Поиск по этому блогу

Загрузка...

Освободим наш Иерусалим

Даниэль Гринфилд

Воскресенье, 17 мая 2015

Когда Арабский легион Иордании захватил половину Иерусалима, произведя этническую чистку его еврейского населения, и аннексировал город, единственным признавшим аннексию государством была Великобритания, предоставившая офицеров и обучение, которые и сделали завоевание возможным. 

Раздел и этническая чистка Иерусалима стали возможными потому, что такие офицеры, как полковник Билл Ньюмен, майор Джеффри Локетт и майор Боб Слэйд, под руководством Глабба Паша, более известного, как генерал Джон Баго Глабб, чей сын позже принял ислам, вторглись в Иерусалим, используя под своим командованием мусульманские войска.


С тех пор, аннексия и этнические чистки стали международным мандатом. Казалось бы, абсолютно немыслимо, чтобы международное сообщество осудило людей, переживших этническую чистку и попытку геноцида, за возвращение в город, где они жили. Однако, осуждение евреев, живущих в районах Иерусалима, откуда они были этнически вычищены мусульманами как "поселенцы", живущие в "поселениях", и определение их как "препятствие миру», это стандартная политика Госдепартамента и Министерства иностранных дел. Это мир, который наступает, если этническая чистка не вызывает никаких возражений.
Называть "поселениями" еврейские дома Иерусалима, одного из древнейших городов мира, в котором все три религии региона ассоциируются с евреями и еврейской историей, это триумф искаженного языка, перед которым Оруэлл должен был снять шляпу. Как могли возникнуть «поселения» в городе, более древнем, чем Лондон или Вашингтон? Об этом нужно спросить Лондон и Вашингтон, и почему дипломаты настаивают, что еще один раунд израильских уступок принесет мир в регион.

Они говорят, что в Иерусалиме существуют три религии, но на самом деле, их четыре. Четвертая религия - это “истинная религия мира”, которая требует постоянных кровавых жертвоприношений, чтобы сделать мир возможным, которая настаивает на том, что мир наступит, когда евреи будут изгнаны из Иудеи и Самарии, изгнаны из своих домов в Иерусалиме, и еще раз превратятся в бездомных странников и нищих. Как ни странно, название этой религии даже не ислам, это дипломатия.

Дипломатия утверждает, что границы 1948 года, установленные арабскими странами, вторгшимися в Израиль, должны быть окончательными границами. А когда Израиль объединил Расколотый город в 1967 году, это был акт агрессии. В то время как вторжение в Израиль в 1948 году семи арабских армий - это законный способ установить границы. Когда Иордания подвергла этнической чистке Восточный Иерусалим, она установила стандарт, которому израильтяне обязаны следовать по сей день, оставаясь за пределами Восточного Иерусалима.

Вице-президент Байден был так расстроен частичным одобрением муниципалитетом Иерусалима строительства нескольких зданий в городе во время его визита, что это вызвало его легендарный приступ гнева. Хиллари Клинтон высказала свое возмущение Андреа Митчеллу на телеканале MSNBC: "Это было оскорбительно. И это было оскорбительно не только вице-президенту, который не заслужил этого." Дэвид Аксельрод просмотрел словарь синонимов и вышел на утреннее шоу, называя все "унижением". Два по цене одного.

Редакторы газет осудили израильское правительство за это тяжкое оскорбление администрации Обамы. "Провокация Израиля",- вскрикнула жирным шрифтом Chicago Tribune, называя это «дипломатической бомбой", взорвавшейся перед лицом Байдена. The Atlantic, желая попасть в унисон метафор действий, описала, как Израиль дает пощечину Байдену. Орда других обозревателей вскочила и бросилась изображать, как израильтяне избивают ногами бедного вице-президента, удерживая его голову в унитазе.

Был ли Джо Байден жертвой евреев или евреи были жертвами Джо Байдена, все зависит от ракурса. Гитлеровская администрация тоже была очень расстроена, обнаружив, что еврейские спортсмены будут участвовать в Олимпийских играх в Мюнхене в 1936. Если вы люди, подвергшиеся этнической чистке, вы должны оставаться подвергшимися этническим чисткам. Выигрывать золотые медали на Олимпийских играх или восстанавливать свои разрушенные синагоги - это плохой вкус. Это оскорбительно для тех, кто проводил этнические чистки и их пособников.

Это звучит как суровое обвинение, но это полная и бесспорная правда.

Когда мусульмане ворвались в еврейский город, несчастный Джо не плакал, что его бомбят дипломатическими оскорблениями и дают пощечины Менорой. Когда мусульманские страны финансирут жилье для мусульман в Израиле, не слышно гневных заявлений Клинтон и нет изысканного трепа от Дэвида Аксельрода. Жилье для мусульман в Иерусалиме или в любом другом месте Израиля - не проблема. Только жилье для евреев - это проблема. Дело не в Израиле. Если бы проблема была в Израиле, то арабы с израильским гражданством вызвали бы такие громкие завывания Байдена. Нет, проблема только в евреях.

Весь мирный процесс - это действительно длительное решение последней фазы еврейского вопроса. Проблема в том, как заявили многие дипломаты, что имеются евреи, живущие в местах, в которых хотят жить мусульмане. В Газе до 1948 года жили евреи, которые были изгнаны. Они вернулись, после чего были вновь изгнаны своим собственным правительством, в соответствии с международными требованиями. Теперь в секторе Газа живет только ХАМАС, и он такой же мирный и приятный без евреев, как нацистская Германия.

Но есть еще евреи на Западном берегу, и от них тоже нужно избавиться. Как только евреи будут изгнаны, там воцарится мир. Это не параграф из Mein Kampf, это не какая-то сумасшедшая проповедь телевидения Палестинской автономии, это консенсус международного сообщества. Этот консенсус заявляет, что единственная причина, по которой там еще нет мира, это то, что еще не достаточно евреев изгнаны из своих домов. Так далеко не заходили даже этнические чистки ради мира.

Мир наступит тогда, когда совсем не останется евреев. Это, конечно, неоспоримо. Просто посмотрите на Газу, Египет, Ирак или Афганистан, в которых живут в общей сложности два еврея, обоим за семьдесят. Или Пакистан, Саудовская Аравия и Сирия, где в настоящее время царит мир, потому что нет евреев. Некоторые могут сказать, что насилие возрастает пропорционально количеству мусульман, но мы все знаем, что так говорят расисты. С другой стороны, предположить, что насилие возрастает с увеличением числа евреев, живущих на землях, на которых хотят жить мусульмане, это только дипломатия. Здравый смысл, знакомый всем, кто во внешней политике, подсказывает, что это правда.

Как мы узнаем, когда мусульмане получат все земли, которые они хотят? Когда насилие прекратится. Всем известно, что соглашения ничего не значат. Независимо от того, сколько кусочков бумаги подписано, бомбы и ракеты будут продолжать взрываться. Реальные бомбы, которые убивают людей, а не метафорические, те, что расстраивают вице-президентов. Единственный способ достичь соглашения - это на ощупь, в темноте, отдавать участок за участком земли, пока взрывы не прекратятся и мусульмане не выполнят свою первоначальную цель - сбросить евреев в море.

Дипломатия - это замечательно, если ты дипломат, и ужасно, если ты кто-то другой, не имеющий безопасного выхода из страны, когда дипломатия терпит неудачу. А дипломатия в регионе всегда терпит неудачу. Кэмп-Дэвид и каждый договор, подписанный Израилем с мусульманскими странами, не стоит бумаги, на которой он написан. Имеет значение только мирный договор, подписанный танками и винтовками. Это договор, подписанный израильскими самолетами в египетском небе и израильскими солдатами, идущими через границу. Это договор, подписанный еврейскими фермерами и скотоводами, охраняющими своих овец и свои поля с винтовками через плечо. Единственно стоящий чего-то мир - это мир, завоеванный солдатами и поселенцами.

В 1966 году Иерусалим был городом, расколотым надвое, поделенным колючей проволокой и пулями мусульманских снайперов. Дипломатия не объединила его. Израиль почти до самого конца надеялся на дипломатию, пока не понял, что это вообще ничего не даст и единственный выход - воевать. Израиль не бросился в бой, его лидеры сделали все возможное, чтобы избежать конфликта, просили вмешаться международное сообщество и остановить Египет, желающий войны. Перечитайте заголовки за последние пять лет об Израиле и Иране, и вы получите представление о мужестве и решимости современных израильских лидеров.

Когда Израиль начал воевать, его лидеры не стремились освободить Иерусалим, они хотели удержать Иорданию от вступления в войну. Даже когда Иордания вступила в войну, они не ставили целью освобождение города. Божественное провидение и враждебность мусульман заставили его освободить Иерусалим и заставили сохранить его. Теперь некоторые из них хотели бы отдать его обратно, отдать еще одну жертву кровавому божеству дипломатии, чей алтарь переполнен потоками крови и жертвами всесожжения.

Празднуя Йом Иерушалаим, День Иерусалима, мы понимаем важность того, что город един и свободен только потому что дипломатия провалилась. Величайший триумф современного государства произошел только потому, что дипломатия оказалась беспомощной и бесполезной в сдерживании мусульманских геноцидальных амбиций. Если бы Израиль поддался международному давлению, а Насер был бы таким же искусным политиком, как Садат, то Шестидневная война выглядела бы, как война Судного дня в границах 1948 года, и Израиль, вероятно, не существовал бы сегодня.

Даже если евреи помнят всенародное ликование в честь Дня Иерусалима, те, кто осуществлял этнические чистки, и их сообщники заняты поиском способов изгнания евреев из Иерусалима, из поселков, деревень и городов. Речь идет не об арабских жителях Иерусалима, неоднократно утверждавших, что они хотят остаться частью Израиля. Речь не идет о мире, который так и не наступил после всех предыдущих раундов уступок, и не наступит после этого тоже. Речь идет о решении еврейского вопроса.

Пока евреи позволяют себе считаться проблемой, будет много тех, кто предлагает решения. И все решения неизменно включают предложения, что надо что-то делать с евреями. Это очень естественно, что если евреи - это проблема, то для ее решения нужно изгнать их или избавиться от них. Кровавый бог дипломатии всегда предполагает, что евреи - это проблема. Легче назвать евреев проблемой, чем назвать проблемой мусульман. Одни только цифры убеждают, что это так.

День Иерусалима - это напоминание о том, в чем реальная проблема и в чем реальное решение. Мусульманская оккупация Израиля - вот проблема. Исламизация Иерусалима - проблема. Мусульманское насилие в поддержку мусульманской оккупации Израиля и везде - проблема. Израиль - это решение. Только тогда, когда мы избавимся от лжи, когда мы перестанем верить, что мы проблема и признаем, что мы - решение. Только тогда мы будем свободны от Джо Байденов и Питеров Бейнартсов, Джимми Картеров и Бараков Обам, от Гиладов Ацмонов и Джереми Бен Ами. Только тогда освобождение, которое началось в 1967 году, будет завершено.

Только тогда мы освободим наш Иерусалим. Иерусалим нашей души. На всех нас возлагается задача освободить этот маленький Иерусалим, что внутри нас. Святой город, живущий в каждом из нас. Очистить окалину с его золотых ворот, вымыть грязь с его камней и изгнать захватчиков, подтачивающих наши сердца. Тогда мы посмотрим гордо на этот сияющий город. А потом поможем другим освободить свои Иерусалимы. Только тогда мы действительно будем свободны.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё