Поиск по этому блогу

Загрузка...

Защищая свободу слова

Карикатура Боша Фостина - победителя Выставки карикатур Мухаммада
и конкурса в Гарленде, штат Техас, состоявшегося 3 мая 2015 года
(источник изображения: Bosch Fawstin)
Герт Вилдерс

21 мая 2015
Мы никогда не должны позволять запугать себя. И здесь, в Америке, вы имеете право делать снимки и рисунки, не оглядываясь на то, что об том говорит шариат. ... Если мы отреагируем на угрозы по поводу карикатур запретами на карикатуры, то террористы победили. ... Одни джихадисты хотят убить меня, но другие хотят заставить меня замолчать, ... преследуя меня юридически или политически. Все это происходит не в странах диктатур третьего мира, как вы думаете, а в западных демократиях.
И разрешите спросить: Где демонстрации мусульман, не согласных с насилием, совершенным во имя ислама и его Пророка? Я не встречал ни одной. Большинство может не совершать насилие, но и не выступает против него.
Свободное общество не должно предоставлять свободу тем, кто хочет уничтожить его. Мы должны поддерживать каждую страну и каждый народ, которым угрожает джихад. В их число входит Израиль, ...в чьем конфликте с арабами речь идет не о земле; это конфликт между свободой и тиранией.
Если мы сами будем осуществлять цензуру, не позволяя себе говорить об исламе, то скоро ислам начнет диктовать нам, как жить, как одеваться, как дышать. ... Именно так происходит распад цивилизации.
Свобода слова сегодня под угрозой. Не только в Европе, откуда я родом. Но и здесь, в Америке.

Последний раз я был в Соединенных Штатах меньше двух недель назад. Я был в Гарленде, штат Техас, где я выступил с программной речью на конкурсе карикатур на Мухаммеда.

Конкурс проходил в конференц-центре, где после убийства в Парижском Charlie Hebdo, исламская организация требовала ограничений свободы слова и запрещения карикатур на Мухаммада. Конкурс карикатур на Мухаммеда в Гарленде был организован, чтобы выступить против этого требования. Мы не должны позволять себя запугать.

Победитель конкурса в Гарланде - бывший мусульманин. Было-то очень символично то, что он был отступником. По законам шариата, вероотступничество карается смертью. По тем же законам, те, кто делают иллюстрации на пророка Мухаммеда, также караются смертью.

Победитель конкурса нарисовал Мухаммеда, яростно размахивающего мечом. "Нельзя рисовать меня",- говорит Мухаммед. Под картиной, художник написал: "Именно поэтому я рисую тебя!"

Это настоящий американский дух. Этот карикатурист - пример для всех нас.

Бош Фостин (второй слева), художник-карикатурист, победивший на Выставке
 карикатур на Мухаммеда и в конкурсе в Гарленде, штат Техас 3 мая представлен
со своим призом. а также (слева направо) Роберт Спенсер, Герт Вилдерс
 и Памела Геллер. (Источник изображения: Atlas Shrugs blog)
По законам шариата, изображение Мухаммеда - это преступление. Но художник - американец, он не живет в исламской стране. Он живет в Америке. И здесь, в Америке, вы имеете право делать снимки и рисунки независимо от того, что говорит шариат. И каждому также разрешается изменять свою религию и становиться отступником. И мы никому и никогда не позволим отнимать у нас эти свободы. Если Америка поддастся исламским законам, она перестанет быть Америкой. Ее иудео-христианские ценности будут потеряны. Ее цивилизация будет потеряна. Ее свободы будут потеряны.

Враги нашей цивилизации пытаются навязать нам шариат. Спустя всего несколько минут после моего выступления в Гарленде, на нас напали два джихадиста. Они выстрелили в ногу полицейского, но к счастью, были убиты прежде, чем смогли причинить больше вреда. Посредством насилия и терроризма, эти два джихадиста пытались навязать Америке шариат. Благодаря храбрым американским полицейским, им это не удалось.

Мы никогда не должны позволять террористам победить. Если мы отреагируем на угрозы по поводу карикатур запретами на карикатуры, то террористы победили. Но если мы отреагируем, делая даже больше рисунков и карикатур, сигнал ясен: террор не влияет на нас. Нас не запугать террором и насилием, мы будем делать прямо противоположное тому, чего хотят террористы. Террористы исчезнут.

Вот почему я пригласил показать гарландскую экспозицию карикатур в парламенте Нидерландов. Мы должны показать ее всему свободному миру. В Европе и Америке, Канаде, Австралии, по всей свободной Западе - мы должны подняться за свободу и выступить против ислама.

Прежде чем я продолжу, позвольте мне рассказать вам немного о себе.

Я избранный политик, член палаты представителей в Нидерландах. Я лидер Партии свободы. На последних всеобщих выборах мы получили около 10% голосов по стране. Я говорю от имени почти 1 миллиона человек. Моя партия - не маргинальное явление. Она даже стала самой большой партией, по данным недавнего крупного опроса национального телевидения.

Тем не менее, меня приговорили к смерти. Я в списке приговоренных к смерти Аль-Каиды и других исламских организаций, таких, как пакистанские талибы и ИГИЛ. Уже более десяти лет я живу в режиме защиты полицией 24 часа, 7 дней в неделю. Я живу с женой в армейских казармах, тюремных камерах и безопасных домах, только чтобы быть в безопасности. Куда бы я ни пошел, вооруженные полицейские сопровождают меня, чтобы защитить.

Одни джихадисты хотят убить меня, но другие хотят заставить меня замолчать. Не убив меня, но преследуя юридически или политически. Они пытаются обвинить меня в суде и поставить меня вне закона.

Все это происходит не в диктатурах третьего мира, как можно было бы ожидать, а в западных демократиях.

В моей стране, Нидерландах, несколько лет назад меня судили, потому что я выступил против ислама и исламизации своей страны. К счастью, я был оправдан. Но теперь я обвинен снова. И только потому, что я высказал свое мнение. Они называют мое выступление "разжиганием ненависти", но я только защищаю иудейско-христианские ценности нашей цивилизации и говорю правду об исламе.

Два месяца назад я был в Австрии, где во Дворце Хофбург в Вене я говорил об угрозе исламизации Европы. Исламские организации потребовали, чтобы австрийские власти судили меня за мои слова. А в прошлом месяце я был в немецком городе Дрезден, где я обратился на митинге к 15 тысячам человек. Прокурор направил на встречу своих офицеров, чтобы они слушали то, что я сказал, и могли оценить, обвинять ли меня в подстрекательстве.

Находятся ли в этой комнате шпионы или прокурор? Думаю, нет. На американцах нет намордников.

Две недели назад я был в Вашингтоне, округ Колумбия, и встречался с членами вашего Конгресса, по приглашению конгрессменов, которые хотели, чтобы я сообщил им о ситуации в Европе. Однако, два мусульманских конгрессмена, Кит Эллисон и Андре Карсон, хотели надеть на меня намордник. Они пытались добиться запрета для меня въезда в вашу страну. У них не получилось. Потому что в Америке люди все еще говорят свободно. И я не сомневаюсь, что американцы никогда не предадут свою свободу.

Потому что это суть того, что делает Америку Америкой! Это то, что делает Америку уникальной.

На карту поставлено больше, чем наша свобода слова. Само наше существование, наша свобода существовать находится в опасности. Если мы сами будем осуществлять цензуру, не позволяя себе говорить об исламе, то скоро ислам начнет диктовать нам, как жить, как одеваться, как дышать. ...

Мы потеряем даже право на жизнь, если мы не будем следовать законам шариата. Если мы поддадимся тоталитаризму, мы потеряем все, включая наши жизни. Именно так происходит распад цивилизации. Так погибают демократии.

Наш долг - убедиться, что это никогда не случится.

Конечно, я понимаю, что хотя сегодня большинство террористов - мусульмане, не все мусульмане террористы. Конечно, я понимаю, что террористов меньшинство - но их много.

Исследования Университета Амстердама показали, что 11% из 1 млн мусульман в Нидерландах готовы использовать насилие ради ислама. Это 100 тысяч человек в стране с 17 миллионами жителей.

Террористы могут быть меньшинством, но опросы показывают, что они опираются на поддержку большинства.

Исследования, проведенные в моей стране, показали, что 73% исламского населения Нидерландов считают мусульман, отправившихся в Сирию, чтобы бороться в джихаде, героями. А 80% турецких юношей в Нидерландах не считают насилие таких групп, как ИГИЛ, против неверных, ошибочным. Четыре из пяти.

И позвольте спросить: Где демонстрации мусульман, не согласных с насилием, совершенным во имя ислама и его Пророка? Я не видел ни одной, а вы? Большинство, возможно, не совершает насилие, но оно и не против него.

Мы не можем спрятать головы в песок и вести себя так, как будто всех этих фактов не существует. Мы должны видеть реальность.

В нацистской Германии тоже только меньшинство совершало злодеяния. Но большинство позволило этому происходить. В Советском Союзе тоже только меньшинство совершало ужасные преступления. Но большинство позволило им происходить.

Эдмунд Берк, великий философ свободы, как-то сказал: 
"Единственное, что необходимо для триумфа зла - это чтобы хорошие люди ничего не делали".
Итак, вот первый шаг к защите наших свобод: Осознайте факты, говорите правду, делайте выводы и действуйте в соответствии с ними. Если мы не будем действовать, мы непременно проиграем.

В такие времена, когда наши слабые лидеры закрывают глаза на опасную угрозу тоталитарного ислама, в такие времена, когда задача бить в набат свалилась на обычных граждан, в такие времена, свобода слова более важна, чем когда-либо.

Джордж Оруэлл однажды сказал:
"Чем дальше общество уходит от истины, тем больше оно будет ненавидеть тех, кто говорит об этом". 

Вот почему ваша Первая Поправка так важна. Она особенно нужна, чтобы защитить свободу слова тех, кто говорит правду, и кого ненавидят за это.

В словах "речь, разжигающая ненависть" сегодня есть очень конкретный смысл . В наше время проявлением ненависти считается критика ислама. Вам разрешается поставить крест в банку с мочой. Или изобразить Израиль нацистским государством. Это не считается актом ненависти. Но если вы изображаете Мухаммеда, выступаете против исламизации или скажете правду об исламе, вас считают экстремистом, подстрекателем или провокатором.

Истина в том, что чем больше у нас ислама, тем менее свободными становятся наши общества. За последние десятилетия, наши политики позволили миллионам исламских иммигрантов поселиться в наших государствах. Они пришли со своей культурой и со своими законами шариата. И теперь они пытаются навязать их нам. Вместо того чтобы сказать: "Если вы пришли в нашу страну, вы должны приспособиться к нам", наши политические лидеры сказали: "Сохраняйте свою культуру, мы уважаем ислам и его чувствительность”. Нигде не было поставлено требование ассимиляции иммигрантов.

А теперь европейские народы дошли до того, что вводят исламские табу в свои собственные законы. Когда свободолюбивые люди отвергают исламские табу, они называют это преступлением на почве ненависти. Критика ислама стала считаться речами, разжигающими вражду, и карается нашими собственными законами.

Мы сталкиваемся не только с исламизацией, но и с глупостью культурного релятивизма и со слабым, склонным к уступкам менталитетом наших политических лидеров. Эту трусость нужно прекратить. Если эта ситуация продолжится, она приведет нас к катастрофе.

Вот почему я делаю то, что делаю. Я не буду сидеть сложа руки, ожидая, пока наша цивилизация и демократия погибнут. Я выступаю против ислама, и выступаю против наших слабых лидеров. Я люблю свою страну, я люблю свободу, я не хочу жить в рабстве и именно поэтому я говорю.

Без Первой поправки последствия таких выступлений тяжелее, чем при ее наличии. Но тем не менее, наш долг остается прежним: Во имя свободы, мы должны говорить. Независимо от последствий. Потому что мы отстаиваем свободу и достоинство.

Правда - наше единственное оружие, мы должны его использовать. Свобода слова - хрупкая вещь, которую необходимо смело защищать. Пока мы можем свободно говорить, мы можем сказать людям правду и дать им понять то, что поставлено на карту. Политический, академический истеблишмент и СМИ Запада скрывают от людей истинные масштабы исламской угрозы. Мы должны распространить это сообщение. Это наша первая и самая важная обязанность.

Если иммигранты присоединятся к нашим законам и ценностям, мы рады будем, чтобы они оставались и наслаждались, как любой другой, всеми правами, которые гарантирует им наше общество Мы даже поможем им приспособиться. Но если они совершают преступления, выступают против наших законов, навязывают нам законы шариата или ведут джихад, мы должны изгнать их.

Мы должны перестать делать вид, что ислам - это религия. Ислам - это тоталитарная идеология, стремящаяся завоевать Запад. Свободное общество не должно предоставлять свободу тем, кто хочет его уничтожить. Как сказал Авраам Линкольн: 

"Те, кто отрицают свободу других, не заслуживают ее для себя".

Каждый халяльный магазин, каждая мечеть, каждая исламская школа, и каждая бурка рассматривается исламом как шаг к конечной цели: нашего подчинения.

И, наконец, мы должны помнить, что поскольку у ислама глобальные амбиции, мы все в опасности. Мы должны поддерживать каждую страну и каждый народ, которые находятся под угрозой джихада. В это число входит Израиль, единственная демократия на Ближнем Востоке,.в чьем конфликте с арабами речь идет не о земле; это конфликт между свободой и тиранией. Мы все должны поддерживать Израиль, потому что мы все Израиль. И мы никогда не должны доверять исламским преступным режимам, таким, как Иран. Договор с Исламским государством Иран о ядерном оружии - это пародия и серьезная угроза для безопасности Израиля и всего Запада.

Я из Европы. Вы американцы, но мы все в одной лодке. Мы должны объединиться против общего врага. Исламский поток силен, но Запад уже справлялся с ним раньше, и мы можем сделать это снова.

Рональд Рейган сказал, что 
"будущее принадлежит не малодушным, оно принадлежит храбрым."
Так давайте будем смелыми. И обеспечим наше будущее.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё