Поиск по этому блогу

Загрузка...

Энергетический кризис в Израиле, созданный популистами

3 июля 2015

Реальная причина падения инвестиций в Израиле совсем другая. И чтобы понять это, мы должны разобраться в недавних событиях в газовой промышленности.

Каролин Глик, JPost

Прямые иностранные инвестиции в Израиль находятся в свободном падении. По данным доклада, опубликованного в прошлом месяце конференцией ООН по торговле и развитию, (UNCTAD), прямые иностранные инвестиции в Израиль в 2014 году были на 46 процентов ниже уровня 2013 года, снизившись с $ 11,8 млрд до $ 6,4 млрд. За тот же период в среднем во всем мире прямые иностранные инвестиции упали лишь на 16%, то есть падение инвестиций в Израиле было почти в три раза больше средне-мирового.

Некоторые, в ответ на доклад, обвиняют во внезапном спаде операцию “Несокрушимая скала” или движение за бойкот Израиля. И, вероятно, это мнение в чем-то оправданно, хотя и не во многом.
После окончания своих войн Израиль довольно быстро восстанавливается. После 2006 года влияние войн на экономический рост Израиля было незначительным.

Что касается бойкота, то он вряд ли играет существенную роль. Только 5% израильского экспорта составляют потребительские продукты, способные навлечь на себя гнев юдофобов. Остальные 95% - “бизнес для бизнеса”, т.е. операции между компаниями, израильский экспорт продуктов, изготовленных совместно с другими странами и поэтому в значительной степени застрахованных от бойкотов.

Реальную причину оттока инвестиций нужно искать в другом месте. И чтобы понять это, мы должны разобраться в недавних событиях в газовой промышленности.

В течение почти 60 лет, с 1952 по 2011 годы, ситуация в энергетическом секторе Израиля была стабильной. По закону, государство должно было получать 12,5% роялти, отчислений от продажи энергоносителей, разработанных владельцами лицензий на разработку, в дополнение к нормальной величине корпоративных налогов.

Эта ситуация хорошо подходила для рынка, где затраты на разведку и разработку высоки, а шансы на прибыли не велики.

Альтернативные издержки также играли роль в определении дружественных к инвесторам лицензионных условий. Из-за арабского экономического бойкота, компании, подписывающие энергетические контракты с еврейским государством, рискуют получить отказ в энергетических контрактах с арабскими государствами. Вероятность получения прибыли инвестором на энергетическом рынке Израиля низка, тогда как вероятность прибыли на арабских энергетических рынках весьма высока.

Когда в конце 2006 года американская фирма Noble Energy приняла участие в разведке газовых месторождений в бассейне Левиафан, включающего в себя также газовое месторождение Тамар, шансы найти газ не считались высокими. Фирма Noble Energy вышла на рынок после того, как British Gas отказалась от своих прав на месторождения, потому что они не были признаны выгодными.

Без фирмы Noble, или какой-либо другой с сопоставимыми возможностями и опытом, Израиль не был бы в состоянии разработать или запустить месторождения. Фирме Delek Energy и другим израильским партнерам не хватало мощностей для выполнения необходимых сложных операций. Для разработки газового месторождения Тамар была построена скважина на 500 метров воды глубиной 5000 метров. Бурение проводилось при чрезвычайно высоких давлениях и под толстым слоем соли.

Бурение на месторождении Тамар стоило фирме Noble и ее израильским партнерам $ 140 млн. Для транспортировки газа в Израиль требовались дополнительные инвестиции в размере $ 4 млрд.

Когда в конце 2008 года Noble начала бурение, она оценивала свои шансы на успех в 35%. Не ожидалось, что месторождение Тамар будет особенно велико. Но в начале 2010 года стало ясно, что Noble, Delek и их меньшие партнеры сорвали джекпот. Месторождение Тамар с его девятью триллионами кубических футов (TCF) (254,85 млрд кубометров) природного газа стало крупнейшим в мире, открытом в 2009 году.

В 2011 году удачи компаний Delek и Noble продолжались, когда бурение полей Левиафана позволило определить запасы газа в нем на уровне 21 триллиона кубических футов. Это поставило месторождение Левиафан на уровень крупнейшего за десятилетие. Общий объем газа в этих двух месторождениях не только достаточен, чтобы сделать Израиль энергетически независимым на десятилетия. Суммарный объем газа в двух месторождениях достаточен, чтобы превратить Израиль в значительного игрока на мировом энергетическом рынке.

Вместо того, чтобы праздновать эту чудесную находку, а потом сидеть и ждать, пока потекут налоговые поступления и отчисления, добавляя неожиданные миллиарды в экономику Израиля, а также дополнительных инвесторов, стекающихся к его берегам и выпрашивающих лицензии на разработку, невзирая на их стоимость, популисты Израиля набросились на неожиданную находку фирм Delek и Noble, как уличная банда, пытаясь ограбить их.

Здесь необходимо отметить, что, помимо лицензий на продажу, правительство не сделало ничего для разработки и развития газовых месторождений. Оно не имело экономических рисков. Тем не менее, из содержания дискуссии, начатой ​​в 2010 году, вы, возможно, решили, что клерки из Министерства финансов и оппозиционные депутаты в Кнессете ныряли на дно моря и добывали газ своими руками.

Арендованное сборище, состоящее из социалистов - политиков, активистов регуляторов, бюрократов, все ужасно расстроены, что свободные рыночные силы обогатили инвесторов без их разрешения, и потребовали конфискационных отчислений из прибыли от энергетического ресурса, полученного Израилем, только потому, что частные компании вложили сотни миллионы долларов, чтобы добыть его со дна моря.

Вместо того, чтобы поддержать инвесторов и осадить популистских хулиганов, тогдашний министр финансов Юваль Штайниц присоединился к толпе и назначил Комитет Шешинского. Комитету было поручено рекомендовать способы нарушения контрактов правительства с энергетическими компаниями, чтобы конфисковать гораздо большую долю их будущих прибылей.

Комитет Шешинского и закон 2011 года о непредвиденной прибыли, провозгласил, что согласно его рекомендаций, прибыль от добычи энергии облагается налогом в размере от 52% до 62%, а не 27% по корпоративной ставке. Увеличение налогов было применено задним числом к фирмам Noble, Delek и остальным обладателям лицензий.

Генеральный директор фирмы Noble Чарльз Дэвидсон гневно отреагировал на изменившуюся регуляторную среду, заявив в The Wall Street Journal:
"Изменение условий, имеющее обратную силу, это вопиющее нарушение, и оно быстро сдвинет Израиль в нижний ярус стран для инвестиций в энергетическом секторе."
Похоже, Израиль начинает убеждаться в правоте его слов.

С тех пор, как Европейский Союз начал угрожать Израилю экономическими бойкотами, правительство справедливо призвало экспортеров диверсифицировать свои рынки для того, чтобы снизить зависимость Израиля от Европы. Диверсификация рынков в газовой промышленности означает экспорт газа на азиатские рынки. Чтобы открыть путь израильскому газу на азиатские рынки, Noble и Delek начали переговоры о продаже 25% акций месторождения Левиафан компании Australia’s Woodside Petroleum. Компания Woodside обладает техническими и маркетинговыми возможностями продавать газ Израиля в Азии.

В мае 2014 года Woodside была готова подписать контракт с Noble и Delek и вложить в Левиафан $ 2.7 триллиона инвестиций. Но в последнюю минуту, Woodside отказалась от сделки. Она заявила, что готова пересмотреть это свое решение, если Израиль введет "существенные изменения" в инвестиционную среду.

Несмотря на драконовские налоги, имеющие обратную силу, Delek и Noble не отступили. Они подписали новый контракт с правительством, в соответствии с новым законом, несмотря на высокие налоги и тот факт, что закон требует от них продать свои права на небольшие месторождения Танин и Кариш.

Но популистам этого показалось мало. В декабре прошлого года Дэвид Гило, глава антимонопольного департамента Министерства финансов, заявил, что сделка была незаконной, так как Delek и Noble - "страшные монополисты", имеющие почти полный контроль над газовой промышленностью Израиля. Гило определил, что они должны прекратить партнерство, и продать свои акции также на месторождения Тамар и Левиафан.

В ответ, фирма Noble объявила о приостановке своего участия в развитии месторождения Левиафан. Если в 2014 году ожидалось, что Левиафан будет введен в эксплуатацию в 2017 году, в настоящее время производство газа на нем не начнется раньше 2020 года, как минимум.

Когда было создано новое правительство, премьер-министр Биньямин Нетаньяху, поддержавший закон 2011 года о сверхприбылях, решил обойти Гило и одобрить сделку предыдущего правительства, подписанную с фирмами Delek и Noble. Все, казалось, встало на свои места, когда на прошлой неделе кабинет безопасности одобрил сделку. Но затем министр экономики Арье Дери решил ”оживить футбол” и отказался подписать необходимое для реализации решение кабинета министров.

На этой неделе мы были свидетелями еще одной популистской атаки на Noble и Delek. Теперь популисты-социалисты требуют, чтобы правительство соблюдало постановление Гило, используя его выражение "страшные монополисты" при каждом удобном случае.

Но, как и большинство других популистских экономических протестов, требования социалистов не имеют никаких оснований. Заявление о монополизме компаний Delek и Noble в развитии газовой отрасли- чушь. Они лицензиаты. Они купили свои лицензии на законном основании и соблюдают их условия. Они даже согласились платить больше, когда государство скандально приняло закон и применило свои драконовские правила задним числом.

Кроме того, Delek и Noble не могут диктовать цены на газ. Израилю не требуется покупать у них газ. Причина, по которой Delek и Noble стали единственными поставщиками Израиля, в том, что Израиль решил купить у них весь добытый ими газ после того, как Египетское правительство Братьев-мусульман отменило газовую сделку, подписанную Израилем с его предшественником.

Если правительство считает, что Delek и Noble запросили слишком большую цену за газ, Израиль имеет право искать его в другом месте.

С точки зрения будущего роста израильских энергетических рынков, возможно, худший аспект решения государства испортить отношения с инвесторами - это время. Правительство сделало это прежде, чем они имели возможность ввести месторождение Левиафан в эксплуатацию. В действующем нормативном хаосе газ может остаться в море навсегда.

Какая серьезная энергетическая компания согласится инвестировать сейчас? Весь энергетический сектор мира уже знает, что нельзя доверять израильтянам. Любой исследовательский проект в Израиле - дважды азартная игра. Сначала вы бросаете кости, когда начинаете разработку месторождения, которое может, по всей вероятности, быть пустым. Но если случится, что вам повезет, у вас есть все основания ожидать, что государство придумает способ захватить ваши будущие прибыли.

Это возвращает нас к докладу UNCTAD на прошлой неделе. Популистское и коррумпированное отношение Израиля к компаниям Delek и Noble - это мощный предупреждающий знак для инвесторов. Нельзя не только спешить вкладывать в Израиль, но и нужно держаться от Израиля подальше.

Если мы хотим исправить урон, нанесенный нашему энергетическому рынку конкретно и израильской экономике в целом, для этого есть только один путь. Кнессет должен отменить закон о сверхприбылях 2011 года, закончить все попытки определить сотрудничество с Delek-Noble как монополию и прекратить изыскивать новые, творческие способы захватить их прибыли.

Затем, Кнессет должен принять закон, который будет защищать инвесторов от попыток задним числом изменить условия эксплуатации лицензий, которые они получают от государства Израиль.

У Израиля достаточно проблем с антисемитским движением бойкота, растущим не по дням, а по часам. Мы должны обуздать наши популистские тенденции и перестать заставлять тех, кто хочет инвестировать в Израиль, чувствовать себя дураками.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё