Поиск по этому блогу

Загрузка...

Обама: "Антисемитизм Ирана не делает его неразумным"

Ноах Ротман

21 мая 2015

Основой американской ядерной доктрины является концепция взаимного сдерживания. 

Это принцип, который основывается на предположении, что действующее лицо, которого вы пытаетесь удержать, имеет рациональный интерес в собственном самосохранении. 

Объект, имеющий склонность к самоубийству, или романтически настроенный к поэтически искупительным аспектам самосожжения, не может быть удержан. 


Совсем наоборот, эти иррациональные действующие лица могут пытаться спровоцировать своих противников, чтобы участвовать в насилии. Нет сомнений, можно ли позволять Ирану иметь ядерное оружие, по той причине, что Исламская Республика всеми признанный иррациональный международный игрок. Как сторонники, так и противники ядерного рамочного соглашения с Ираном разделяют это фундаментальное предположение. Этот факт делает последние комментарии президента Барака Обамы о режиме в Тегеране не только однозначно оскорбительными, но и приводящими в совершенное недоумение.

В недавнем интервью Джеффри Голдберга из The Atlantic, так высоко ценимого этой администрацией, что ему удается с почти метрономной регулярностью добиваться от чиновников Белого дома подстрекательских цитат, Обама, похоже, немного потерял свою бдительность. По вопросу Ирана и его ядерных амбиций, Голдберг отметил, что президент в прошлом утверждал, "очень красноречиво, на самом деле", что Исламская Республика заражена особо злобным штаммом антисемитизма. Уничтожение государства Израиль - это официальная политика Ирана. Это то, к чему Тегеран усердно стремится в качестве государственного спонсора терроризма, и это цель, которую он может достичь, если разработает одну (или более) ядерную бомбу.
"Вы утверждали", - спрашивает Гольдберг,- "что люди, зараженные антисемитским мировоззрением, объясняющие мир через призму антисемитской идеологии, не рациональны, не настроены на успех, не основаны на реальности, которую вы и я могли бы понять. И все же, вы также утверждали, что режим в Тегеране, который вы назвали антисемитским, помимо других проблем, имеющихся у них, все же практичный, реагирует на стимулы и проявляет признаки рациональности”.
Любезный собеседник президента вежливо отметил, что он не может увязать эти два совершенно противоположные утверждения. Голдберг спросил, со всей почтительностью, может ли президент помочь ему примирить это противоречие. Неубедительный ответ Обамы четко продемонстрировал, что если какая-либо сторона в этом разговоре страдала когнитивным диссонансом, то это был не Голдберг.
"Ну, то, что вы антисемит или расист, не исключает вашей заинтересованности в выживании. Это не исключает вашего рационального подхода к необходимости сохранить свою экономику на плаву. Это не исключает принятия вами стратегических решений, как вам оставаться во власти. И тот факт, что верховный лидер антисемит, не означает, что это перекрывает все его другие соображения. Вы знаете, если посмотреть на историю антисемитизма, Джефф, антисемитами были многие европейские лидеры, и были глубокие штаммы антисемитизма в нашей стране.
...
Они могли принимать иррациональные решения в отношении дискриминации, пытаясь использовать антисемитскую риторику в качестве организационного инструмента. В кулуарах, когда это возможно, они могут проводить политику, основанную на ненависти, а не на корысти. Но речь идет о больших деньгах, и нам становится совершенно ясно об иранском режиме за последние шесть лет, что наши расходы будут расти не только из-за их антисемитизма, но и из-за их возможных экспансионистских амбиций. Имеются в виду санкции. И военный вариант, возможность которого, как мне стало ясно, сохраняется. И поэтому я думаю, что вовсе не противоречат друг другу существование глубоких штаммов антисемитизма во власти и ее заинтересованность в сохранении режима, имеющего некое подобие законности в собственной стране, позволяющей выбраться из той глубокой экономической ямы, куда мы загнали их, и на этой основе они тогда будут потенциально готовы к соглашению, сворачивающему их ядерную программу.
Как бессердечно.

Во-первых, строгое соблюдение систем вредных верований, как антисемитизм или любая форма фанатизма, в корне иррационально. Это мировоззрение беспринципно, бездумно, жестоко, и из него можно сделать вывод, что мессианский подход Ирана к геополитике показывает его как безответственное международное действующее лицо. Белый дом в прошлом назвал антисемитизм и антиамериканизм Ирана пропагандой, предназначенной чисто для внутреннего потребления. Это классическая проекция пристрастности. Президент думает, что антисемитская агитация правящего класса Ирана - это чисто политическое позиционирование, потому что он сам часто делает заявления, в которые сам же и не верит.

Во-вторых, иррациональность - это не синоним безумия. То, что лидеры Исламской Республики - эффективные правители государства, и они могут источать пустые дипломатические любезности своим западным коллегам в Лозанне, не означает, что Тегеран не в состоянии делать расчеты, которые сторонние наблюдатели находят безрассудными. Иррациональность субъективна. То, что Тегеран может считать разумным давлением ощутимого преимущества, Запад может рассматривать как опасное балансирование на грани войны.

Для лидеров Исламской Республики, например, нет ничего нелогичного в вере, что террористическая атака на израильские объекты с применением оружием массового уничтожения консолидирует их власть. Более того, Тегеран может увидеть некоторые преимущества в неизбежном ослаблении напряженности между властями суннитов и шиитов региона, в результате израильского ответного реагирования. Это было бы нерационально, это вызвало бы региональную войну с применением оружия страшной разрушительной силы, но предположить, что этот стратегический подход полностью лишен здравого рассудка, было бы непониманием.

Барак Обама, скорее всего, ставит себя в трудное положение, когда он потворствует профессору, живущему у себя внутри, и разглагольствует о предметах, более подходящих для обсуждения в классах, чем в Овальном кабинете. Такие потакающие своим желаниям интеллектуальные упражнения, конечно, могут иметь место в вводной теории международных отношений, но их страшно слышать из уст Главнокомандующего Вооруженными Силами Америки. Если стратегический подход президента к Ирану основан на ложном предположении, что они, как и он, на самом деле не имеют в виду то, что они говорят на публике, последние 18 месяцев этой администрации будут особенно опасными.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё