Поиск по этому блогу

Загрузка...

Обама бьет опять

31 июля 2015

Каролин Глик, JPost

В то время как Израиль и официальный Вашингтон продолжают обсуждать сделку, заключенную недавно президентом США Бараком Обамой и аятоллами, при которой те получили 150 миллиардов долларов и гарантированный ядерный арсенал в течение десяти лет, сам Обама уже отправился в Сирию.

Обама надеялся, что соглашение с его иранскими друзьями позволит оставить нетронутым режим Асада. Но иранцы охладили его пыл.
Им не нужно, чтобы сделка с Обамой обеспечивала их интересы. Обама будет продолжать помогать им поддерживать их власть в Сирии, хотя Хезболла и остатки режима Асада не охвачены сделкой.

Холодный прием Ирана не остановил Обаму. Он отправился к своему суннитскому другу, Президенту Турции Реджепу Эрдогану.

Как и иранцы, со времени, когда вспыхнула война, Эрдоган играет центральную роль в превращении того, что началось как локальное восстание, в региональный конфликт между суннитскими и шиитскими джихадистами.

При полной поддержке Обамы, к концу 2012 года Эрдоган создал силы, управляемые его тоталитарными союзниками из Мусульманского братства.

К середине 2013 года, коалиция Эрдогана, контролируемая Мусульманским братством, затмила аль-Каиду по дополнительным источникам доходов. Они также пользуются турецкой поддержкой.

И когда летом прошлого года ИГИЛ вытеснил аль-Каиду и стал доминирующей силой суннитского джихада в Сирии, ему помогла это сделать полная поддержка Эрдогана. В последние 18 месяцев Турция была материальной, политической и экономической базой ИГИЛ.

По данным Бретта Мак-Герка, главы службы Госдепартамента, занимающейся ИГИЛ, к ИГИЛ в Сирии и Ираке присоединились около 25 тысяч иностранных бойцов. Все они попали туда через Турцию.

Большинство древностей, похищенных ИГИЛ в Ираке и Сирии, попадают на мировой рынок через Турцию. А также большая часть нефти, производимой ИГИЛ в Сирии и Ираке, вывозится контрабандой через Турцию. По данным американского казначейства, доход ИГИЛ от продажи нефти составляет от $ 1 миллиона до $ 4 млн. в день.

В мае американские коммандос в Сирии уничтожили Абу Сайяфа, главного управляющего деньгами ИГИЛ, арестовали его жену и захватили множество компьютеров и флешек из его дома. Согласно отчету, опубликованному в The Guardian на прошлой неделе, информация на флешках предоставляет неоспоримые доказательства официального турецкого экономического сговора с ИГИЛ.

Благодаря турецкой поддержке, ИГИЛ стал террористической группой с самофинансированием. Поток его доходов позволяет ему установить режим государства всеобщего благосостояния, привлекать новобранцев из-за рубежа и обеспечивать лояльность местных суннитских ополченцев и бывших баасистских сил.

Некоторые западные чиновники считали, что после нахождения твердых доказательств турецкой поддержки режима ИГИЛ, НАТО, наконец, изменит свои отношения с Турцией. В некоторой степени, они были правы.

На прошлой неделе Обама заключил сделку с Эрдоганом, изменяющую отношения Запада с Эрдоганом.

Запад, проводивший политику балансирования между поддержкой Турции и поддержкой курдов, теперь, после этого оглашения, отбрасывает свою поддержку курдов и сосредотачивается исключительно на поддержке Турции.

Курдские боевики Пешмерга, действующие сегодня в Ираке и Сирии, это единственная военная сила, добившаяся устойчивого прогресса в войне против ИГИЛ. С октября прошлого года, сирийские курды освободили расположенные вдоль границы с Турцией контролируемые ИГИЛ и находящиеся под угрозой захвата районы.

YPG, повстанческая армия Сирии, одержала свою первую крупную победу в январе, когда после затяжной, кровопролитной битвы, при поддержке ВВС США, она освободила курдский приграничный город Кобани (Айн-эль-Араб) от ИГИЛ.

В июне YPG одержала стратегическую победу над ИГИЛ, установив контроль над Таль Абьяд. Таль Абьяд контролирует дорогу, соединяющую Ракку, столицу ИГИЛ, с Турцией. Захватив Таль Абьяд, курды отрезали линии поставок в Ракку.

В прошлом месяце, журнал Time сообщил об истерической реакции Турции на захват Таль Абьяда.

Эта операция не только поставила под угрозу Ракку, но и дала курдам территориальную непрерывность в Сирии.

Победы YPG усилили положение курдов среди западных стран. В самом деле, некоторые британские и американские чиновники, как сообщалось, открыто обсуждали возможность исключения PKK, иракской коллеги YPG, из их официальных списков террористических организаций.

Победы YPG аналогично усиливают положение курдов внутри самой Турции. На июньских выборах в парламент Турции, курдская партия НDP получила 12 процентов голосов и таким образом не позволила получить парламентское большинство партии Эрдогана AKP.

Без этого большинства план Эрдогана реформировать конституцию и превратить Турцию в президентскую республику, обеспечивая свою диктатуру на долгосрочную перспективу, был поставлен ​​под угрозу.

Эрдоган был обеспокоен тем, что к середине июля курдская угроза его власти достигла неприемлемых уровней.

Затем, две недели назад, положение неожиданно кардинально поменялось.

20 июля, в Суруч, курдский город на турецкой стороне границы, в 6 километрах от Кобани, были созваны молодые курдские активисты. К ним подошел террорист-смертник и взорвал себя, уничтожив 32 человека.

Турецкие официальные лица утверждают, что смертник был турецким курдом и членом ИГИЛ. Но курды не поверили в эту ложь. На прошлой неделе законодатели HDP обвинили режим в соучастии во взрыве. А через два дня после нападения, боевики из РКК убили двух турецких полицейских из соседней деревни, утверждая, что они сотрудничали с ИГИЛ

В этот момент Эрдоган начал действовать.

После того, что Эрдоган в течение нескольких месяцев отказывался принимать участие в деятельности НАТО по борьбе с ИГИЛ, он заявил, что вступает в драку. Он начнет сражаться с "террористами" и позволит ВВС США использовать две турецких военных базы для их операций против ИГИЛ. В обмен, США согласились создать "безопасную зону" в Сирии вдоль турецкой границы.

Турецкие официальные лица поспешили объяснить, что говоря о "террористах", турки не делают различия между курдскими террористами и террористами ИГИЛ, только потому, что курды борются с ИГИЛ. Обе группы, настаивали они, представляют собой законные цели.

Эрдоган закрыл сделку, поговорив по телефону с Обамой. И сразу же отправился действовать.

Турецкие войска начали бомбить террористические цели и собирать в одно место подозреваемых террористов. Хотя некоторые турецкие бомбы были направлены непосредственно на ИГИЛ, подавляющее большинство их было нацелено на курдские силы в Ираке и Сирии.

Кроме того, турецкие силы безопасности, арестовали подозреваемых террористов ИГИЛ, их них под стражу были взяты , по крайней мере, восемь курдов.

Затем Эрдоган призвал законодателей из своей партии АКР начать криминализацию их коллег из HDP. Курдские депутаты, призвал он, должны быть лишены депутатской неприкосновенности, чтобы их можно было арестовать.

По-видимому, Эрдоган хочет, объявив войну курдам, восстановить парламентское большинство АКР. Через несколько недель, если АКР не удается сформировать правящую коалицию, а ей не удастся, тогда пройдут новые выборы. Националисты, отвергнувшие АКР в июне, вернутся в партию, чтобы вознаградить Эрдогана за борьбу с курдами.

Что касается "безопасной зоны" на севере Сирии, как считают курды, Эрдоган использует ее, чтобы уничтожить курдскую автономию. Он наводнит эту зону сирийскими арабскими беженцами, бежавшими в Турцию, чтобы разбавить курдское большинство. И он заручится поддержкой коалиции из суннитских арабских боевиков, в том числе тех, кто еще связан с Аль-Каидой, которым НАТО позволит действовать открыто в безопасной зоне.

Курды уже сообщают, что США перестали предоставлять поддержку с воздуха их силам, борющимся против ИГИЛ в приграничном городе Джараблус. На этой неделе турецкие F-16 бомбили курдские силы.

Со своей стороны, несмотря на обещание Эрдогана бороться с силами ИГИЛ, его армия, кажется, совершенно не заинтересована в отбрасывании сил ИГИЛ. У турок нет никакого плана освобождения опорных пунктов ИГИЛ Ракки или Хаскии.

Администрация Обамы представляет сделку с Турцией в качестве еще одного великого достижения.

В интервью с Чарли Роузом во вторник Мак-Герк объяснил, что сделка долгое время была в процессе становления. Процесс ее заключения начался с телефонного разговора между Обамой и Эрдоганом в октябре прошлого года и закончился их телефонным разговором на прошлой неделе.

В октябре Обама убедил Эрдогана не противодействовать поддержке американцами курдов с воздуха в Кобани и позволить США пополнять резервы бойцов YPG в Кобани через Турцию. Во-втором разговоре Обама согласился не препятствовать атакам Эрдогана на курдов.
Два года назад, в августе 2013 года, мир затаил дыхание в ожидании действий США в Сирии. В том же месяце, после длительных экивоков среди гор доказательств, администрация Обамы вынуждена была признать, что сирийская марионетка Ирана Башар Асад перешел провозглашенную самим Обамой красную черту и использовал химическое оружие против противников режима, в том числе. гражданских лиц.

Американские войска были готовы к бою. Все, казалось, было готово к атаке, но за несколько часов до запланированной бомбардировки самолетами США целей режима, Обама отменил операцию. При этом, он потерял всю сдерживающую силу против Ирана. Он также потерял весь стратегический авторитет среди региональных союзников Америки.

Для сохранения лица Обама согласился на предложение России позволить международным наблюдателям вывезти химическое оружие Сирии из страны.

Прошлым летом, администрация с гордостью объявила, что эта миссия завершена.

Она провозгласила, что комиссия ООН по мониторингу химического оружия удалила весь арсенал химического оружия Сирии из страны. Ни для Обамы, ни для его госсекретаря Джона Керри не имел значения тот факт, что к тому моменту Асад возобновил химические атаки бомбами, начиненными хлором. Хлорные бомбы - это не химическое оружие, по-идиотски заявили американцы.

Затем на прошлой неделе, ложь окончательно была разоблачена. Wall Street Journal сообщил, что по сообщениям американских спецслужб, Асад не сдал свой химический арсенал.

Скорее всего, он спрятал большую часть своего химического оружия от инспекторов ООН. Он даже сумел сохранить способность создавать химическое оружие, как бомбы на основе хлора, после того, как согласился расстаться со своим химическим арсеналом.

Асад смог обмануть, потому что так же, как ядерная сделка администрации с иранцами, отдающая решение в руки Ирана, какие ядерные объекты будут открыты для инспекторов ООН, а в какие доступ им будет недоступен, химическая сделка позволила Асаду контролировать то, что было позволено инспекторам видеть, а что нет.Таким образом, они видели только то, что он показал им.
Заключая свою сделку с Эрдоганом, Обама завершил полный круг. После вступления в должность, Обама стремился заключить сделки как с суннитскими джихадистами типа Братьев-мусульма, так и с шиитскими джихадистами типа Ирана.

Его химическое соглашение с Асадом и ядерная сделка с аятоллами позволили добиться второй из указанных целей. И сделано это было за счет арабских суннитских союзников Америки и Израиля.

Его сделка с Эрдоганом на прошлой неделе позволяет осуществить первую из поставленных целей. Она защищает интересы ИГИЛ, за счет курдских союзников Америки.

Вот так он заботится о Ближнем Востоке.Осталось 17 месяцев до ухода Обамы с поста, и по-видимому, настало время беспокоиться британцам.


Перевод: +Elena Lyubchenko 

Опубликовано в блоге "Трансляриум"

Поделиться с друзьями:

И ещё