Поиск по этому блогу

Загрузка...

Бесполезные еврейские организации

30 июля 2015

Даниэль Гринфилд, FPM

После сделки с Ираном американские евреи обратились к “истеблишменту” либеральных еврейских организаций, которым они многие годы выписывали многочисленные солидные чеки, ожидая, что они будут делать что-то нужное.

И организации делали то, что они умеют делать лучше всего. Они выражали озабоченность.

ADL был "глубоко обеспокоен" ядерной сделкой с Ираном два года назад. Теперь он объявил, что имеет "причину для беспокойства". Неизвестно, будет ли следующий босс ADL, закадычный дружок Обамы, Джонатан А. Гринблатт, так же обеспокоен, но это и не важно, поскольку озабоченность ADL стоит столько же, сколько Dolce Latte со льдом и корицей в Starbucks, пять баксов.

AIPAC также "глубоко обеспокоен" сделкой. Как и Джон Бонер. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун также был "глубоко обеспокоен" ядерной программой Ирана восемь лет назад. МАГАТЭ был "глубоко обеспокоен" этим четыре года назад. И Обама "глубоко обеспокоен” американцами, задержанными в Иране. Последний раз он был "глубоко обеспокоен" предметом два года назад.

Выражение обеспокоенности, глубокой или не очень, это бессмысленная формула, которая успокаивает людей, действительно расстроенных проблемой и думающих, что организации, иначе игнорирующие эти проблемы, наконец отнесутся к ним всерьез.

После четырех лет консерваторы поняли, что обеспокоенность Бонера немногого стоит. Американские евреи озадачены, осознав, что организации, от которых они ожидали помощи, совершенно бесполезны.

Американский еврейский либерализм основан на утешительном мифе, что во времена кризиса, его организации решительно действуют и берут на себя ответственность за проблему, спасают евреев от Холокоста, сохраняют советское еврейство и сражаются за Израиль. В реальной жизни, руководство имеет долгую историю борьбы с «радикальными» и «экстремистскими» группами, которые на самом деле все это делали. Затем, в конечном итоге, оно успевало запрыгнуть в последний вагон поезда и претендовало на признание своих заслуг.

Когда собранные для Израиля средства направлялись в другую сторону, истеблишмент придерживался воинственно антисионистской позиции.

В 20-е годы руководство направляло деньги не в Израиль, а в "еврейские" сельскохозяйственные колонии СССР. В то время, когда будущее Израиля висело на волоске, Американский еврейский конгресс спонсировал доклад Луи Фишера, сторонника и пропагандиста коммунизма (и будущего антикоммуниста), который отрицал наличие голода и призывал потратить миллионы на советские колонии.

По проекту JDC “Агро-Джойнт” на развитие сельского хозяйства СССР было направлено больше средств, чем в Израиль. Кругленькие суммы, которые можно было бы использовать на спасение бесчисленного количества евреев от Холокоста и построение сильного Израиля, вместо этого ушли в СССР. Когда коммунисты получили все, что они хотели от своих полезных идиотов, многие работники Джойнта закончили свою жизнь, колонизируя ГУЛАГи.

Это был один из самых ранних расколов между сионистами и антисионистами в американской еврейской жизни, когда антисионисты были сторонниками коммунистов или их полезными идиотами. Как заметил Стивен Уайз,
"Поборники этой колонизации больше беспокоились о России, чем о евреях".
$ 16 млн собранных евреями средств (сумма, более чем в два раза превышающая ту, что направил JDC Израилю), сопровождались пропагандой, утверждающей, что евреи советских поселений нашли «новую жизнь» и «счастливое будущее». Дэвид А. Браун, антисионистский глава Объединенной еврейской кампании, заявил, что эти деньги помогут избавиться от антисемитизма. Вскоре большинство сотрудников Джойнта были расстреляны или брошены в тюрьмы Сталиным.

Но тогда больше десяти лет и немалые деньги были утрачены. К тому времени, советский проект колонизации был полностью дискредитирован, а британские ограничения на еврейскую иммиграцию закрыли другую дверь.

В 1943 году, Джеймс Н. Розенберг, босс Джойнта, заявил, что мир должен извлечь урок из “отношения России к меньшинствам”. Тем временем в СССР началась борьба с «безродными космополитами», закодированной ссылкой на евреев. Два русских еврея, которых он приглашал в гости, Соломон Михоэлс и Ицик Фефер, вскоре были убиты Сталиным как часть более крупной чистки советских евреев.

Ничему не научившись на жестоких убийствах своих людей Сталиным, антисионист Розенберг предложил, чтобы европейские евреи после войны переезжали в СССР.

В конце концов в 1950 году Розенберг, чье произведение "В степях" было ключевым элементом пропаганды советских колоний, запоздало признал, что его проект "закончился пылью, пеплом и смертью".

Израиль существует не благодаря деятельности еврейских организаций, а вопреки ей. Он существует потому, что пока боссы этих организаций в Нью-Йорке проглатывали советскую ложь, молодые еврейские фермеры возделывали землю в Израиле. Если Израиль выжил, то это благодаря его фермерам, а не коррумпированным боссам Нью-Йорка.

Еврейский истеблишмент всегда был антисионистским. Он был антисионистским еще до основания государства Израиль. Он антисионистский сегодня. И тогда, и сейчас он маскируется, не признавая, что за его отговорками стоит антисионизм, а деньги перенаправлены на его любимые политические дела. После того, как Израиль победил, история была переписана и антисионистский еврейский истеблишмент превратился в сионистский, даже если он стал сионистским только по названию.

В 20-е годы руководство еврейских организаций направляло помощь не в Израиль, а в СССР. В 30-е годы появилась более важная причина, чем спасение евреев от нацистской Германии, она называлась Франклин Делано Рузвельт.

Еще раз еврейский истеблишмент был "глубоко обеспокоен" массовым убийством евреев и был готов провести столько митингов, сколько потребовалось на выражение глубокой озабоченности. Единственное, чего он не мог и не стал делать, это предъявить требования к либеральному президенту, возникшему как прогрессивный герой.

Это выпало делать еврейским радикалам и экстремистам из группы Бергсона, которые давали гневные объявления в газетах с гротескными заголовками, например: "Поставляем человеческих особей по $ 50 за шт."

Рузвельт был гораздо более озабочен чувствами мусульман, чем жизнями евреев. В конце войны Рузвельт сказал, что он больше узнал о еврейской проблеме из пятиминутного разговора с королем Саудовской Аравии, чем он мог бы узнать из многочисленных писем. В Ялте Рузвельт сказал Сталину, что он с удовольствием отдал бы королю Саудовской Аравии "шесть миллионов евреев Соединенных Штатов".

Король Саудовской Аравии заявил: 
"Слово Аллаха учит нас, и мы всецело верим в это, ...что для мусульманина убить еврея, или быть убитым евреем - залог того, что ему обеспечен немедленный вход в рай к августейшему Аллаху. Тогда чего еще может желать мусульманин в этом жестком мире".
Помощник госсекретаря Брекенридж Лонг, хитро блокировавший еврейские усилия по спасению людей, писал в своем дневнике, что 
"весь мусульманский мир вспыхивает при первых признаках того, что союзные войска пытаются взять еврейский народ под свою защиту на мусульманской территории".
Задолго до Обамы или Картера либеральный президент жертвовал евреями во имя мусульманского антисемитизма, при соучастии основных еврейских организаций, обещавших своим избирателям, что их дипломатия во внутренней политике будет успешной. А после гибели шести миллионов, организации, позволившие им умереть, провели остаток века, собирая средства от их праха на создание программ толерантности и больших зданий.

В 60-е годы пришло, наконец, время и для СССР. Десятилетиями еврейский истеблишмент выражал "глубокую озабоченность" по поводу организованного преследования евреев в СССР. И пока истеблишмент сосредотачивался на создании линий связи для диалога об открытом обществе в СССР, молодые еврейские активисты Америки организовывали протесты. Они не просто устраивали митинги, они разрушили сам диалог, которого так хотелось истеблишменту.

Как и группа Бергсона, эти активисты были молодыми и резкими. Их не интересовали встречи с чиновниками. Вместо этого они поняли, что им придется быть назойливыми, чтобы добиться успеха.

Они не были "глубоко обеспокоены". Они действовали.

Если ядерная сделка Обамы провалится, это не будет делом людей из истеблишмента. Истеблишмент вкладывает средства в собственный авторитет и политику. Он превратит борьбу со сделкой с Ираном в шоу, пока не закончатся средства, а затем признает свое жалкое поражение. А деньги пойдут на финансирование его дел.

Истеблишмент не будет противостоять Обаме, как он не противостоял Рузвельту. Реальные действия будут исходить от случайных коалиций, как, например “Stop Iran Rally”, которые сводят воедину людей и проблемы. И они придут от горстки детей, делающих то, что должны делать, но не делают взрослые.

Бергсону было слегка за двадцать, когда он начал свою деятельность. Деннису Прагеру было немногим больше двадцати, когда он начал работать в качестве национального представителя группы “Борьба студентов за советских евреев”. Там, где истеблишмент потерпел поражение, им удалось привлечь внимание государства к неотложной проблеме.

Истеблишмент не создаст креативных решений, они появятся извне. Истеблишмент проиграл со счетом 0:3, когда надо было создавать Израиль, преодолевать Холокост и бороться за советских евреев. Ожидать, что он сделает больше в случае Ирана, чем выразит "глубокую обеспокоенность", это формула для разочарования.

Миновало время внутренней дипломатии, когда боссы общаются с политиками и уходят с четырьмя фунтами пустоты в разорванном мешке. Настало время для силовой, активной деятельности, способной пробудить всех к реальности, в которой мы имеем будущее с террористами, обладающими ядерным оружием.

В то время как ADL тратит деньги на планы уроков про Брюса Дженнера и поэзию социальной справедливости, в то время как UJA подмигивает и спонсирует BDS, новое поколение еще раз призывается подняться против Армагеддона.



Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё