антисемитом.

В своём интервью с Голдбергом, Обама дал разумное, хотя и неполное определение того, что антисемитизм. Обама заявил, что антисемит это тот, кто отказывается признавать 3000 – летнюю связь между евреями и Эрец-Исраэль. Антисемитом является также тот, кто отказывается признать долгую историю преследований, от которых еврейский народ страдал в диаспоре.

По словам Обамы, антисемитом является тот, кто отказывается понимать, что эта история преследования вместе с тысячелетней связью евреев с Эрец-Исраэль оправдывает существование Государства Израиля на Земле Израиля.

Кроме того, по словам Обамы, антисемиты отказываются понимать, что Израиль остаётся в смертельной опасности из-за продолжающегося существования антисемитских сил, которые стремятся к его уничтожению.

И это ещё не всё. По его мнению, даже если вы действительно понимаете законность существования Израиля и признаёте продолжающиеся угрозы его выживания, вы всё ещё могли бы быть антисемитом.

Как Обама объяснил Голдбергу, существует ещё проблема двойных стандартов.

По его словам, –
«если вы признаёте эти вещи, то вы должны быть в состоянии поставить себя на место Израиля, безопасность которого находится под угрозой, и вы должны поставить в себя на место Израиля, когда дело доходит до предотвращения применения двойных стандартов на международных форумах, вы должны поставить себя на место Израиля, когда необходимо сделать всё, чтобы он не оказался в изоляции».
К его чести, Обама предоставил чёткое, хорошо аргументированное и конструктивное определение антисемитизма.

Но есть небольшая проблема. Сразу после того, как Обама предоставил нам своё определение антисемитизма, он одобрил и даже включился сам в тот самый антисемитизм, который он только что определил.

Как излагает Голдберг, который сочувственно кивал Обаме, президент «относит Израиль к более высокому стандарту, чем другие страны».


И в беседе с Голдбергом, и в своём выступлении в синагоге, Обама судил об Израиле в соответствии с тем, что он определил как еврейские ценности.

По словам Обамы, еврейские ценности требуют от евреев, чтобы они предпочитали интересы других своим собственным для того, чтобы «восстановить мир».

Согласно прочтению истории Израиля Обамой, основатели государства не стремились к созданию только еврейского государства.

Они предполагали построить утопию.

Обама объяснил:
«Я глубоко озабочен сохранением этой еврейской демократии, потому что, когда я думаю о том, как я приехал, чтобы познакомиться с Израилем, он был основан на изображениях ... кибуцей, и Моше Даяна, и Голды Меир, и того ощущения, что не только мы создаём безопасную еврейскую родину, но мы переделываем также и другой мир. Мы его реконструируем. И мы собираемся сделать это правильным образом. Мы хотим убедиться, что уроки, почерпнутые нами из трудностей и гонений, применяются в нашем управлении и том, как мы относимся к другим. И это восходит к вопросам ценностей, о которых мы упоминали ранее – «те ценности, которые помогли воспитать меня и мои политические убеждения».
В своём выступлении в синагоге, Обама обнародовал свои ожидания в отношении Израиля. По его мнению, опасения Израиля в отношении палестинцев должны перевешивать опасения за себя. – «Права еврейского народа ... заставляют меня думать о палестинском ребёнке в Рамалле, который чувствует себя в ловушке, без какой-либо возможности. Это то, чему учат меня еврейские ценности».

Другими словами, когда Обама думает об Израиле, он не может избежать обвинения Израиля из-за чувств, испытываемых палестинскими детьми, которые он принимает на себя.

Важно упомянуть, что ни в одной из своих попытках ответить на обеспокоенность его предполагаемыми предубеждениями против евреев, Обама ни разу не упомянул о поведение Палестинской автономии. Он проигнорировал её повальную коррупцию и авторитаризм.

Он проигнорировал дикое антисемитское подстрекательство и воспитание, практикуемые на всех уровнях палестинской власти. Он проигнорировал давний палестинский отказ признать независимое еврейское государство, чтобы мирно сосуществовать с ним.

Таким образом, в конце концов, чарующее наступление Обамы таки дало чёткий ответ на вопрос, является ли он антисемитом.

Нелишне отметить, что тот факт, что Обама не смог пройти тест на его антисемитизм, не обязательно означает, что он ненавидит евреев. Конечно, возможно, что он любит евреев.

Но любить евреев и быть антисемитом – это не взаимоисключающие понятия.

Рассмотрим фанатиков-сторонников сегрегации. На протяжении многих лет, выступало много расистов, и, возможно, они даже чувствовали любовь к чернокожим.

Они дискриминировали чернокожих не потому, что они их ненавидели, но потому, что они верили, что чернокожие уступают белым. Это было связано с их «любовью» к чернокожим, на которой они настаивали, относя их к более низким стандартам, чем белых, или отделяя их от белых, чтобы они не смущались этим неравноправием.

Другими словами, этот факт их «любви» не делал их менее фанатичными.

Точно так же, вероятность того, что Обама любит евреев, не заставляет его судить Израиль по другим стандартам, нежели других государств и народов, в том числе палестинцев как менее фанатичный.

С другой стороны, и в беседе с Голдбергом, и в своем выступлении в синагоге «Adas Israel», Обама дал повод для беспокойства, что он таит немного доброй воли к евреям или чувствительность к уникальным опасностям, с которыми они сталкиваются.
Голдберг выразил обеспокоенность тем, что антисемитизм в центре мировоззрения иранского диктатора Али Хаменеи делает его иррациональным. Обама не просто отверг эту идею, отрицая долгую историю самоизоляции антисемитизма, Обама отверг понятие, что антисемитизм может перевесить рациональные интересы, подобно режиму выживания и экономического процветания.

По его словам, 
«Хорошо, тот факт, что вы – антисемит или расист, не предотвращает вас от заинтересованности в выживании Это не отстраняет вас от рациональной необходимости сохранить свою экономику на плаву; он не исключает вас из принятия стратегических решений, чтобы остаться у власти; и поэтому тот факт, что Верховный лидер Ирана – антисемит, не означает, что это перекрывает все его другие соображения».
Если было недостаточно, чтобы показать, что Обама отвергает идею, что антисемитизм может, и часто таки служат в качестве невменяемой основы для выработки политики антисемитизма, то он продолжил уравнивать Ирана аннигиляционистский (от латинского слова nihil – «ничто» и обозначает взгляды тех, кто считает, что души всех или некоторых людей перестанут существовать после смерти – И.Ф.) антисемитизм с антисемитизмом загородного кантри-клуба, в котором американские евреи когда-то были подвергнуты со стороны своих соотечественников-американцев.
«Если вы посмотрите на историю антисемитизма, ... то в этой стране были глубокие штаммы антисемитизма» 
– сказал он.

Отвергая политическое значение антисемитизма для иранского режима, Обама проявил ещё один способ антисемитского поведения. Он заявил, что, если вы не в состоянии признать опасность, которую антисемитизм представляет для выживания Израиля, то вы – антисемит.

Заявления Обамы о палестинцах также показывают, что он ощущает немного любви к евреям. Как свидетельствует его постоянная практика с вступлением в должность президента, в своём чарующем наступлении на прошлой неделе, Обама продолжает игнорировать тот факт, что если бы палестинцы были в первую очередь заинтересованы в государстве, а не в уничтожении еврейского государства, они могли бы получить его практически в любое время с момента выхода в 1937 году доклада комиссии Пила, которая первой предложила разделение территории между еврейским и арабским государствами к западу от реки Иордан. Его последовательный отказ иметь дело с этим простым фактом, и его настойчивость в обвинении Израиля в страданиях палестинцев, несмотря на неоднократные предложениями Израиля о разделе земли в обмен на мир, вызывают серьёзные вопросы о его намерениях по отношению к еврейскому государству.

Как справедливо понимает Обама, в ближайшие месяцы, когда он пытается продать свою ядерную сделку с Ираном и его антиизраильские позиции в ООН американской общественности, вопрос заключается в том, не станет ли он более заметным антисемитом, чем когда-либо прежде.

Теперь он ответил на вопрос, должен ли Израиль действовать в соответствии с еврейскими ценностями и выбрать жизнь даже за счёт хороших отношений с администрацией Обамы.

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё