Поиск по этому блогу

Загрузка...

Горький опыт Gitmo отвращает молодёжь от джихада

Элен Гэйнли

ПАРИЖ (AP) – Он познал войну в тренировочном лагере аль-Каиды, провёл время в Гуантанамо и ещё больше времени – во французской тюрьме. С таким «послужным списком» Мурад Бенчеллали может показаться невероятным молодым советником, но он рассказывает свою историю молодым европейцам, предостерегая их от приманки джихада.
Этот 33-летний француз является одним из небольшого числа европейцев, представляющих своё джихадистское прошлое в качестве примера для других, отнюдь не для подражания. Многие считают, что такие люди, как он, это – мощный инструмента для сдерживания молодежи от поездки в Сирию, – в то время как западные правительства лишь опасаются таких.

Бенчеллали встречался с молодёжной аудиторией, по крайней мере, один раз в неделю во Франции, Бельгии и Швейцарии, чтобы убедить их в глупости присоединения к летящим, для вступления в группы «Исламского государства» или другим, ведущим «священную» войну в Сирии и Ираке.
«Есть молодые, которых уже соблазнили, к которым уже обратились»,
– рассказал Бенчеллали Associated Press.
«Они приходят, чтобы послушать, им любопытен и тот факт, что я, бывший заключённый Гуантанамо, разговариваю с ними ... Я даю им инструменты для понимания».


На этом фото, опубликованном 4 мая 2015 года джихадистским сайтом, которое подтверждается и согласуется с другой отчётностью AP, бойцы «Исламского государства» проходят колонной в городе Тель-Абьяд на северо-востоке Сирии. (джихадистский сайт через AP)

Верующий мусульманин, Бенчеллали, прежде всего, стремится удалить из джихада гламур. Когда ему было 19-лет, он рассматривал поездку в тренировочный лагерь Аль-Каиды в Кандагаре, Афганистан, как романтическое приключение. Реальность, он говорит молодёжи, оказалась шоком: изнурительные физические упражнения в страшном зное, тренировки с оружием и пропагандистские видео по вечерам, наряду с дурманящей строгостью организации жизни, – и обязательный 60-дневный минимальный лагерный бивак.

Потом пришло время терактов 11 сентября, а затем последовали американские бомбардировки в Афганистане и массовое бегство из Кандагара. Он бежал через горы в Пакистан, только чтобы быть арестованным и переданным в руки американских вооружённых сил, – и быть отправленным на базу ВМС США в Гуантанамо, на Кубе. Там он томился в течение двух с половиной лет в маленькой клетке. Он подал иск против США за пытки и конфискацию имущества.

В ходе своих встреч с молодёжью, Бенчеллали не проповедует против джихада, объясняя, что это будет дискредитировать его в глазах молодой аудитории. Он утверждает, что он не был настоящим джихадистом, потому что он никогда не брал в руки оружие в конфликте.

Европейские чиновники создают родительские «горячие» линии и другие инструменты, чтобы остановить поток сотен молодых людей, едущих в Сирию, но не хватает ноу-хау, чтобы сдержать этот исход. Тем не менее, они остаются подозрительными людьми, как Бенчеллали, опасаясь, что репатрианты могут иметь секретную миссию, чтобы втянуть молодёжь в экстремизм, а не отлучить их прочь.

Хамид Benichou, бельгийский полицейский, находящийся в контакте с группой матерей, чьи дети уехали в Сирию, опасается, что бывшие джихадисты могут «нести с собой зародыш исламизации». И Lassouri Бен Хамуда, чей 15-летний сын недавно отправился в Сирию, заявил, что Бенчеллали просто пытается «купить себя обратный билет» в общество.

Но многие аналитики говорят, что эти люди – так называемые «бывшие» – это именно то, что нужно, чтобы противостоять привлекательности джихада. «Возвращенцы» обретают доверие улицы, которое не способны получить чиновники и основные консультанты.

Бенчеллали чётко услышали некоторые мусульманские юноши на недавней встрече в перенаселённом иммигрантами пригороде Парижа Gennevilliers.
«Вы погружены в машину весьма организованной системы», – сказал он своей восхищённой аудитории. – «Вас бросили в другое измерение».
После этой встречи, один 18-летний юноша сказал, что в прошлом году он думал о том, чтобы поехать с другом в Сирию, после того, как имел контакт с Facebook, и не в полной мере похоронил эту идею. Он рассказал, что прислушался к сообщению Бенчеллали, потому что он «живёт этим» и «получает советы против него». Этот молодой человек говорил при условии, что он не будет назван по имени, потому что он не хочет, чтобы власти узнали об его играх с идеей джихада.

Великобритания имеет небольшие проекты, использующие «бывших», в том числе онлайн-глобальной сети «Против насильственного экстремизма», открытой для бывших радикальных экстремистов, выживших в терактах и всех, кто желает присоединиться. Эта сеть выросла из сайта 2011 года «Саммит против насильственного экстремизма», запущенного сайтом Google Ideas.

Несмотря на обеспокоенность этими репатриантами, существует общее согласие, что альтернативный рассказ о тревожных звонках, звучащих со стороны «Исламского государства», требует держать своих детей дома.
«Сейчас это только «Исламское государство», которое рассказывает историю, и я думаю, стоит иметь встречную историю, рассказанную бывшим боевиком, который сам был бы потенциально очень мощным»,
- рассказал Associated Press Петер Нойманн, директор Международного центра по изучению радикализации в лондонском Королевском Колледже.
Бенчеллали, пожалуй, единственный вернувшийся во Францию, который в настоящее время предлагает проверить реальность для тех, кого соблазнил джихад, истинную историю дезориентированной молодёжи, которая может зеркально отразить наивные импульсы тех, кто отправляется сегодня в Сирию.

Более 1200 французов путешествовали или планируют отправиться в Сирию, чтобы воевать за джихад, и это – самая большая группа среди западных стран. – «Но в глазах французского чиновничества», – говорит Бенчеллали, – «пёстрое прошлое делает бывшего экстремиста большей угрозой, чем сам источник».



Охранник стоит в карауле на башне над концлагерем Camp Delta Гуантанамо, 2007 год (фото: сержант армии США Joseph Scozzar / Public Domain)

Родители Бенчеллали и два брата были осуждены в 2006 году за терроризм, подозревались в предполагаемом заговоре атаковать российские интересы во Франции в поддержке боевиков в Чечне. В один момент, его старший брат Менад, считавшийся экспертом группы по химическим веществам, смешивал токсичные зелья, содержащие рицин в банках из-под крема для лица своей матери. Его мать и отец, имам в импровизированной мечети в мрачном пригороде Лиона, были изгнаны на их родину в Алжире. Братья отсидели в тюрьме и теперь свободно проживают во Франции.

Джон Г. Хорган, руководитель Центра исследований терроризма и вопросов безопасности при Университете Лоуэлла штата Массачусетс, сказал, что чиновники должны преодолеть свой страх проверяя таких людей, как Бенчеллали.
«Ну, может быть, там есть страх, если мы приглашаем людей в ... и они могут непреднамеренно служить маяком для радикализации или набора других, что может на самом деле иметь обратный эффект», 
– признаёт Хорган. Но «сказки разочарования (среди репатриантов) очень реальны, и мы, кажется, не в состоянии использовать их любой импульс».
«Тем не менее», – сказал Хорган, – «не каждый, вернувшийся с полей сражений, является хорошим кандидатом для профилактической работы. Он и другие эксперты считают, что кандидаты должны быть проверены, защищены и получить финансовую поддержку, – но с таким небольшим следом правительства, как это возможно.
«Вы можете столкнуться с возмездием со стороны вашего сообщества для ведения такой работы», 
– предупредил Магнус Рансторп из Шведского национального колледжа обороны.

Тем не менее, он тоже подчеркнул важность преподавания на следующем примере: – «Если вы действительно хотите достучаться до молодёжи, предотвратите их употребление наркотиков, наилучший человек, которого вы можете вытащить оттуда, это – бывший наркоман».

Для Бенчеллали, протягивающего руку помощи в критический момент, это – коллективная ответственность».

Он вспомнил встречу с сокамерником во французской тюрьме Флёри-Мерожи, который сказал ему, что это здорово, что он был джихадистом, – и он сказал, что хочет стать тоже.

«Услышав это, я знал, что я должен был объяснить», – сказал Бенчеллали. – «Объяснить, что это было моей ошибкой».

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё