Поиск по этому блогу

Загрузка...

Юридическая и оперативная оценка практики выбора военных целей Армией Обороны Израиля

Майкл Шмитт и Джон Мэрриам

В течение 50 дней летом 2014 года, Армия Обороны Израиля провела высокоэффективную воздушную и наземную кампанию против ХАМАСа в секторе Газа. Инициированный убийством боевиками ХАМАСа трёх израильских подростков, этот короткий, но мощный конфликт привёл к более чем 2,100 убитым на палестинской стороне, а также к широкомасштабным разрушениям и повреждениям её гражданской инфраструктуры. 

Израиль понёс во время этой операции примерно 70 потерь, включая солдат ЦАХАЛа, убитых в боях, и израильских гражданских лиц, сражённых беспорядочными ракетными ударами ХАМАСа по израильским населённым пунктам, которые также нанесли большие психологические потери терроризированным израильским гражданским лицам. Эта самая последняя глава в длинной саге конфликтов между Израилем и ХАМАСом даёт ещё один наглядный урок ужасов войны, но также и новую возможность исследовать действие закона принципов вооружённого конфликта на практике.

Израиль долго сопротивлялся публичным разоблачениям его методов военных операций и даже выполнения им некоторых пунктов закона о вооружённых конфликтах (LOAC), опасаясь, что его акции дадут оперативное преимущество его противникам и будут эксплуатироваться часто критически настроенными собеседниками других государств и в международных организациях защиты прав человека. Это может измениться. Вскоре после решения о начале военных действий ЦАХАЛ пригласил нас в Израиль изучить его методы планирования операций и исполнение LOAC. Мы посетили главный штаб руководства оперативными действиями ЦАХАЛа (подразделение сектора Газа), где наблюдали за планированием; рассмотрели процедуры планирования операций и наземных войск, и военно-воздушных сил; изучали организацию, обучение и методологию Службы Главного Военного Прокурора; посетили тоннель ХАМАСа для нападения; изучили боевые видеозаписи, включая видеозаписи открытые для широкого доступа, а также встретились с офицерами ЦАХАЛа — и юридическими советниками, и боевых офицеров — на различных командных должностях.

Наша цель не состояла в том, чтобы оценить просто завершённую кампанию (операцию «Защитная Скала»), а скорее докопаться до того, как ЦАХАЛ проводит операции в целом, с точки зрения людей, у которых есть реальный опыт планирования и экспертные знания LOAC. Результаты этого исследования будут изданы в двух связанных частях, одна — для военной полиции, другая — в академическом юридическом журнале.

Израильские методы планирования и их соответствие закону LOAC, вообще говоря, находятся в пределах господствующей тенденции современной государственной практики, но нюансы израильского подхода к планированию военных акций и LOAC могут быть поняты только в контексте определённой оперативной среды и стратегической обстановки, в которой должен сражаться ЦАХАЛ. Несколько ключевых факторов информируют в этом отношении о принятии решений ЦАХАЛом. Первым является та экстраординарная степень, до которой израильское население рассматривает себя как находящееся «под осадой». — Израиль окружен врагами, и оба из его главных антагонистов (ХАМАС в секторе Газа и Хизбалла в Ливане) обладают огромным количеством дешёвых, широко доступных, и очень неточных ракет, которые они регулярно запускают по израильским населённым пунктам.

Эти ракеты способны поразить практически всю страну. Следовательно, ЦАХАЛ вложил значительные средства и в такие оборонительные меры, как система «Железный купол», и в усилия по выявлению, воспрепятствованию и уничтожению ракетных арсеналов своих противников. Говоря в терминах LOAC, уничтожение ракет и ракетно-пусковой инфраструктуры (часто в военных целях используемой в виде жилых домов для того, чтобы сдержать нападение Израиля) имеет высокую степень «ожидаемого военного преимущества», таким образом, оно может оправдать (с точки зрения ЦАХАЛа) уровень побочного ущерба, который может быть оценён внешними наблюдателями как потенциально чрезмерный.

Вторым фактором, который занимает видное место в подходе ЦАХАЛа к адресности своих военных акций, является острое неприятие в израильском обществе больших военных потерь, в сочетании с повсеместным страхом солдат ЦАХАЛа попадания в плен и использования этого для оказания стратегического давления на Израиль. Эта реальность обретает яркий контраст, когда считается ужасным одобрение решения США на обмен пяти талибов за освобождение сержанта Боу Бергдала. Для сравнения, Израиль регулярно выпускает сотни, а иногда и тысячи, захваченных боевиков за возвращение пленных солдат ЦАХАЛа (или их останков), — и в отличие от талибов, участвующих в обмене США, Израиль уверен, что многие из выпущенных им, вскоре вернутся к терактам. Разница в перспективе может быть отчасти объяснена тем, что, в отличие от полностью добровольной профессиональной армии США, солдаты ЦАХАЛа являются призывниками; почти каждая израильская семья взрастила воина, который сталкивается, противостоит или непосредственно рискует быть захваченным в плен или пасть в бою.

Потому что ХАМАС хорошо понимает это определённую характеристику своего израильского противника, он использует обширную сеть тоннелей инфильтрации и маскирует своих боевиков среди гражданского населения вблизи от израильских поселений, в стремлении ошеломить и подавить отдельные позиции ЦАХАЛа. Таким образом, ЦАХАЛ отдаёт высокий приоритет уничтожению туннелей и инфраструктуры, поддерживающей их, и готов активно действовать и на земле, и в воздухе, чтобы искоренять боевиков ХАМАСа из гражданского населения, среди которого они прячутся. Удары по входам в туннель, по растворобетонным узлам, которые, как утверждает Израиль, используются для сооружения туннелей, а также по скоплениям ХАМАСа в гражданских кварталах, иногда заставляют сторонних наблюдателей задаваться вопросом, в какой степени Израиль чтит принцип различия, правило пропорциональности, и выдвигать к нему требование принимать меры предосторожности во время атаки.

Мы используем этот оперативный и стратегический контекст, чтобы исследовать, как ЦАХАЛ организован для борьбы, как проводятся и контролируются целенаправленные операции, и как СМИ позиционируются в предоставлении юридических консультаций и надзора за военными операциями. Рассматривается уникальная и ясная роль израильских судов в отношении текущих военных операций, а также каталогизируются и оцениваются акции ЦАХАЛа относительно выполнения требований закона LOAC. Последнее включает в себя, среди прочего, анализ израильских позиций относительно: Дополнительного протокола I как обычного международного закона; применение определения военных целей; непосредственное участие, вольные и невольные щиты из людей и концепция организованных вооружённых групп; размещение боевиков и военных целей среди гражданских лиц и объектов; эффект неопределённости и сомнений в ориентации; контекстное применение правила соразмерности; и меры предосторожности во время атак, особенно, предупреждения и оспариваемый метод «стучать-по-крыше» (своего рода предупреждение жителей домов, где укрываются боевики,  перед нанесением авиаударов израильскими ВВС – И.Ф.).

Вообще говоря, мы пришли к выводу, что позиции ЦАХАЛа по отношению к закону LOAC в значительной степени подобны позициям армии Соединённых Штатов. Более того, даже когда они отличаются, подход Израиля остаётся в пределах диапазона общепринятой практики США. ЦАХАЛ обслуживается корпусом высококвалифицированных и хорошо подготовленных юридических консультантов, которые работают с замечательной степенью автономности, а его операции подвержены обширному юридическому мониторингу. В то время как существуют правовые позиции Израиля, которые, конечно, могут быть спорными, мы обнаружили, что его подход к определению целей своих военных акций согласуется с законом, а во многих случаях, достоин подражания.

Майкл Шмитт является профессором международного права Центра Чарльза Г. Стоктона и директором Центра Стоктона по исследованиям международного права Военно-морского колледжа США. Его адрес: Twitter (@Schmitt_ILaw).

Джон Мерриам является юристом Армии США и содиректором Центра Стоктона Военно-морского колледжа США.


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё