Поиск по этому блогу

Загрузка...

Вместо изгнания ХАМАСа Израиль предпочитает его общее сдерживание в Газе

Митч Гинзбург

В период возобновления ракетных обстрелов, принимающие решения стремятся сохранить статус-кво и принудить правителей Сектора Газа к умеренности.

Солдаты пограничной охраны на границе с Газой принимают участие в учениях 22 марта 2015 года. Целью этих учений было воспроизведение сценариев уроков, извлечённых прошлым летом из операции «Защитная Стена». (Офис пресс-секретаря IDF)

Возвращение ракетного огня на юге Израиля высветило затруднительное положение ХАМАСа – он зажат в ловушке между Израилем и Египтом; в войне с ПА и салафитами; ему приходится разрываться между Саудовской Аравией и Ираном, – и возникает вопрос, является ли Израиль одним из нескольких участников «игры», остро заинтересованных в сохранении власти ХАМАСа в Газе.

Более того: разве это стратегия, которая удерживает на плаву? Имеет ли смысл увековечить господство заклятого и хорошо вооружённого врага или Израиль, региональная сверхдержава, должен использовать свою силу, чтобы облегчить изменения?

Пристальный взгляд показывает, что существует множество вариантов, и что нынешнее израильское руководство предпочитает, при построении своего курса, увековечить статус-кво, соорудить всё еще действующую систему «общего сдерживания», которая направлена, уже в течение долгого времени, на подрыв воли к борьбе исламистского врага.

Первый неиспользованный вариант, который подчеркнула недавно салафитская оппозиция ХАМАСа в секторе Газа, заключается в том, чтобы отказаться от политики военного и экономического сдерживания ХАМАСа и планов его свержения. Это – достижимая цель. Но вероятные результаты такого шага очевидны во всём ближневосточном регионе – хаос в западном Ираке, в Ливии, на Синае, и Голанских высотах, территориях, находящихся под сомнительным контролем салафистских групп.
Демонстрация салафитов в Газе, размахивающих флагами ISIS 19 января 2015 года
(фото MEMRI)
Некоторые говорят, что не надо бояться хаоса. Бывший начальник военной разведки Амос Ядлин утверждал во время 50-дневной войны летом прошлого года, что Израиль не должен бояться свержения ХАМАСа. Он указал на оперативную дисциплинированность ХАМАСа, его способность делать выводы, чтобы придерживаться своих стратегических целей и проливать кровь Израиля; и сказал, что маячит альтернатива, которая, по его словам, вполне может стать «Somaliazation» сектора Газа (термин, означающий хаос и беспорядки, в которые ввергнуто Сомали – И.Ф.), и, в конце концов, Газа станет менее враждебной территорией.

Ни достижение безопасности, ни лица, принимающие решения в правительстве, не будут причиной согласия с этой оценкой. Командир Южного военного округа, ответственный за наземную военную операцию летом прошлого года, был более искренним по этому вопросу. 
«Сегодня в секторе Газа ХАМАС является суверенным, и, как сейчас, так и в обозримом будущем, ему нет альтернативы в качестве власти над правительством» 
– признал генерал-майор Сами Турджеман на майской конференции, организованной региональными советами в приграничном регионе сектора, согласно сообщению вебсайта NRG.
Генерал-майор Сами Турджеман, в центре, консультируется с тогдашним
начальником штаба АОИ Бени Ганцем и другим офицером
во время операции «Защитная Стена» 2 августа 2014 года
(Фото: Иуда Ари Гросс /блок IDF пресс-секретаря / Flash 90)
«Израиль заинтересован в отношениях с сектором Газа», – продолжал он, – «потому что без этого там будет правительственный хаос, и реальность безопасности будет намного более проблематичной».
Египет и другие умеренные суннитские государства хотели бы увидеть Палестинскую автономию, вернувшую контроль над Газой. Беда в том, что в результате войны, ПА не показала никакого интереса в продвижении этой повестки дня. Турджеман назвал неспособность ПА восстановить этот контроль «непреложным» фактом.

Это сохраняет, среди непринятых альтернатив, вариант переговоров с ХАМАСом. В конце мая, экс-глава Моссада Эфраим Галеви выступал, и не в первый раз, за привлечение ХАМАСа к диалогу. Он заявил (на иврите) на ежегодной конференции Института Фишера, что переговоры потребуют подхода, который является «более реалистичным и менее идеологическим», и что это потребует «дипломатическую цену», но результат взаимодействия с врагами Израиля может оказаться более полезным, чем продолжающиеся и изматывающие войны без переговоров.

Израиль, во главе с премьер-министром Биньямином Нетаниягу и министром обороны Моше Яалоном, казалось бы, имеет другую повестку дня. Его краткосрочные цели, с точки зрения ХАМАСа, – но не только, – все отрицательные по своей природе: предотвращение проникновения исламистской группировки в жилые здания для использования своей военной мощи, предотвращение терактов, предотвращение хаоса, а также – отрицание экономических достижений ХАМАСа и предотвращение гуманитарной катастрофы.

Для некоторых это может показаться отчаянно мрачным: горизонт повторяющихся войн, нависающих, как смена времён года. Но нынешние руководители Израиля, похоже, придерживаются доктрины, сформулированной бывшим генералом Армии обороны Израиля и командующим Южным Округом, Дороном Альмогом. В статье, опубликованной на сайте Гарвардского Белфер-центра, он придумал термин «кумулятивное (общее) сдерживание».

Описывая недавно эту ситуацию, также и на конференции института Фишера, он сказал, что так же, как Израиль был в состоянии справиться с конвенциональной военной угрозой в ходе пяти войн между 1947 и 1973 годами, так же он смог это сделать в течение десятилетий, используя комбинацию военной мощи, национальной стойкости в виде сильной и стабильной экономики и стратегических договоров, таких, как с США и Египтом, наряду с некоторыми стимулами, – применяя процесс сдерживания. Так же, как некоторые из арабских лидеров перешли от тактики уничтожения к истощению в мирных переговорах, сказал он, так же и исламистские группы, подобные ХАМАСу, смогли бы, на протяжении многих лет, быть привлечены, как минимум, к долгосрочным соглашениям о прекращении огня.

Яалон, в своём презрении к западным понятиям, которые он называет «solution-ism» и «now-ism», казалось бы, выступает лишь за эту стратегию. В его метко названной автобиографии «Более длинный короткий путь», он писал, что если только Исламская Республика Иран была бы побеждена, Израиль мог бы адекватно решить исламистскую угрозу на Ближнем Востоке и продвинуться к региональным мирным соглашениям, которые, как он разъяснил, «полностью созревают лишь в течение многих лет».


Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё