Поиск по этому блогу

Загрузка...

Фантазеры о мире для Израиля.

Барак Обама в Кэмп-Дэвиде. (Фото: REUTERS)
Кэролайн Глик

14 мая 2015

Вслед за недвусмысленным объявлением королем Саудовской Аравии Салманом вотума недоверия руководству президента США Барака Обамы, последовало игнорирование несколькими арабскими лидерами Кэмп-Дэвидского саммита Обамы, состоявшегося на этой неделе.

Саудовская Аравия выбирает партнеров для игры.

Вслед за недвусмысленным объявлением вотума недоверия руководству президента США Барака Обамы королем Саудовской Аравии Салманом последовало игнорирование Кэмп-Дэвидского саммита Обамы, состоявшегося на этой неделе, несколькими арабскими лидерами.
Саммит был призван компенсировать арабам-суннитам ядерную сделку Обамы с Ираном.
Решение Салмана - это еще одно доказательство того, что американо-саудовские отношения совсем расстроились. В течение 70 лет саудовцы доверяли свою национальную безопасность американским военным . Для заключения соглашения было достаточно подмигнуть и кивнуть. Теперь это все закончилось.

Обама уничтожил надежность Вашингтона и доверие к нему. Салман считает, что его джентльменские соглашения ничего не стоят. Все, что он хочет сейчас, это военная техника. А для этого, он может воспользоваться и другими возможностями.

Саудовская Аравия никогда не клала все свои яйца в корзину Америки. На протяжении 70 лет саудовцы играли двойную игру, поддерживая стратегические альянсы как с либеральным Западом, так и с наиболее реакционными силами исламского мира. Саудовская Аравия клала в карман нефтедоллары из Америки и Европы и передавала их террористам и проповедникам джихада в мечетях США, Европы и всего мира.

Иран - это проблема не только саудовцев. Хотя мировоззрение теократии, господствующей в Саудовской Аравии, посторонним покажется идентичным мировоззрению Братьев-мусульман, саудовцы считают Братство смертельным врагом. Саудиты считают свой племенной, перевернутый с ног на голову режим подлинным выражением ислама. Популистские низовые организации Братства отвергают его легитимность.

Поэтому после начала арабской революционной волны в конце 2010 года, саудовцы выступали против расширения прав и возможностей Братьев-мусульман. Саудовская Аравия основной спонсор режима президента Египта Абдель Фатаха аль-Сиси.

Во время операции “Несокрушимая скала” прошлым летом саудовцы были на стороне Сиси и Израиля против ХАМАСа, палестинского филиала Братьев-мусульман, и его государственных спонсоров из Турции и Катара. Хотя Саудовская Аравия ранее была главным спонсором ХАМАСа, эта поддержка закончилась в 2005 году, когда после ухода Израиля из сектора Газа ХАМАС создал стратегические отношения с Ираном.

В последние пять лет саудовцы противостояли и Братьям-мусульманам, и Ирану. Но недавно они начали пересматривать свою войну на два фронта.

После захвата поддерживаемыми Ираном хуситами Йемена и заключения США рамочного ядерного соглашения с Ираном, Саудовская Аравия, видимо, решила, что ослабление Ирана - более приоритетная задача, чем борьба с Братством. Подразделения хуситов, ставленников Ирана, развернутые вдоль границ Йемена, примыкающих к пограничным провинциям Саудовской Аравии с шиитским большинством, и борющийся за контроль над Баб-эль-Мандебским проливом Иран в настоящее время представляют собой непосредственную и реальную угрозу для Саудовской Аравии.

Кроме того, саудовцы понимают, что угроза Братства серьезно уменьшилась с тех пор, как Сиси начал кампанию по уничтожению его инфраструктуры в Египте. Пока Сиси продолжает ослаблять Братство в Египте и Ливии, саудовцы чувствуют безопасность со стороны Братства и его спонсоров - Турции и Катара в Сирии и Йемене. Для этого, к ужасу Вашингтона, саудовцы готовы поддержать консорциум повстанческих групп в Сирии, в который входит связанная с аль-Каидой группа Джабхат аль-Нусра.

Братья-мусульмане и их террористические ответвления, “плохие мальчики”, не единственные, с кем саудовцы готовы поддерживать отношения в своем стремлении нейтрализовать Иран.

Они также сигнализируют о готовности сотрудничать с Израилем.

Хотя Израиль должен быть готов ответить взаимностью на саудовские заигрывания, существуют институциональные препятствия к их конструктивному сотрудничеству.

Уже более 20 лет общественность Израиля, влияющая на его политику, находится в ловушке понятия о мирном процессе. Как следствие, представление о совместных действиях на основе общих интересов стало почти недостижимым.

Многие высокопоставленные чиновники считают, что единственный способ для Израиля сотрудничать со своими арабскими соседями - это сначала подписать мирный договор с палестинцами. Пока такой мирный договор ускользает от нас, реальное сотрудничество невозможно.

Вот почему глава партии Авода "Бужи" Герцог и лидер партии Еш Атид Яир Лапид ответили на потрясающую поддержку Израиля, полученную от Египта, Саудовской Аравии и ОАЭ во время операции “Несокрушимая скала”, не просто кивком и улыбкой, но идеей, что мы все должны устроить региональную мирную конференцию, где египтяне, саудовцы и ОАЭ смогут присоединиться к Западу, осуждая Израиль за то, что он не отдал Иерусалим.

Проблема в том, что руководство безопасностью привыкло считать, что международное положение Израиля - это функция от состояния наших отношений с палестинцами. Если мы умиротворим палестинцев, то люди будут развивать связи с нами. Если нет, они будут бойкотировать нас.

На этой неделе, д-р Марк Хеллер, главный научный сотрудник Института исследований национальной безопасности, выразил это популярное мнение в статье, опубликованной на веб-сайте института. Хеллер заявил, что несмотря на то, что Израиль и региональные субъекты, в том числе Саудовская Аравия, могут иметь общие интересы, и вполне возможно, что благодаря этим общим интересам "может существовать потенциал для расширения связей", ничего существенного эти связи не дадут, пока Израиль отказывается умиротворить палестинцев.

По его словам, 
"те, [кто отвергает такие уступки палестинцам] должны, по крайней мере, воздержаться от фантазий, что израильское участие в региональном ответе на проблемы Израиля - иранскую угрозу, исламский радикализм, американскую безответственность или что-нибудь еще, может заменить продвижение в палестинском вопросе, а не быть следствием его".
Это не только неправильное мышление, учитывая хаос в арабском мире сегодня, но это опасно. Когда все арабские режимы шатаются и балансируют на грани развала, когда им серьезно угрожает рост джихадистских сил, говорить о мирных договорах, явных связях и нормализации отношений между Израилем и его соседями не только не своевременно, но и опасно. Открытые связи с Израилем могут поставить под угрозу режимы, заявившие о них.

Причина, по которой Израиль желает сотрудничать с Саудовской Аравией и ее соседями, такая же, как и их причины желания сотрудничать с нами. Вместе мы можем ослабить Иран более эффективно, чем по отдельности.

Если саудовцы отказываются от открытых связей с Израилем, потому что напуганы угрозами джихадистов, то Израиль должен отказываться от этих связей на том основании, что они сотрудничают с джихадистами.

Чем более расширяются наши совместные усилия, тем больше угроза результата, противоположного ожидаемому. С другой стороны, если ограниченные совместные операции будут успешными, то обоюдный стимул для дальнейшего сотрудничества будет расти.

Что касается палестинцев, то достаточно отметить, что в повестке дня саммита Обамы с представителями Совета по сотрудничеству стран Персидского залива палестинцы не упоминались вообще.

Если вопрос о палестинцах все-таки был поднят на саммите Обамы на этой неделе, то это только потому, что его подняли американцы. Арабы, в свою очередь, как и положено, немного пощелкали в унисон языками, осуждая Израиль. Затем они прочистили свои глотки и перешли к интересующей их теме.

И это возвращает нас к израильским дипломатическим “шишкам” в области безопасности и их устаревшим понятиям о мотивах наших арабских соседей.

Израиль сегодня сталкивается с двумя стратегическими угрозами, которые практически никак не связаны друг с другом. С одной стороны, мы имеем Иран. С другой стороны, мы имеем международную кампанию по делегитимации права Израиля на существование.

Иран - это региональная угроза.

Угроза делегитимации исходит, в основном, от западных стран, действующих рука об руку с ООП. Из аргументов, наподобие аргументов Хеллера, мы узнаем, что многие представители дипломатии и безопасности в высших эшелонах нашего общества считают их связанными между собой.

Это проблема, потому что такой взгляд на вещи только усугубляет ситуацию.

Иран - это преимущественно физическая угроза. Центр тяжести любой стратегии соперников Ирана - это физическое блокирование территориального продвижения Ирана в регион и его обретения ядерных бомб.

Сотрудничество между Израилем и государствами Персидского залива будет происходить вдали от телекамер. Общественная стратегия блокирования региональных и ядерных достижений Ирана - постоянно бить тревогу, в связи с угрозой Ирана для международной безопасности - это не самоцель. Цель этих предупреждений - развитие пространства для политического маневра, позволяющего осуществлять действия на местах.

В отличие от этого, последовательная борьба с угрозой делегитимации требует от Израиля действий почти всегда вне места событий. Для победы над разнообразными силами, стремящимися исключить Израиль из международного сообщества, Израиль должен разоблачать и дискредитировать цели кампаний, политические силы, осуществляющие их, и их источники финансирования.

Проблема в том, что для разработки грамотной стратегии противодействия кампании делегитимации, высокопоставленные должностные лица Израиля сначала должны понять, что происходит. И здесь к дискуссии имеют отношение палестинцы.

Сразу после дипломатического погрома ООН в августе 2001 года в Дурбане, Южной Африке, всего через год после возникновения мирного процесса в Кэмп-Дэвиде, палестинский конфликт с Израилем стал неотъемлемой частью широкой кампании отрицания легитимности Израиля и его права на существование.

За 14 лет Израилю не удалось выработать согласованную и успешную политику для противостоящих сторон, потому что наши высокопоставленные чиновники отказались признать то, что произошло, и вместо этого настойчиво утверждают, что кампания против нас зависит от будущего мира с ООП.

Мы увидели всю абсурдность этого мнения на этой неделе, когда один из главных переговорщиков ООП, террорист, ставший боссом безопасности и поклонником международного футбола, Джибриль Раджуб, нынешний глава Палестинской федерации футбола, добился реального прогресса своей давней попытки исключить Израиль из состава ФИФА.

Раджуб понимает, что любой успех, которого он добивается, будет иметь каскадный эффект в общей кампании исключения Израиля из сообщества наций. Вместо того, чтобы открыть контрнаступление, раскрывая, среди прочего, истинную природу Раджуба, чьи руки никак нельзя назвать чистыми, и превратить его в персону нон-грата в приличном обществе, Израиль предпочел притвориться, что он не враг нам и спокойно смириться с этим.

Те же чиновники, что ошибочно считали Раджуба мирным партнером в 1990-х годах, не могут признать, что он наш враг, одержимый использованием политической войны в качестве средства уничтожения Израиля. Чиновники, по-прежнему считающие, что легитимность Израиля связана с его способностью умиротворить ООП, не могут понять, что у ООП нет причин для существования за пределами кампании уничтожения легитимности Израиля.

У иранской угрозы имеются две черты, общие с кампанией делегитимации. Обе они угрожают существованию Израиля, хотя и по-разному. И обе требуют осуществления стратегических операций, противоречащих центральному израильскому стратегическому мышлению в последние 20 лет.

Нам не нужны открытые отношения с арабами. Мы больше получаем за кулисами, чем действуя в открытую.

А палестинцы не ключ к хорошим отношениям с Западом. Они обоснование антисемитизма.

У нас есть средства, чтобы справиться с обеими угрозами. Но для этого нам сначала потребуется оставить наши давние заблуждения.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё