Поиск по этому блогу

Загрузка...

Возможно, что черта, отделяющая антисионизм от антисемитизма, это - просто миф?

ЛеБрон Джеймс (слева) и тренер Дэвид Блатт


Джонатан Тобин

Токсичная смесь спорта и политики, особенно когда речь зашла об Израиле, задела меня ещё давно на Олимпиадах. Но даже в профессиональном спорте, где команды зачастую состоят из спортсменов со всего мира, нет иммунитета к вирусу ненависти. В то время как успех нового тренера Национальной баскетбольной ассоциации «Кливленд Кавальер» Дэвида Блатта был тепло принят израильтянами, сторонники усилий, чтобы лишить Израиль права на самооборону, придерживались другого мнения.


Те, кто не могут смириться с мыслью о гордом и патриотичном еврее, желающем связать себя с вновь обретённой родиной, бомбардируют Блатта оскорблениями, потому что он служит своей стране и, по некоторым сведениям, общается с премьер-министром Израиля. Если вы считаете, что игроки «NBA», представляющие на протяжении многих лет разные страны, которые не все любят, не подвергаются политическим испытаниям «лакмусовой бумажкой», то решение «The Nation» (старейший еженедельник США «левого» толка – И.Ф.) инициировать полномасштабную атаку на Блатта за его беспрекословное признание Израиля, возмутительно. И этот левый журнал демонстрирует, что линия, которая якобы разделяет антисионизм от антисемитизма, это – миф.

Как ни странно, газета «Нью-Йорк Таймс», спортивные страницы которой часто используется её редакторами для достижения политических целей, (эта статья подняла проблему ответственности за распространение ложной и расово-окрашенной информации о ложном изнасиловании, приведшей к временному расформированию команды «Duke Lacrosse»). Она рассматривала и справедливо, и честно, историю о различных путях в финал «NBA», предпринятых двумя тренерами. Схожесть между Блаттом и тренером команды «Golden State Warriors» Стивом Керром заключается в том, что оба имеют связи с Ближним Востоком. Отец Керра Малкольм был президентом Американского университета в Бейруте, прежде чем он был похищен и убит террористической группой Исламского джихада. Керр, который говорит по-арабски, родился в Ливане и жил на Ближнем Востоке со своей семьёй, прежде чем вернуться в Соединённые Штаты, чтобы играть за колледж и в профессиональном баскетболе. Он хотел принять на работу Блатта в качестве своего помощника, но прежде, чем этот человек привёл команду «Маккаби Тель-Авив» к чемпионству, его заманили в Кливленд. Сопоставление их связей с ближневосточным регионом и их пребывание по одну сторону «баррикад» представляет собой интересную спортивную историю.

Но репортёр «The Nation» Дэйв Зирин считает их происхождение поводом для повторения порочных левацких клеветнических заявлений против Израиля и его правительства. В его видении, Малкольм Керр – герой, который правомерно одобрен Ассоциацией исследования Ближнего Востока, вопиюще необъективной академической группой, способствующей бойкоту против Израиля и израильтян. С другой стороны, он считает Блатта достойным порицания, потому что он является сионистом, который верит в право евреев на свою родину и служил в израильской армии, защищая её от арабских террористов. Даже хуже, в его глазах то, что Блатт, как сообщается, на дружеской ноге с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу, которого «The Nation» заклеймила как расиста.

Давайте оставим в стороне искажения о Нетаниягу, а также глупости, звучащие в обвинении знаменитости, утверждающем, что он знаком с лидером своей страны. Реальная суть обвинений Блатта Зирином это – не близость к Биби; она заключается в его сионизме и в том, что он говорил о войне прошлым летом с террористами ХАМАСа:
«На мой взгляд, эта война является самой справедливой войной Израиля, которую я помню в последние годы. Я действительно сожалею о том, что происходит в Газе, но нет сомнений, что мы должны были действовать там так, чтобы в Израиле было тихо раз и навсегда для всех».
Блатт был прав, но для Зирина это возмутительно из-за числа жертв среди гражданского населения палестинцев, которые использовались террористами ХАМАСа в качестве живого щита. Зирин забывает включить в с вой счёт войны тот факт, что ХАМАС и его союзники Исламского джихада запустили несколько тысяч ракет по израильским городам и селениям, а также тоннели, вырытые под границей с Израилем, которые использовали, чтобы облегчить попытки похищения и убийства евреев.

Он противопоставляет израильскому патриотизму Блатта и его вере в людей своей страны, желанию жить, не подвергаясь опасности постоянного, смертельного терроризма, некоторые цитаты из Стива Керра, в которых тот справедливо говорит, что не все арабы или мусульмане должны быть обвинены в терроризме. Прежде следовало бы сделать некоторые менее оправданные замечания по поводу американцев, которых надо бы спросить, почему террористы нас ненавидят.

Керр вырос в атмосфере, в которой преобладали такие взгляды, и хотя я нахожу их беспокящими, как и почти все любители спорта, я заинтересован в его политических взглядах не больше, чем в принадлежности Блатта к тем или иным спортивным обществам. Обоих следует рассматривать как спортивных деятелей, а не политиков, и, соответственно, приветствовать аплодисментами или надсмехаться над их работой с их командами на площадке, – и ничего больше.

Но, конечно, дух честного соревнования не представляет никакого интереса для таких спортивных обозревателей, как Зирин, который, по «великой» традиции марксистской журналистики, использует спорт в качестве предлога, чтобы оседлать излюбленного политического конька. Но в случае Блатта и его невозмутимого сионизма, Зирин идёт дальше, чем просто придаёт политическую окраску оптимистичной истории об американце, который обрёл за рубежом тренерский успех, прежде чем вернуться домой и одержать победу в «NBA». Для левых антисионистов, Блатт должен был быть выбран для осуждения таким образом, чтобы ни один другой тренер или игрок из другой страны никогда не приехал туда из-за того, что видел в лице Израиля уникального злодея. Ни один игрок из Китая, который сфотографировался с тиранами своей страны, не получил такого отношения. Так же, как и любой другой игрок «NBA». Только еврей, который говорит, что евреи заслуживают своей страны и не должны быть убиты террористами, должны подвергаться критике.

Каковы бы ни были его симпатии в ближневосточном конфликте, Керр понимает цену терроризма на личном опыте. Так что очень многие израильтяне, которые пострадали, как и он сам, в результате нападений со стороны Исламского джихада и других исламистских и палестинских группировок. Смерть Малькольма Керр должен был принять в качестве примера того, что происходит, когда такие группы, как ХАМАС, остаются невиновными в глазах их иностранных болельщиков, таких, как Дэйв Зирин. Но факт, что Зирин, который не может использовать свое еврейское происхождение в качестве защиты, осуждает израильтян и евреев по другому стандарту, чем любой другой народ. Хотя он может признать антисионизм более точным термином для своего бренда смещения к антисемитизму.

Перевод: +Игорь Файвушович 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё